Уйти нельзя остаться О ситуации в Афганистане

13

Что можно сказать о ситуации в Афганистане, так это то, что она теперь вроде былой вьетнамской. В политическом и морально­психологическом смысле весьма тягостная, и достойный выход из нее не просматривается, ибо с одной стороны так, а с другой — иначе, все правы и все неправы — налицо дезориентация. Поэтому в заголовке у меня нет запятой — не знаю, где ее поставить.

Как известно, война режиму талибов в Афганистане была объявлена в ответ на теракт, совершенный против США 11 сентября 2001 года. Причем не сразу, а после того как «Талибан» отверг требование выдать находившихся под его покровительством террористов «Аль-Каиды» во главе с бин Ладеном. Вряд ли можно усомниться в правомерности этой войны, целью которой было свержение режима талибов и искоренение «Аль-Каиды».

Поначалу цель казалась достижимой. Главные военные силы талибов были быстро разгромлены ударами с воздуха и оперативными действиями наземных спецподразделений американских войск. Большую помощь им оказали поднявшиеся против талибов боевые отряды моджахедов Северного альянса, состоявшие в основном из таджиков и узбеков. Они на что-то рассчитывали, но удовлетворение их чаяний в планы США и международной коалиции, очевидно, не входило, что потом и оттолкнуло лидеров Северного альянса в оппозицию. Как мне теперь представляется, это было серьезной стратегической ошибкой США.

Из Древнего Рима пришла к нам максима divide et impera — разделяй и властвуй, многократно проверенный принцип управления неоднородными сообществами. Афганистан именно таков. Посмотрим на его этническую карту. Южная половина страны, прилегающая к границе с Пакистаном, заселена пуштунами. Их примерно 12 миллионов, это 40% всего населения страны. Они сунниты, здесь и прижился «Талибан». И вот что важно — в Пакистане родственных пуштунских племен еще больше, чем в Афганистане, так что критически важно было закрыть для талибов афгано-пакистанскую границу. Пока во главе Пакистана был генерал Мушарраф, это как-то удавалось, затем ситуация стала меняться, и к настоящему времени отношения США с Пакистаном так испортились, что границу уже закрыли, но не для талибов, а для американцев.

Вся северная половина страны заселена народами, не близкими пуштунам, а то и враждебно к ним настроенными. Это таджики, примерно 30% всего населения страны (этнически они близки к персам, но если персы в Иране — шииты, то эти в основном сунниты), узбеки — 8%, хазарейцы (монгольского происхождения, шииты) — 8%, туркмены и другие народности.

Не менее контрастна и языковая карта Афганистана: пуштуны говорят на пушту, таджики — на фарси, узбеки и туркмены — на своих языках тюркской группы и т.д. Вот бы их разделить или хотя бы отделить от пуштунов, но в планах США и коалиции изначально было стремление сохранить территориальную целостность Афганистана, вместо «разделяй и властвуй» они взялись их объединять кормлением и внедрением демократии. Собрали Совет старейшин (Лойя-джирга), провели в президенты весьма сомнительного пуштунского деятеля Хамида Карзая (в прошлом связанного с талибами), потом устроили первые в истории страны демократические выборы, чем очень гордились. Однако, прямо скажем, демократия по-американски так же чужда афганцам, как до того навязывавшийся им советский социализм.

Талибы активизируют боевые действия, их уже признают, с ними стараются договориться. Карзай обвиняет военных США и коалиции в убийстве мирных жителей. Дошло до того, что он потребовал от американских военных прекратить боевые рейды в ночное время. А именно под покровом ночи талибы меняют позиции, проникают, куда хотят, готовят террористические акты, закладывают фугасы на дорогах, причем наверняка с участием не такого уж мирного населения.

Американский же солдат поставлен в положение, когда уже опасается не только пули врага, но и кинокамеры вездесущего американского журналиста, который его в чем-то может обвинить. Между прочим, сержанта Роберта Бэйлса, обвиненного в убийстве 16 мирных афганцев, арестовали не афганские власти, а сами американцы. Они и объявили об этом во всеуслышание. Весь мир негодует, президент США приносит извинения, убийства наших солдат «мирными» афганцами и зверские расправы с журналистами под этот шум забыты…

В связи с нынешним скандалом я вспомнил, как когда-то удивлялся тому, что в ходе войны во Вьетнаме сами американцы арестовали своего лейтенанта Келли и судили его по обвинению в убийстве мирных жителей. Шум на весь мир был тогда вроде нынешнего. Раз так, подумал я, американцы войну проиграют. И действительно, это был верный симптом пораженчества.

О кошмаре в деревне Сонгми, разгромленной американской военщиной, трубила советская пропаганда, а западные «голоса», которые мне удавалось слушать, занимались самобичеванием по поводу гибели мирного населения. Как я себе представлял, исходя опять же из того, что нам показывали по советскому телевидению, мирного населения во Вьетнаме не было — нам показывали, как все, включая стариков, женщин и детей, поднялись на войну с американскими захватчиками. Не скажу, что вполне этому верил, но знал, что партизаны с севера на «тропах Хо Ши Мина» активно вовлекали в свою террористическую деятельность мирное население Южного Вьетнама. Под угрозой расправы. Иначе бы, наверно, не победили.

Теперь я в Интернете нашел более или менее объективные данные о случившемся в то время. Взвод лейтенанта Келли принимал участие в спецоперации против партизан Вьетконга и на подходе к деревне попал на подготовленное для него минное поле. Потеряв убитыми и ранеными каждого пятого, взвод ворвался в деревню и дал там бой, за который получил благодарность командующего американскими войсками генерала Уэстморленда. Однако после доноса пилота вертолета сопровождения и вмешательства знаменитого американского журналиста началось следствие с привлечением солдат к ответственности. Козлом отпущения стал лейтенант Келли. Ему инкриминировали отдачу преступного приказа и личное участие в убийстве 22 человек. Трибунал приговорил его к пожизненному заключению. Потом, правда, его заменили 20-летним сроком заключения, затем срок снижали, кончилось домашним арестом и помилованием. На вопрос, раскаивается ли он в содеянном, Келли ответил: «Мы не входили в деревню убивать людей. Мы шли туда уничтожать коммунизм. Поэтому меня не преследуют кошмары». Мне понятны чувства несчастного бывшего лейтенанта и вообще солдата на войне.

Война всегда жестока. Недаром говорится: на войне как на войне. По-хорошему не получается. Особенно на войне партизанской, когда в нее вовлечено практически все население страны. Так было во Вьетнаме, так теперь в Афганистане. И вывод такой: или воевать без оглядки на кинокамеры, или уходить. Но столько жертв принесено, столько денег ухлопано — уходить, не добившись цели, обидно.

Очень серьезно прозвучало теперь заявление российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в интервью афганскому телеканалу: американцы, оказывается, не имеют права уходить из Афганистана, «пока не исполнят в должной мере мандат Совета Безопасности ООН, на основании которого они были введены в эту страну». «Международные силы, — отметил Лавров, — были введены в Афганистан, чтобы создать в стране стабильное правительство и адекватные оборонные силы, и им не следует покидать страну до тех пор, пока эта задача не будет решена». Тут уже слышится задание Соединенным Штатам от имени России: создать в Афганистане «стабильное правительство и адекватные оборонные силы», поскольку «Россию особенно заботит активизация повстанческого движения», когда «террористы все сильнее давят на север и проникают в страны Центральной Азии, являющиеся соседями России».

Озабоченность России опасностью исламистского возгорания своего среднеазиатского подбрюшья вполне понятна, но вряд ли правительству США следует принимать это в расчет и брать на себя работу во благо России. У Америки в Афганистане свои задачи, и время вносит в них коррективы. В геополитическом смысле это важный регион в центре Азии: с севера недалеко Россия, с запада — Иран, с юга — Пакистан, с востока — Индия, Китай. Раз уж вошли в Афганистан, надо бы там закрепиться.

Г-н Лавров настороже. «Странно, — вещал он афганцам с телеэкранов, — что Вашингтон настаивает на выводе американских сил в 2014 году и при этом весьма целенаправленно обсуждает с Афганистаном сохранение четырех или пяти военных баз после 2014 года… Если вам требуется сохранить военное присутствие, значит, вы продолжаете реализацию мандата Совета Безопасности. Если вы не желаете исполнять мандат или считаете, что уже сделали это, но по-прежнему желаете создавать и сохранять военные базы, это кажется мне нелогичным».

У каждого своя логика, но у Лаврова, кроме его логики, есть еще и довод: «Россия имеет право требовать полноценного исполнения мандата — благодаря поддержке, оказанной ею миссии НАТО при обеспечении транзита через российскую территорию… Северный маршрут (после отказа Пакистана пропускать грузы в Афганистан через свою территорию. — С.И.) стал основным путем снабжения Международных сил содействия безопасности в Афганистане — через него доставляется порядка двух третей всех грузов… Мы убеждены, что это наш вклад в выполнение мандата, который международные силы получили от Совета Безопасности ООН, и мы имеем право требовать исполнения этого мандата». Все от Америки чего-то требуют, они же ее и ругают.

Затянув войну в Афганистане сверх всяких сроков, не воюя там по-настоящему, навязывая армии не свойственную ей задачу насаждения демократии в бедной, отсталой и дикой стране, меняя на ходу стратегию и тактику выполнения своей миссии, смещая одних и назначая других генералов-командующих и ограничивая их инициативу, политики довели ситуацию до такого состояния, что в отчаянии можно сказать, что лучше было бы туда вовсе не соваться. Но десятилетие назад не отмотаешь, и нынешнему нашему президенту предстоит решение, которое он, вероятнее всего, до проведения выборов не примет, ибо в предвыборной борьбе любое из возможных решений действующего президента поведет к ухудшению его шансов на переизбрание. В шахматах такая ситуация называется цугцванг. Постоянно критикуя предшественника, Обама все свои почти уже три с половиной года в Афганистане движется все той же безнадежной дорогой к цугцвангу, которую получил в наследство от Буша. Вернее сказать, даже не движется, остановился, а движется время и цейтнот близок.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 4,75 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Семен Ицкович

Автор Семен Ицкович

Чикаго
Все публикации этого автора

1 комментарий к “Уйти нельзя остаться О ситуации в Афганистане

  1. «Что можно сказать о ситуации в Афганистане, так это то, что она теперь вроде былой вьетнамской.»
    Ситуация эта была и до входа в афганистан, это было понятно любому кто знает историю о том что случилось с красной армией в афганистане. Не смотря на рекламу, американские солдаты ме лучше советских, а советские солдаты имели гораздо больше возможностей исстреблять афганских мусульман. Советских солдат не сковывали политкоректным ведением боевых действий, они могли стрелять в любого кто был угрозой, будь то ребёнок или старик. И тем не мене советский союз с позором покинул афганистан. Это ожидает и америку, если абсолютно все мусульмане живущие на территории афганистана не будут истреблены. Но даже и в этом случае, под знаменем мирового джихада в афганистан будут приходить всё новые мусульмане из других стран. В интересах америки вести войну в афганистане, так как позорно уйдя оттуда, джихад только наберёт обороты в самой америке. Это уже происходит в европе и россии. А в израиле этот джихад никогда и не прекращался.

Обсуждение закрыто.