«Пламенные звуки» первых указов Байдена

Clip2Net Menu_210129184942rrrrrrrrrrrrrr

«Молчите, пламенные звуки, И колебать престаньте свет; Здесь в мире расширять науки Изволила Елисавет», — написал без малого триста лет назад русский ученый и поэт, а по прохождению архангельский мужик Михайло Ломоносов на день восшествия на Всероссийский престол Её Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны. Примерно так же принимают наши прогрессисты инаугурацию 46-го президента Соединенных Штатов Джо Байдена, на светлом образе которого нет пятен, не считая, конечно, черной антивирусной маски. В борьбе с пандемией Байден полностью полагается на науку, чему неслыханно обрадовались доктора Энтони Фаучи и Дебора Беркс, мигом вспомнившие, как тяжко им приходилось при деспоте Трампе, который больше верил себе, чем ученым.

Заполучив страну минимум на четыре года, президент Байден первым делом обосновался за президентским столом в Овальном кабинете Белого дома и принялся за указы, призванные показать его народу, кто в доме хозяин. Как гласит федеральный регистр, «президент Соединенных Штатов руководит работой исполнительной ветви правительства через исполнительные указы (Executive orders), которые под его подписью не требуют одобрения Конгресса.

В первый день власти Байден подписал 9 таких указов, во второй — еще 8, в третий — 2, и пошло-поехало… Для сравнения можно вспомнить, что президент Трамп в январе 2017 года подписал 4 указа; Обама в январе 2009 подписал 4; Буш-младший в январе 2001 подписал 2 указа, Клинтон в январе 1993 тоже 2; Буш-старший в январе 1989 подписал 1 указ, а его предшественник Рейган в январе 1981 года подписал два Исполнительных указа — «Об изменении контроля за сырой нефтью и нефтепродуктами» и «О прекращении программы регулирования зарплаты и цен».

О своих первых указах Джо Байден говорил и до инаугурации. Первым делом он обязал граждан носить маски в федеральных учреждениях и во время полетов; отменил депортацию нелегалов и запрет на въезд подозрительных исламистов; вернул США в Парижское соглашение по климату и во Всемирную организацию здравоохранения, во имя избавления Америки от «системного расизма» и гендерного неравноправия снова разрешил трансгендерам военную службу и подписал исторический указ «О предотвращении и борьбе с дискриминацией на основе гендерной идентичности или сексуальной ориентации». Под «сексом» в данном случае имеется в виду не занятие, а выбор.

Одним из первых указов президента Байдена стала отмена указа Трампа, отменяющая принятую при Обаме подготовку федеральных служащих и подрядчиков в «здоровом» расовом духе (Critical race theory или CRT). Профессор Манхэттенского института и автор консервативного City Journal Макс Иден называет этот указ «мрачным напоминанием американцам, не замечающим разницу крови». Иден отмечает, что указ Байдена федеральный, а поэтому законодателям штатов выполнять его не обязательно. Теория CRT предлагает видение мира во всех его проявлениях, от общества и экономики до образования, культуры и науки, через призму укоренившегося в США «системного расизма». Это, естественно, белый расизм, на котором стоят основные ценности американского образа жизни, а всякое расовое инакомыслие подавляется и преследуется.

Год назад журнал New York Times Magazine выпустил масштабный «Проект 1619» об истории расового неравенства. В августе 1619 года в порт британской колонии Вирджиния вошел первый корабль с африканскими рабами, и эту дату авторы проекта предлагают считать первым днем истории Соединенных Штатов. Сенатор, а сегодня вице-президент, Камала Харрис в своем Твиттере назвала этот проект «убедительным и необходимым сведением счетов с нашей историей», так как «мы не можем понять и решить сегодняшние проблемы без правды о том, как мы пришли к ним». Бывший спикер Палаты представителей республиканец Ньют Гингрич в своем Твиттере написал, что даже советская газета «Правда» никогда «не была такой лживой, как эта попытка написать ‘историю слева’ «.

По мнению профессора Идена, «теорию» CRT нельзя опровергнуть, так как любое возражение будет считаться проявлением если не «белого расизма», то чувством «белой вины» за отнятые у черных социальные привилегии. Предусмотренные этой теорией «курсы повышения квалификации» федеральных служащих устанавливают стандарты преподавания в вузах и школах, поведения на работе и в быту. Программа предусматривала проведение многодневных семинаров, которыми руководят высокооплачиваемые знатоки того, как белый расизм губит малейшие ростки всего черного, и почему белые служащие были, есть и будут в душе расистами.

Отменив эту программу, президент Трамп в своем указе пояснил, что «политика Соединенных Штатов не в развитии расовых или гендерных стереотипов на федеральных рабочих местах и не в выдаче грантов на подобные цели». И вот появляется президент Байден, который возвращает CRT под девизом, что это поможет объединить Америку. Объединить, еще больше разъединяя. Объединить путем отказа от истории и культуры части населения, которое пока большинство, хотя это больше ничего не значит. Объединить, разрушая памятники и меняя названия улиц и даже городов в угоду части населения, заслуга которой только в том, что ее привезли в Америку против ее воли. Макс Иден называет все это постыдным, но не безысходным.

На уровне штатов у законодателей и исполнителей остается власть принимать другие решения, хотя и это никак не приведет к единению между «красными» и «синими» штатами. Пресса тоже не большой помощник, так как, по словам профессора Идена, местные журналисты больше заняты сведением политических счетов, чем борьбой за социальную справедливость против откровенно расистской теории. Не участвовать в этой борьбе значит проиграть и согласиться, что общество судит о гражданах прежде всего по их цвету кожи.

Но и вступить в эту борьбу — пока дело безнадежное. Это отлично понимают те, кто посадил за президентский стол в Овальном кабинете достославного Джо Байдена, положив справа от него стопку указов, смысл которых еще откликнется эхом просвещенной обамовщины. На первых предвыборных дебатах Трамп и Байден говорили на эту тему, и крупнейшее в США некоммерческое новостное издание NPR пришло к заключению, что «Обучение расовой чуткости — не расизм». Издание пояснило, что это обучение, «которое занимается такими темами, как привилегии белых и расовая теория, направлено на создание комплексных рабочих мест для цветных женщин и мужчин».

13a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 11, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *