Мой брат Владимир Матлин

Рисунок17

2 сентября умер мой брат, писатель Владимир Матлин. Для друзей он был просто Володя, а в семье ещё проще — Вадик. Фактически смерть пришла к нему утром второго августа, в день его рождения, когда ему исполнился девяносто один. После этого его организм физически существовал ещё месяц, вселяя в родных отчаяние и небольшие надежды на чудо, которого не произошло. Умер брат, и с ним вместе умерла часть меня самого. Я не могу представить жизни без него. Он был не просто братом, он был моим самым близким другом. 

Сегодня вся его жизнь проносится у меня в памяти, начиная с того времени, когда он, второклассник, делал уроки, а я, четырёхлетний, сидел по другую сторону стола, вглядываясь в его тетрадь и пытаясь постичь мистику букв. 

Десятки лет спустя, когда моего брата просили рассказать свою биографию, он начинал так:

– По-настоящему счастливыми были первые пять лет моей жизни. Потом родился этот (жест в мою сторону), и жизнь кончилась. Я перестал быть центром внимания. О дальнейшем не стоит говорить. 

Это была дежурная шутка. На самом деле мой брат прожил счастливую, интересную жизнь, наполненную яркими эмоциями и событиями. Из девяносто одного года первые сорок два (в том числе пять счастливых ранних лет) он жил в Советском Союзе, а последующие сорок девять — в Америке. Можно было бы сказать, что мой брат был настоящим американцем. Но нет, не настоящим: он думал по-русски, писал по-русски, говорил с женой и дочкой по-русски, пил водку по-русски. Хотя, русским я тоже не могу его назвать. У него была еврейская душа. 

С 1949 по 1953 год он учился в Московском юридическом институте. Там в юные студенческие годы его настигла сокрушительной силы любовь к своей сокурснице Ане Друкер, любовь, сопровождаемая такой же силы взаимностью. Эта страсть не ослабевала в течение их всей последующей жизни. Всю жизнь они оставались молодожёнами. В апреле прошлого года у них был редкий юбилей: этому небесному браку исполнилось 70 лет! 

В Советском Союзе Владимир Матлин работал в кино, на Московской студии научно-популярных фильмов. Он редактировал широко известный киножурнал “Клуб кинопутешественников”, который многие из нас помнят. Он писал сценарии научно-популярных фильмов. Редактировал сценарии других авторов. Он много всего делал. Но я хочу также сказать о том, чего он НЕ делал. 

Он не вступал в сделку со своей совестью. 

Он не писал сценариев про детство Ильича или про высокие надои молока в Краснодарском Крае, хотя мог бы на этом хорошо и бесхлопотно зарабатывать. Он выбирал сложные, глубокие темы, как правило, не проходные и не удобные для советской цензуры. 

Стоит упомянуть один из фильмов, снятый по его сценарию в начале 70-х годов режиссёром Цукерманом. В фильме всего два действующих лица, и обе роли играет Смоктуновский. Фильм называется “Ночь на размышление”. Это размышление о личной ответственности человека. О нравственности индивидуума, живущего в безнравственном обществе. В фильм включены документальные кадры из нацистской хроники, показывающие, как беснуется толпа молодых людей, сжигая книги. Эти молодые люди не чувствуют угрызений совести; наоборот, они горды и счастливы, потому что поступают как все. А главное — они не несут ответственности. За их поступки отвечает общество и лично товарищ фюрер. В Советском Союзе это вызывало подозрительные ассоциации. Фильм положили на полку, и в советские времена он на экранах кинотеатров не появлялся. 

Два года спустя, в 1975 году, когда авторы фильма уже были в Америке, этот фильм был показан на Международном кинофестивале в Лос-Анджелесе и получил какую-то престижную премию в своём жанре. В ответ на это советская делегация, возглавляемая великим гимнописцем, папашей Михалковым, заявила протест. Мы тогда смеялись на весь Лос-Анджелес. 

