Американский друг «стучал» на Марию Бутину

xw_1611884мммм

У 30-летней россиянки Марии Бутиной, осужденной за внедрение в политические круги США по поручению бывшего первого зампреда Центробанка России Александра Торшина без надлежащей регистрации в американском минюсте, обнаружился еше один туземный любовник.

В отличие от ее сожителя Пола Эриксона, активиста Республиканской партии, ожидающего сейчас суда за мошенничество, бывший гендиректор онлайн-ритейлера Overstock.com Патрик Берн на протяжении трех лет имел с Бутиной отношения, которые пресса называет спорадическими.

Берн, который характеризует себя как «56-летнего холостяка», возглавил базирующийся в штате Юта и торгующий бытовыми товарами и мебелью Overstock в 1997 году и превратил его в крупную компанию, чей оборот составил в прошлом году почти 2 миллиарда долларов. В минувший четверг ему пришлось уйти оттуда после того как он придал огласке и свой роман с Бутиной, и свое периодическое сотрудничество с ФБР, которое он, в частности, держал в курсе своих отношений с россиянкой.

Заодно он обвинил ФБР в «политическом шпионаже» против Хиллари Клинтон и Дональда Трампа и кознях против республиканцев.

Эти откровения всполошили инвесторов, которых отпугивают странности чужого поведения, и котировки акций Overstok разом рухнули аж на 40%. После ухода Берна они снова пошли вверх.

Полоса откровений, стоивших Берну места, началась с интервью, которое он дал консервативной журналистке Саре Картер. Она пересказала его на своем сайте в конце июля. По словам Берна, играющего видную роль в либертарианском движении США, он познакомился с Бутиной 8 июля 2015 года, когда 26-летняя россиянка приехала в Лас-Вегас на ежегодный слет либертарианцев «Фестиваль свободы», на котором выступал гендиректор Overstock.

Другим оратором был Трамп, незадолго до этого выставивший свою кандидатуру в президенты. Берн к тому времени уже уехал из Лас-Вегаса, но Бутина осталась и задала Трампу вопрос об американо-российских отношениях. После ее ареста это место из видеозаписи до одури гоняли по телевидению.

Берн всегда скептически относился к версии о сговоре Трампа с Кремлем, опровергнутой докладом спецпрокурора Мюллера, но Трампа он недолюбливает. «Я никогда не встречался с Трампом, никогда не давал ему денег, а как только он лягнул Маккейна, вообще перестал его слушать», — говорит Бернс, имея в виду нашумевшее заявление Трампа, что он не считает героем войны сенатора Джона Маккейна, сбитого над Северным Вьетнамом и более пяти лет просидевшего в плену. «Я считаю героями тех, кто не попал в плен», — добавил Трамп.

Патрик Берн. Фото: bits.media
Патрик Берн. Фото: bits.media

Бутина подошла к Берну после его выступления и сказала, что она возглавляет российскую организацию, которая борется за право на оружие. Американец был любезен, но тема оружия его не интересовала, так что разговор их был недолгим. Через некоторое время Бутина снова затеяла с ним беседу и сообшила, что работает у замглавы Центробанка России, который поручил ей связаться с Берном. «Вы знаете, что вы знаменитость в определенных российских кругах? — спросила она. — Мы смотрим ваши видео на YouTube и знаем о ваших отношениях с Милтоном Фридманом».

Она имела в виду покойного Нобелевского лауреата по экономике, чью книгу «Капитализм и свобода» перевел на русский автор этих строк.

Бутина сказала, что руководить «Правом на оружие» ее назначил генерал-лейтенант Михаил Калашников. Это произвело впечатление на американца, и они с Бутиной завели «подробный разговор о русской истории и политической ситуации». Она сообщила Берну, что главной целью ее знакомства с ним было пригласить его выступить в Центробанке, после чего его отвезут на российский курорт, где представят интеллектуалам, политическим деятелям и олигархам. Бутина предложила встретиться с Берном снова, чтобы обсудить означенную поездку.

Уходя, Бутина заявила американцу, что она, похоже, «под наблюдением», и для маскировки им следует в будущем «общаться под видом романтических отношений».

Такова, во всяком случае, версия, которую изложил Берн журналистке Картер. Он сказал, что был впечатлен умом Бутиной, и считал, что общение с нею послужит «делу мира» (между США и Россией). С другой стороны, он не исключал, что Бутина является Красным Воробьем, то есть подосланной к нему российской агентессой (термин из прошлогоднего американского триллера Red Sparrow, героиня которого прима-балерина Большого театра, переквалифицируется в шпионку).

У Берна был секретный допуск довольно низкого уровня, оставшийся от прежней работы; он не хотел его лишиться и решил, что должен сообщить ФБР о предложении, которое сделала ему Бутина. Он позвонил по имевшемуся у него специальному номеру, но говорит, что в первые несколько месяцев ФБР не проявило к Бутиной особого интереса и лишь «расплывчато» инструктировало его узнать ее получше.

Берн продолжал беспокоиться о своем допуске, и когда Бутина предложила ему впоследствии встретиться в Париже, Риме, Черногории или в Нью-Йорке, он, по его словам, попросил, чтобы ФБР дало ему более четкие указания. В ответ ФБР дало ему недвусмысленное «добро» на встречу с россиянкой, которая, как они договорились, продолжала слать ему sms «романтического содержания».

В сентябре 2015 года он, наконец, снял номер с двумя спальнями в манхэттенском отеле «Бауэри». Берн вспоминает, что Бутина вселилась туда до него, обосновалась в спальне и ясно дала понять, что флиртовала с ним в sms не только для маскировки. Их отношения быстро приобрели интимный характер.

Берн продолжал информировать ФБР о Бутиной, но поначалу его сотрудники сомневались, что она может представлять для них интерес. В декабре 2015 года, когда она начала все чаще упоминать о своих контактах с видными деятелями Республиканской партии, Берн стал рапортовать о ней в ФБР более активно.

Бутинский адвокат Роберт Дрисколл подтверждает, что у его подзащитной были интимные отношенния с гендиректором Overstock и требует, чтобы минюст США известил его, получило ли ФБР в ходе контактов с Берном какую-то информацию, которая бы ее обеляла. По закону, прокуратуры обязаны были предоставить защите Бутиной всю такую информацию, но ФБР отрицало ее наличие. Адвокат подозревает, что у этого ведомства должна быть документация о его контактах с Берном, которую от защиты утаили.

Бутина, между тем, заканчивает отбывать свой 18-месячный срок в федеральной тюрьме минимально строгого режима во флоридской столице Таллахасси и просит доброжелателей собрать деньги на оплату услуг Дрисколла. Она должна освободиться 25 октября.

По словам Берна, с января по март 2016 года он говорил ФБР, что видит 50-процентную вероятность того, что Бутина с ее связями в Москве может быть полезна американцам для лучшего понимания России, и 50-процентную вероятность того, что она — Красный Воробушек.

Фэбээровцы, которых Берн глумливо называет «Люди в черном» (ЛВЧ), удивляли его тем, что начисто отмахивались от второго предположения и отказывались разрабатывать Бутину. Сам он поначалу склонялся к первому варианту, но с течением времени рассказы Бутиной о том, как она внедряется в политические круги США, все больше вызывали у него подозрения.

«Под конец она все меньше разговаривала на философские темы, — вспоминает Берн, — и явно делала вещи, вызывавшие у меня дискомфорт. Она, по сути дела, втиралась в политический класс и впоследствии сказала мне, что хочет перезнакомиться со всеми в штабе Хиллари, Круза и Рубио».

Как поведала Бутина американцу, «Торшин послал ее в США для того, чтобы познакомиться с другими либертарианцами и наладить отношения с политическими деятелями».

Россиянка уверяла Берна, что не занимается шпионажем, и объясняла, что ее цель заключалась в налаживании контактов с тем, чтобы после выборов 2016 года «новая американская администрация была знакома с российскими либералами».

Берн, по его словам, предупреждал Бутину, что США — это не Россия, и если ФБР решит, что она что-то нарушила, то знакомства с местными политиками и олигархами ей не помогут. «Если ты докладываешь какому-то российскому чиновнику и не сообщаешь об этом здесь, — говорил он ей, — то у нас есть люди в черном, которым наплевать, кого ты здесь знаешь, — это тебя не спасет!».

Берн находил загадочным, что ФБР долго отмахивалось от его подозрений насчет Бутиной и однажды даже приказало ему порвать с ней. Как вдруг летом 2016 года оно попросило, чтобы он возобновил роман с россиянкой в связи с «Рашагейтом». «Они опять обратились ко мне, — вспоминает он, — и говорят: «Ну мы и обмишурились! Вы были правы — Россия теперь самое приоритететное направление…».

Со временем Берн пришел к выводу, что ФБР исподтишка готовило «мягкий переворот» против Трампа и республиканцев вообще и поэтому делало вид, что Бутина его не интересует. «Это было так странно, — говорит он, — что я думал: это выглядит почти так, будто они дают скандалу побродить в банке, а в один прекрасный день встряхнут ее, откроют и выплеснут на Республиканскую партию».

Берн не знал, кто в руководстве ФБР дергал его за ниточки. Но потом он просмотрел показания опального фэбээровца Питера Строка в Конгрессе и заключил, что приказы поступали от него. Переписка между Строком и его любовницей, юрисконсультом ФБР Лизой Пейдж, показала, что они относились к Трампу враждебно. Строк обещал ей не дать Трампу прийти к власти и был в результате отстранен он работы по «Рашагейту» и уволен из ФБР, которое он теперь судит.

2-Depositphotos_8049678_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *