Эял Левит: Почему я люблю свою работу

0

Жизнь, карма и погоня за счастьем

levitt2

«Записки дерматолога»

Продолжение.
Предыдущая публикация здесь

Доктор Эял Левит – сертифицированный дерматолог и косметический хирург. Когда ему было восемь месяцев, его семья выехала из Украины в Израиль, а позднее иммигрировала в Нью-Йорк. Доктор Левит окончил медицинскую школу Альберта Эйнштейна, ординатуру по дерматологии в Columbia Presbyterian Hospital (Пресвитерианский госпиталь на базе Колумбийского университета), прошел обучение в University of Pennsylvania (Университет Пенсильвании) и Columbia University (Колумбийский университет) по специальностям – лазерная, косметическая хирургия и Mohs.
Недавно Ассоциацией ASDS он был назначен руководителем одного из немногих методических центров, получивших официальное разрешение на обучение сертифицированных хирургов специальности косметическая хирургия. Он читал лекции во многих странах мира – среди них Франция (Париж), Испания и Дубай. Доктор Левит является разработчиком правил ABC Nail Melanoma, а также соавтором книг по различным темам медицины – болезни волос, ногтей, лазерная и косметическая хирургия.
Доктор Левит – автор опубликованной книги (вся прибыль поступает организации «Друзья Армии Обороны Израиля» – Friends of IDF). Увлечения доктора Левита разнообразны – это сочинение стихов и музыки к ним (которые он сам исполняет) и написание детских рассказов, а также и спорт. Он завоевал множество медалей сначала в Израиле, а затем в США, в том числе и на международном уровне. Спортивные достижения он сочетал с учебой, которую завершил с отличием со степенью 4.0 GPA по своей основной специальности. Доктор Левит живет в Нью-Йорке и здесь же занимается главным делом своей жизни – лечит нуждающихся в его профессиональной помощи.
Мы гордимся тем, что он регулярно публикуется в нашей газете.

Пока мы шли в лазерный кабинет, она объясняла:

«Я провела сеанс лазерной терапии, после которого пациентка сказала, что у нее нет чувствительности на всей щеке. Тут я услышала хлопок, почувствовала запах гари и увидела, что обгорел рукав, покрывающий провода лазерной установки».

«Никто не пострадал?» — спросил я.

«Нет. Я и пациентка в порядке, на нас обеих были защитные очки, но лазерная установка вышла из строя», — ответила она озабоченно.

Мы осмотрели все шнуры на аппарате и увидели, что металлическая обмотка нарушена, защитный резиновый слой расплавился, а на внешнем рукаве с липучкой прожглось отверстие величиной с пятак.

«Ну, этим лазером для лечения волос вы пока пользоваться не можете. У нас есть три аналогичных работающих аппарата, так что вы можете перейти на них, и нам непременно нужно вызвать лазерную фирму».

Теперь мне надо было убивать время на звонок в эту фирму, чтобы починить новый лазер, который проработал у нас менее полугода, а стоил мне более ста тысяч долларов. Я перестал мучить себя мыслями, как сильно я отстаю от своего графика, но лишь попросил в регистратуре посоветовать пациентам прийти попозже – чтобы не сидеть впустую в комнате ожидания.

Вернувшись к Кевину, я не смог скрыть недоуменной улыбки, покачал головой и поведал ему о череде неприятностей с холодильником и лазером.

«Доктор, нет никакой спешки, — ответил он спокойно. – Занимайтесь, пожалуйста, своими делами. Я готов ждать Вас вечно».

Подобные слова будят во мне чувства вины, незначительности и неполноценности.

«Я уже со всем разобрался и в полном Вашем распоряжении», — заверил его я и сел напротив.

«Знаете, доктор, я не пью уже более двадцати лет, но всякий, кто меня видит, непременно спрашивает, не выпиваю ли я».

Сейчас мы не говорили о его обширном раке кожи, поразившем полщеки и требующем подтяжки лица. Речь шла о носе, красном и явно увеличивающимся. Это состояние, которое вследствие ряда факторов влияет на кожу у людей с генетической предрасположенностью, наблюдается практически поголовно у ирландцев и называется розацеа (розовые угри).

У этого заболевания множество форм: от простого покраснения и гиперемии кожи, прыщей и кист до плотных бляшек и картофелевидного носа, как у сказочного персонажа красноносового олененка Рудольфа. И хотя у Кевина еще не было такого носа, как у Рудольфа, ему казалось, что он уверенно к тому движется.

Причина непропорционального увеличения носа в жировых железах (сальных железах), которые чрезмерно увеличиваются и наиболее заметны на тех участках, где есть большие поры, то есть на носу. Из известных людей этим заболеванием страдает президент Билл Клинтон, известный финансист Д. П. Морган, а еще мой друг Кевин.

Я рассказал Кевину об исследовании, которое я докладывал на недавнем дерматологическом конгрессе в Испании и за которое был награжден. Суть той работы, как я объяснил Кевину, состояла в том, что малые дозировки витамина А в препарате Аккутан помогают замедлить рост носа, а также избавиться от прыщей и покраснения лица.

Воспоминания о титанах в этой области, с которыми мне посчастливилось столкнуться – д-ром Альбертом Клигманом (изобретателем ретина-А из Университета Пенсильвании), д-ром Джимом Лейденом и добрейшим д-ром Шалита, скончавшимся недавно, прошелестели в моей голове, подобно ностальгическому теплому летнему ветерку.

Я составил план лечения Кевина и только тогда осознал, что я за весь день ни разу не зашел в туалет.

Путь мой лежал мимо регистратуры, и я оглядел комнату ожидания: извинился перед сидящими там, поздоровался с теми, кого знал. Пришедшая ко мне на прием врач подошла к стойке регистрации и ответила:

«Я Вас терпеливо жду».

Она улыбнулась, я улыбнулся в ответ и поблагодарил за долготерпение. Но тут мой взгляд наткнулся на женщину, сидевшую в отдаленном углу. Она прикрывала рот носовым платком, а из глаз ее текли слезы.

Я прошел дальше, но не мог отвязаться от мысли о плачущей женщине. Не ждет ли она моего пациента с метастазирующей опухолью? Или у нее самой неизлечимое заболевание, с которым мне придется иметь дело в самом ближайшем будущем? И смогу ли я помочь ей?

levit-pub-14

Через несколько пациентов очередь дошла до терпеливой докторши.

«Эяль, мне очень тревожно! Я принимала стероиды, но сыпь на ягодицах не проходит. Она у меня уже больше недели, совсем не беспокоит, надеюсь, это раздражение от купальника».

Я улыбнулся ей. Я уже знал, что это, поскольку заметил красные и коричневые пятна сбоку на бедре и на ягодице.

«Ничего страшного», — заверил я ее.

У нее когда-то был рак кожи на лице, который я когда-то удалил, а потом и ряд предраковых поражений, так что не удивительно, что сыпь ее напугала, и она решила срочно мне показаться.

«Вы выпили перед бассейном?» — спросил я.

Она посмотрела на меня нерешительно (неужели я ее осуждаю?), но ее неуверенность довольно быстро исчезла, уж слишком хорошо она знала, что не в моем стиле судить своих пациентов. Она улыбнулась:

«У меня такие напряженные дни, что я всегда позволяю себе рюмку водки вечером, чтобы расслабиться».

«Взболтать, но не смешивать? – добавил я с улыбкой (я люблю фильмы про Джеймса Бонда). Она явно не врубилась. И это объяснимо, ведь вовсе не все помешаны на Бонде.

«В напитке был лайм?», — продолжил я.

«Да, я всегда его добавляю».

Медсестра и студент, проходивший у меня практику, слушали мои вопросы с недоумением.

«Это называется фитофотодерматит, — пояснил я. – И произошел он от того, что Вы прикасались к бедрам руками, испачканными лаймом, а потом воздействие солнца на химические вещества, содержащиеся в лайме, вызвало локальный ожог кожи».

«Знаете, а ведь муж именно так и спросил: ‘Кто трогал твою задницу?’ – поскольку он увидел там отпечатки пальцев».

Я рассмеялся:

«По крайней мере, все не так плохо, как в моем предыдущем случае, когда я должен был писать письмо жене врача (она и сама врач), которая усомнилась в муже, вернувшемся из поездки с отпечатками пальцев на спине. Все выглядело так, как если бы кто-то вытатуировал свои объятья у него на спине. Он клялся, что не изменял ей в поездке, и жена неумолимо требовала развода – пока я не доказал ей, что это следы его собственных рук, и не объяснил сути процесса. К счастью, Вы были с мужем, когда эти пятна появились».

Продолжение следует
Подготовила Наоми Зубкова

Eyal Levit, M.D., F.A.A.D., F.A.C.M.S.
Diplomate, American Board of Dermatology
Associate Clinical Professor , Columbia University
Adjunct Associate Clinical Professor, Mt. Sinai School of Medicine
Fellow American College of Mohs Micrographic Surgery and Cutaneous Oncology

logofAdvanced Dermatology Laser & Cosmetic Surgery
1220 Avenue P, Brooklyn, NY 11229
(718)375-7546

levitdermatology.com

Предыдущие публикации:

Почему я люблю свою работу. Продолжение (EM1308)
Почему я люблю свою работу. Продолжение (II)
Почему я люблю свою работу. Продолжение
Почему я люблю свою работу. Начало
Эял Левит: До свидания, но не прощайте…
Сердце матери знает лучше. Записки дерматолога
Этюды врачебных будней (II). Записки дерматолога
Этюды врачебных будней (I). Записки дерматолога

Sponsored

Об авторе

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0