Чего ещё НЕ делал Владимир Матлин? Он не состоял в партии. Это было непросто, учитывая, где и кем он работал. В Советском Союзе люди, служившие в прессе, в кино и на телевидении, считались работниками идеологического фронта, а следовательно, обязаны были состоять. (Впрочем, там чуть ли не каждый человек с высшим образованием считался работником идеологического фронта, кроме, разве что врача-проктолога.) Но Владимир умудрился не состоять, рискуя своей карьерой. И так, “не состоявший”, 49 лет назад он вместе с семьёй уехал из Союза. 

В Америке Владимир Матлин состоялся в новом качестве — как журналист и как писатель. Более 20 лет он работал на “Голосе Америки” под прозрачным псевдонимом Владимир Мартин. Там же под своим девичьим именем работала Анна Матлина. Те, кто жили в Союзе в 70-е, 80-е и 90-е годы и слушал “Голос Америки”, могут помнить их имена и голоса. Владимир вёл еврейскую программу. Он рассказывал своим бывшим согражданам-евреям о культуре, к которой они имели прямое отношение и с которой в большинстве своём не были знакомы: о еврейской религии и морали, еврейских традициях, праздниках. 

Однажды, в конце 80-х годов, Еврейская федерация центрального Нью-Джерси присудила “Голосу Америки” ежегодную премию защиты гражданских прав, которая формулировалась примерно так: “За образовательную деятельность, повышающую самосознание советских евреев”. Может быть, вы не видите в этом ничего необычного, но на самом деле это был совершенно беспрецедентный случай. Федеральные службы принято поносить. В лучшем случае — игнорировать. А уж дать премию, да кому — политическому агентству правительства, разжигающему холодную войну?! Да кем — частной еврейской либеральной организацией! Это было уму непостижимо. Тем не менее премию присудили. И это была заслуга одного человека — Владимира Матлина. 

В Америке глазам писателя Владимира Матлина открылась тематика, которая его увлекла и которая сделала его тем особым писателем, каким он стал. Эта тематика полна человеческих страстей, страданий, радостей, трагедий, сломанных судеб и возрождённых жизней. Это — тематика нашего исхода из Советского Союза. 

Интересно одно явление. Русская иммигрантская литература существует давно, её начало можно вести с писем князя Курбского к Ивану Грозному. В Советском Союзе она была, естественно, под запретом и потому вызывала страстный интерес у читателей. Но вот — закончилась советская власть, и наступило “недержание” свободы печати — издавай что хочешь. Читай что хочешь. Тут, казалось бы, и должен был увянуть интерес к эмигрантской литературе: кому нужны её плоды, если они не запретные? Но произошло непредвиденное. Не кончилась эмигрантская литература, и не завял интерес к ней в России, а наоборот — в ранние постсоветские годы расцвёл пышным цветом. Почему — не берусь судить. Скажу только, что пять книг рассказов Владимира Матлина выпустило в Москве издательство Захарова, в те годы одно из самых престижных российских издательств.

Рассказы Матлина — это про нас с вами. Про наши иммигрантские заботы, горести и радости, про нашу смелость и нашу трусость, про наше мучительное вживание в новую культуру, словом, про всё, чем мы живём и дышим. Рассказы Владимира Матлина заставляют нас взглянуть на себя со стороны и задуматься над нашими удивительными судьбами. Многие из этих рассказов заставляют нас плакать, многие — смеяться. А так как вся наша жизнь состоит из слёз и смеха, я считаю, что мой брат выполнил свой долг перед человечеством.

И вот, оглядываясь на нашу жизнь, точнее, на наши две параллельные и в то же время переплетавшиеся жизни, я понимаю, что братья не умирают. И он, мой единственный Вадик, будет со мной всегда — столько, сколько мне суждено жить. Прощай, брат! Спасибо, что ты жил! 

Александр МАТЛИН

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 10, средняя оценка: 4,60 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *