Этюды врачебных будней. Записки дерматолога

0
Эял Левит

Эял Левит

Продолжение. Начало тут

На примере яблока

– Я пришла к вам из-за яблочка, — такие слова я услышал от пациентки.
Я посмотрел на сидящую в кресле женщину и невольно улыбнулся: обычно пациенты приходят по рекомендации других врачей или, увидев удачные результаты лечения, по совету других пациентов. Но такую причину обращения к врачу я услышал впервые. Она обратилась ко мне после удаления рака кожи в области носа. Лечение проводил другой доктор. Через 6 месяцев после операции у больной по краю шва образовался струп, который уже несколько месяцев не рассасывался. Тогда доктор не обратил внимания на жалобы и беспокойство и лечение не возобновил. И вот она пришла ко мне с просьбой «очистить нос», как я это сделал с яблоком…
Женщина имела в виду телевизионный ролик, где я, стараясь показать преимущества техники Mohs при послойном иссечении опухоли кожи, для наглядности провел аналогию с удалением гнилых участков в яблоке.
image001Случай этот забылся, но всплыл в памяти снова примерно через неделю, когда ко мне (по рекомендации моего бывшего профессора и замечательного дерматолога) обратилась пациентка, жена одного кинопродюсера. Ей понадобилась консультация по поводу рака кожи на лице.
Это была моложавая, без косметики, женщина около 50 лет. Она нервно ходила по кабинету, но, увидев, что я приближаюсь к ней, моментально села в кресло, игнорируя удивление и изучающий взгляд — наконец-то состоялась встреча с доктором, о котором она много слышала. Я вымыл руки и приступил к осмотру.
На правой щеке пациентки находилось розовато-красное образование, приподнятое над поверхностью кожи, размером чуть меньше 1 см. На его поверхности были видны мелкие кровеносные сосуды, а на одном из краев — белесый шрам (результат операции, проведенной более 6 месяцев назад). Я продолжил осмотр остальных участков лица пациентки. Светлая от природы кожа этой голубоглазой блондинки была отмечена красными и коричневыми пятнами, поры увеличены. Некоторые пятна сухие и шершавые на ощупь.
На участке нижнего века, где кожных пор практически нет, при определенном освещении можно было увидеть небольшое углубление. На лбу, щеках и на носу — прыщи, расцарапанные или содранные — по-видимому, результат rosacea (генетической предрасположенности к сыпи и покраснениям), усилившейся из-за стресса, после того как был поставлен диагноз рака кожи. Видны еле заметные морщинки на лбу и между бровями, вероятно, появившиеся вследствие последних переживаний.
Диагноз был мне ясен. Окончив осмотр, я расположился в кресле напротив женщины и, стараясь приободрить пациентку, спокойно рассказал ей и ее мужу о своих выводах. В частности, о том, что обнаружил участки кожи, за которыми надо следить особенно внимательно, постоянно консультируясь со своим дерматологом. Я напомнил, как важно лечение кожной патологии на самых ранних, предраковых этапах ее развития, до перерождения в злокачественное заболевание.
В случае если рак кожи уже образовался, наша главная задача — обнаружить его как можно скорее, когда еще применимы разные способы лечения: гораздо меньше шансов на то, что по завершении лечения останутся какие-либо следы.
– Вы знаете, — сказала пациентка, — меня осматривали разные доктора. Что только они не использовали — и обручи, которые надевали себе на голову, и линзы, и маслa, но ни один из них так скрупулезно не проводил осмотр и ни один из них так доступно не рассказал мне о состоянии моей кожи, как это сделали вы.
Женщина добавила, что девять месяцев тому назад рак кожи ей попробовали удалить при помощи электрокоагулятора, который некоторые пациенты неправильно именуют «лазером». Ее уверили, что все злокачественные клетки были удалены. Но через полгода на том же месте она обнаружила новое образование, которое не исчезало более месяца. После консультации с очередным дерматологом, который произвел биопсию, показавшую рецидив, пациентка была направлена ко мне на операцию Mohs с последующим косметическим исправлением шрама. Обе операции прошли успешно. Уставшая, но довольная окончательным результатом, пациентка поблагодарила меня и моих ассистентов за проделанную работу.
По дороге домой я вспомнил о том, как когда-то наблюдал за покупателями, выбиравшими овощи и фрукты на рынке. Например, они брали яблоко, внимательно осматривали его, поднимая к свету, изучали цвет, нажимали на него, одобряли или не одобряли качество. И либо клали его в корзину, либо возвращали на прилавок… По арбузу хлопали, вертели в руках и снова похлопывали…
Особо привередливые покупатели даже прикладывали арбуз к уху, а в Израиле, где существует культ арбузов, я видел, как, похлопывая по нему ладонью, прослушивали его с помощью стетоскопа…
Мне всегда хотелось овладеть искусством этих покупателей, чтобы при помощи чуткого прикосновения и оценивающего взгляда научиться отличать хорошие яблоки от плохих, спелые и здоровые — от больных и гнилых. Тогда я даже не мог и представить себе, что когда-нибудь умение отличать больное от здорового станет смыслом моей жизни и моя способность разбираться в проблемах кожи будет восхищать других.

Белые пятна на коже

889478В реальной жизни большинство случаев в медицинской практике совсем не просты и не могут быть оценены по принципу «черное и белое», даже если на первый взгляд они так и выглядят. Но не надо только верить мне на слово. Позвольте рассказать вам о двух эпизодах из моей практики. При поверхностном знакомстве они казались «черно-белыми», но…
В начале мая 2007 года ко мне обратилась симпатичная девушка 21 года, индианка. Она жаловалась на появление все новых и новых белых пятен на лице и на всем теле в последние десять месяцев. Девушка отрицала использование каких-либо диет или наличие кожных раздражений, которые могли бы предшествовать образованию этих белых пятен. Через шесть месяцев намечалась ее свадьба. Родители девушки были в слезах, беспокоясь, что свадьба может сорваться и что никто и никогда не захочет жениться на их дочери. Её уже обследовали три врача, а двое из них лечили ее от грибка и от экземы. Третий доктор сказал, что у нее vitiligo (витилиго) и что от этого недуга излечиться невозможно. После услышанного стресс у пациентки оказался настолько сильным, что у нее стали выпадать волосы, а ногти на руках деформировались от постоянного обкусывания кожицы вокруг ногтей.
Когда после детального обследования я пообещал ей помочь, то и она, и ее семья были настроены скептически. Vitiligo — это образование пятен молочно-белого цвета на кожном покрове. Интересно, что у темнокожих народов наличие таких пятен расценивается как клеймо проклятия. Никто не хочет общаться с такими, жениться на них или просто дружить с ними…
Известно, что vitiligo — не инфекционное заболевание. Так что же порождает этот феномен? Вообще-то, ответ на вопрос довольно прост… А вот как насчет Майкла Джексона, всем известного певца? Хотел ли он стать белым, как мне говорили, когда я был еще подростком, или все же у него было vitiligo? И если он со своими деньгами и славой не смог вылечиться, то кто такой я, чтобы обе­щать пациентке улучшение?
Поражение кожи при vitiligo напоминает белесые пятна при проказе — другом встречающемся в Индии и Пакистане заболевании. Так, в случае проказы появление белых пятен может служить первым вестником развития медленно разрушающего организм инфекционного и порой уродующего недуга. Вот почему для жителей этих стран иметь белые пятна на коже так невыносимо тяжко.

Продолжение следует
Эял ЛЕВИТ

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0