Пейзаж после битвы

112

Отмыты от крови мостовые прелестнейшего города Европы. Парижане заменили витрины с пробоинами от пуль на целые. Похоронили убитых. Что произошло? А случилось поражение, сокрушительное поражение. Идея постмодернистской Европы оказалась расстрелянной теми, кто получил от деидеологизации Европы более других.

109
Война, эпизодом которой стало побоище в Париже, началась вскоре после возникновения ислама. Первой добычей джихада — религиозной войны мусульман — стал христианский Ближний Восток. Потом последовали Северная Африка, Испания. Турки в XI веке начали покорение Византии, и через четыре столетия — в 1453 году — завоевали столицу восточного христианства Константинополь.
Христиане пытались организовать встречную волну. В 1099 году крестоносцы овладели Иерусалимом с его воображаемым Гробом Господним. Правда, уже в 1187 году султан Саладин, тот самый, личным врачом которого служил Маймонид, вернул Вечный город под владычество мусульман.
Арабы, завоевавшие в начале VIII века Испанию, принесли в Европу науки, искусства, философию. В ту пору ислам превосходил христианство как носитель культуры. Но, видно, нечто в учении ислама препятствует цивилизации. Поток достижений ислама быстро иссяк, и страны ислама постепенно превратились в задворки культурного мира.
Начиная с периода Ренессанса XIV–XVI веков и последовавшей за ним эпохи Просвещения, христианская Европа обогатила цивилизацию великими достижениями в науках, в искусствах, в литературе. К началу ХХ века европейцы смотрели на мусульманский Восток со смесью превосходства и презрения.
Но мир наш полон иронии. Достижения европейцев со временем стали причиной увядания христианской цивилизации. Сначала постаралась наука. Чарльз Дарвин доходчиво объяснил миру, что человек мог развиться из инфузории-туфельки без всякого Б-жественного участия. Откуда взялась сама инфузория? Ну она слишком ничтожна, чтобы заботиться об этом. Карл Маркс своей классовой теорией разъяснил законы развития общества, также развивающегося само по себе. А религия, он постановил, не больше чем опиум для народа. Крупнейший умник Франции конца XVIII — начала XIX века, великий математик и астроном Пьер-Симон Лаплас на вопрос Наполеона, есть ли Б-г, надменно ответил: «Я не нуждаюсь в этой гипотезе».
Вслед за наукой избавилась от Б-га литература. Если величайшие писатели конца XIX века Фёдор Достоевский и Лев Толстой ещё были религиозными мыслителями, то прогрессивные писатели XX века уже обходились «без этой гипотезы».
Тем же путём шли другие искусства. Музыка, проэволюционировавшая от «божественного» Баха до «безбожного» рэпа показала: путь от инфузории до человека можно проходить в оба конца.
К началу ХХ века Европа ещё хранила наследие христианства, Ренессанса и Просвещения — гуманизм. Подчёркивая преимущества своей цивилизации над мусульманской, величайший европейский политик ХХ века Уинстон Черчилль в речи об исламе 1899 года говорил: «Беды и мучения, приносимые мусульманством своим последователям, ужасны! Помимо фанатичного безумия, которое столь же опасно в человеке, как водобоязнь в собаке, у них возникает полная благоговения и фатализма апатия…
Тот факт, что по мусульманскому закону каждая женщина должна принадлежать какому-либо мужчине как его абсолютная собственность… задержит полное искоренение рабства, пока ислам не перестанет быть наибольшей силой среди этих людей… влияние ислама парализует социальное развитие своих последователей. Нет в мире более реакционной, регрессивной силы.
Далекое от своего конца мусульманство является воинственной религией, вербующей последователей… Если бы не то, что христианство защищено оружием, данным наукой, оружием, против которого бороться бесполезно, цивилизация современной Европы могла бы пасть, как пала цивилизация Древнего Рима».
Успокоения Черчилля звучат сегодня как дурные предчувствия…
Страной, представлявшей собой ислам в пору речи Черчилля, была Османская империя. Турки осуществляли тогда последовательный геноцид живущих среди них христиан-армян. В 1894–1896 годы ими были вырезаны, по разным оценкам, от 100 до 300 тысяч армян. Англичане, поражённые антигуманностью свершавшегося, пытались собрать европейский экспедиционный корпус, чтобы защитить единоверцев. Но грянула Первая мировая война. Под шумок её турки в 1915 году вырезали ещё от полумиллиона до полутора миллионов армян.
Геноцид армян был чудовищен. Но европейцы, бессмысленно убившие в той войне около 10 миллионов граждан континента, утратили моральное право кого-то учить гуманизму. Коммунисты и нацисты, Вторая мировая война, Холокост сделали Европу местом самых ужасных преступлений против человечности в истории. Запад, по крайней мере в его европейской части, утратил духовные основания с высоты взирать на примитивный мир ислама.

Барак Обама склонился перед королём Саудовской Аравии Абдуллой, 2009 год
Барак Обама склонился перед королём Саудовской Аравии Абдуллой, 2009 год

Новый раунд войны цивилизаций (прошлый завершился в XVII веке битвой под Веной) — западной, уже не христианской, а постмодернистской, и мусульманской — вступил в открытую стадию 11 сентября 2001 года. И уже через два дня после атак на башни-близнецы Запад признал поражение. Это случилось, когда президент США Буш-младший заявил, будто ислам — это религия мира. Воевать стало не с кем.
Поначалу американцы были полны гнева. Помню, как сенатор Маккейн, играя желваками, грозился: «Наш ответ будет непропорциональным». Но, легко завоевав Афганистан и Ирак, Запад вдруг обнаружил, что ему нечего противопоставить там идеям ислама. Основа, на которой возникла западная цивилизация, — христианство — была уже по большому счёту утеряна. Политическая корректность? Сексуальные свободы? «Разнообразие»? Запад перед лицом ислама оказался духовно пуст.
Буш предложил завоёванным мусульманам демократию. Сменив диктаторов с социалистическими симпатиями, к власти демократически пришли исламские фундаменталисты. Ценой жизней тысяч солдат и триллионов долларов Америка значительно продвинула дело мирового джихада.
Поняв, что первая битва проиграна, американцы перешли к «плану Б». Они избрали президентом парня, воспитывавшегося в детстве мусульманином, в зрелом возрасте поменявшего американское имя на мусульманское, в надежде, что тот установит гармонию с миром ислама. Обама действительно поклонился в пояс королю саудитов и извинился перед мусульманами в своей каирской речи за всю историю Америки. Он объявил США не христианской, а одной из самых больших исламских стран. Потом, везде где мог, Обама рьяно повёл промусульманскую политику. Террористы превратились в Америке в «грубиянов на работе», пятерых кровавых лидеров «Талибана» Обама освободил, обменяв их на одного американского дезертира. Израиль, на котором ислам затачивает свою ненависть, стал для внешней политики США надоедливой помехой для гармонии с аятоллами Ирана.
Джеймс Роббинс 15 ноября в статье для USA Today вопрошал: «Чем Белый дом объяснит резню, случившуюся в Париже? Недостатком хороших работ для неустроенного населения? Возмущением обидным роликом на «Ютубе»? Или, может быть, начало сказываться практическое влияние глобального потепления на государственную безопасность? Чем бы администрация ни объяснила случившееся, она никогда не обвинит в нём радикальный ислам, и это причина, почему мы не можем выиграть эту войну».
11 сентября 1683 года объединённая армия христиан Центральной и Восточной Европы под командованием Яна III Собеского, короля Польского и великого князя Литовского, разгромила армию мусульман под командованием великого визиря Мехмеда IV — Кара-Мустафы. Европа на три столетия оказалась спасённой от нашествия мусульман. Победив, Ян Собеский перефразировал знаменитое изречение Юлия Цезаря: «Venimus, vidimus, Deus vicit» («Мы пришли, мы увидели, Б-г победил»). В нынешнем нашествии, начатом мусульманами — знаменательно, как будто та битва всё продолжается, — также 11 сентября взрывами башен-близнецов в Нью-Йорке, бывшим христианам уже не на кого уповать. Поэтому сдались мусульманам после мадридских терактов 11 марта 2004 года испанцы, после лондонских терактов 7 июля 2005 года англичане.
Французы, после убийства редколлегии журнала «Шарли Эбдо» 7 января 2015 года, прошлись маршем «против терроризма» и даже допустили неохотно в ряды маршировавших премьера Израиля, но понадеялись, что, отказавшись от свободы слова и критики ислама, они джихад утихомирят. Последние теракты в Париже поставили постмодернистов в тупик. Госсекретарь США Джон Керри, выступая в Париже 17 ноября, жаловался, что атака на «Шарли Эбдо» «имела резоны». Но как удовлетворить парижских убийц 13 ноября? Как им ещё сдаться?
Президент Франции Олланд заявил, что его страна находится в состоянии войны и ищет союзников. На кого она может рассчитывать?
Сейчас легче собрать коалицию сдающихся, обратную той, что победила под Веной почти три с половиной века назад. Евросоюз во главе с Германией уже решил запустить в свои страны миллионы мусульман. Запускает в США потенциальных террористов с Ближнего Востока и Обама.

Мировые лидеры на марше памяти жертв теракта в Париже  в январе 2015 года
Мировые лидеры на марше памяти жертв теракта в Париже
в январе 2015 года

Тяжёлые вопросы встали перед Западным миром после парижских терактов: какие ценности он готов защищать и против каких идей бороться? От какого наследия Запад может отказаться для умиротворения мусульман и имеет ли нечто, ради чего ещё стоит воевать? Пока ответов на эти вопросы никто не предлагает.
Борис ГУЛЬКО

Борис Гулько. Путешествие с пересадками. Три книги воспоминаний
397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах.
Стоимость 26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Борис Гулько и Генна Сосонко. Юрий Разуваев
Очерки о гроссмейстере и педагоге, а также о шахматной жизни в СССР. 159 страниц, включая фотографии.
Limited edition. Стоимость 15 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com.
Книги продаются также на Amazon и Amazon Europe.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Борис Гулько

Автор Борис Гулько

Иерусалим, Израиль
Все публикации этого автора

4 комментариев к “Пейзаж после битвы

  1. «Поняв, что первая битва проиграна, американцы перешли к «плану Б». Они избрали президентом парня, воспитывавшегося в детстве мусульманином, в зрелом возрасте поменявшего американское имя на мусульманское, в надежде, что тот установит гармонию с миром ислама. Обама действительно поклонился в пояс королю саудитов и извинился перед мусульманами в своей каирской речи за всю историю Америки». (Б. Гулько)

    Запад действительно давно капитулировал, трогательно выражая сочуствие и заботу после бойни в Париже не жертвам террора, а исламской мешпохе. Аргумент политиков и трусливой прессы: «Умеренные мусульмане — наши союзники», сепарируя понятия «ислам» и «исламизмус». Сегодня в журнале «Der Spiegel» опубликована статья последнего трезвомыслящего журналиста Jan Fleischhauer, который показал изнанку прогнившей трусливой догмы. Журналист сравнил «ислам чистой воды» Саудовской Аравии и «исламизм» IS на основе их «законодательства»:

    1. За оскробления Мухаммеда: Смерть (SА/IS)
    2. За секс вне брака: Избиение кнутом (SА/IS)
    3. За прелюбодеяние: Смерть через забивание камнями (SА/IS)
    4. Кража: Ампутация руки (SА/IS)
    5. Грабеж: Ампутация руки и ноги (SА/IS)
    6. Гомосексуалитет: Смерть (SА/IS)
    7. Смена религии: Смерть (SА/IS)
    Удивительная гармония и единодушие «ислама» и «исламизма»! Нормальному здравомыслящему человеку давно совершенно ясно, что президент Турции, Эрдоган, знал, что говорил: «Не существует разницы между исламом и исламизмом, существует только ислам».

    В заключении своей статьи Jan Fleischhauer заявил:
    «Существует умная и глупая политика. Для умного политика дипломатия не прекращается там, где начинаются идеологические расхождения. Плохой политик, однако, при этом нагло лжет о существовании идеологических расхождений или притворяется дураком». Ну как тут не вспомнить Барака Хуссейна Обаму и пропитанный ложью и страхом Запад?

    1. Fritz, хорошее развитие темы. Разговоры про «умеренный ислам» представляются обычным жульничеством.

  2. «Тяжёлые вопросы встали перед Западным миром после парижских терактов: какие ценности он готов защищать и против каких идей бороться? От какого наследия Запад может отказаться для умиротворения мусульман и имеет ли нечто, ради чего ещё стоит воевать? Пока ответов на эти вопросы никто не предлагает». (Б.Гулько)

    Запад не готов защищать свои ценности, всего 18 % немцев готовы умереть, согласно опросов, защищая родину.
    Демократические государства давно капитулировали перед наглым и агрессивным исламом, объявив гармонию исламских законов (Шария) и основновных законов (Конституция). За примерами и ходить далеко не надо: Действующая ныне Немецкая Конституция была принята после Второй Мировой Войны в мае 1949г. под диктовку трех государств-победителей: США, Великобритании и Франции и в ней кристаллизировались основные ценности Запада. Как гармонирует Конституция Германии с Кораном?
    §1. Конституции Германии: Все люди равны перед законом.
    Коран 8/55: Грязные животные перед ликом аллаха — неверные и те, что не хотят в него верить.
    §2. Конституции Германии: Мужчины и женщины равны перед законом. Государство способствует равноправию мужчин и женщин и устраняет преграды для достижения полного равенства.
    Коран 4/34: Мужчина превосходит женщину. Если вы заметили, что женщины противятся, избегайте их ложа, бейте их.
    § 3. Конституции Германии: Никто не должен дискриминироваться из-за своего пола, происхождения, языка, рассы, веры, религиозных или политических убеждений.
    Коран 4/11: Ребенок муж. пола получает вдвое больше, чем ребенок женского пола при разделе наследства.
    § 4. Конституции Германии — свобода религии, § 102. — запрет смертной казни …и.т.д. список можно вечно продолжить.

    Мне хотелось бы услышить Ваше мнение, Борис, о мотивах власть имущих, нагло, в унисон, врущим своим народам, которые их выбрали и ожидающих от своих руководителей минимум рациональности, честности и отсуствие политической близорукости.

    1. Fritz, об этом будет колонка, которую я сейчас пишу.

Обсуждение закрыто.