Дональд Трамп в образе кита Моби Дика

1

В конце мая министр юстиции Уильям Барр провел четыре дня в Анкоридже на Аляске, где, среди прочего, участвовал в «круглом столе», обсуждавшем права аборигенов этого штата.

31 мая Барр дал интервью утренней программе новостей канала CBS («CBS This Morning»). Интервью длилось почти час, и среди прочих интересных вещей Барр сказал юридическому обозревателю CBS Джен Кроуфорд, что, по его личному мнению, бывший директор ФБР Роберт Мюллер, который почти два года вел независимое расследование предполагаемых правонарушений президента Трампа, «мог бы принять решение о том, имело ли место уголовное преступление. Но у него были свои причины не делать этого». Речь шла не о «сговоре» предвыборной команды Трампа с Россией, что не было доказано вообще, а о его попытках «воспрепятствовать правосудию», чего Мюллер в своем отчете о проделанной работе не утверждал, но и не отрицал.

22 мая Робер Мюллер повторил это на девятиминутном брифинге в министерстве юстиции, и разочарованные его выводами законодатели-демократы с новой силой вцепились в эти слова, настаивая на немедленном начале процедуры импичмента. Заявление Мюллера, что он сделал то, что сделал, и сказал об этом то, что уже сказал, а остальное пусть решает Конгресс, сторонники и критики Трампа истолковали каждый в свою пользу. Старший юридический аналитик канала Fox News бывший судья Эндрю Наполитано в программе «Outnumbered» назвал выступление Мюллера «нехорошей новостью» для Трампа. Наполитано пояснил, что Мюллер был не совсем точен, сообщив, будто министерство юстиции не имеет права обвинять действующего президента. Наполитано сослался на юридический отдел (Office of Legal Counsel или OLC) минюста, который решил, что действующего президента не следует — но не «нельзя» — обвинять в преступлении, поскольку это «существенно нарушит его конституционные обязанности». Это решение OLC Наполитано назвал «только консультативным, но не обязательным».

С другой стороны, личный адвокат Трампа, бывший федеральный прокурор Рудольф Джулиани на том же канале Fox News назвал заявление Мюллера «искажением», пояснив, что тот превысил свои полномочия, заявив, что, будь его воля, он оправдал бы Трампа, но последнее слово за Конгрессом. «Боб, — обратился Джулиани к Мюллеру с экрана, — дело сделано. И не нужно доказывать обратное». По мнению Джулиани, своим заявлением Роберт Мюллер подыграл настроенным против Трампа журналистам, что этически не красит такого опытного юриста. К такому же мнению пришел маститый гарвардский правовед, 80-летний Алан Дершовиц, который в столичной газете The Hill написал, что «предположением, будто Трамп мог воспрепятствовать правосудию, Мюллер фактически пригласил демократов начать процедуру импичмента, надавив пальцем, а вернее, локтем, на весы Фемиды «, чем «исказил роль прокурора в нашей системе права».

Но вернемся к Уильяму Барру. В интервью Джен Кроуфорд на Аляске министр юстиции, которого у нас чаще называют генеральным прокурором, назвал «фальшивкой саму мысль, будто Трамп был в сговоре с русскими», и что «некоторые тексты (ФБР) трудно читать без чувства, что это грубая предвзятость, и они ужасны». Как обычно, невозмутимый Барр сказал, что, с его точки зрения, «использование возможностей иноразведки и контрразведки в американской политической кампании беспрецедентно, и это серьезная граница (red line), которую пересекли». Реакцию наших основных СМИ на вес это Барр назвал «странной», так как «обычно СМИ заинтересованы в том, чтобы пустить луч света и выяснить, в чем правда». Разговоры о том, будто президент Трамп «разрушает наши институты», Барр назвал «иронией», то есть противоречием здравому смыслу. «Я действительно не вижу этому доказательств, — сказал он Джен Кроуфорд. — По-моему, сопротивляться законно избранному президенту и обвинять его в чем угодно, при этом, знаете ли, меняя нормы на основании, что этого президента нужно остановить, это и есть происходящее сейчас разрушение наших норм и наших институтов».

В связи с этим политический обозреватель газеты The New York Post Майкл Гудвин напомнил, что 3 января 2017 года, за пару недель до инаугурации Трампа, сенатор-демократ Чарльз Шумер предупредил его, что от глав разведывательного сообщества новому президенту не следует ждать поблажки. «Возможно, — написал Гудвин, — Шумер знал, как далеко зашли назначенные Обамой руководители разведки, шпионя за Трампом, и как сильно им хотелось скинуть президента, который не нравился. Это намерение происходит до сих пор усилиями тех же Джейса Коми, Джона Бреннана и Джеймса Клеппера, хотя они больше не у дел». В узком кругу сторонников Трампа все увереннее звучит предположение, что его оппозиция с самого начала готовила нечто похожее на бескровный путч, то есть государственный переворот в рамках «законно нарушенного закона», что возможно только в такой демократической стране, как наши Соединенные Штаты.

Пока не ясно, можно ли считать наших главных разведчиков Бреннана с Клеппером и главного контрразведчика Коми неким подобием российских гекачепистов, но Уильям Барр решительно настроен в силу своих возможностей внести эту ясность. Это нелегкая, но не безнадежная задача, хотя The New York Times поспешила сообщить, что этим Барр может «ослабить ЦРУ» и поставить под угрозу агентов управления. Газета привела пример одного такого источника из ближайшего окружения Владимира Путина, который сообщил, что Владимир Владимирович лично приказал вмешаться в нашу президентскую кампанию 2016 года. Эти источники анонимно упомянуты в пресловутом досье, которое, по заданию наших демократов, составил бывший британский разведчик Кристофер Стил. Среди своих московских источников он выделил «А» («высокопоставленного сотрудника российского МИДа»); «Б» ((«высокопоставленного сотрудника спецслужб, до сих пор вхожего в Кремль»); «В» («высокопоставленного финансового чиновника») и «Г («высокопоставленного кремлевского чиновника).

Был ли среди них агент нашего ЦРУ, не известно, но, как написала The New York Times со ссылкой на «бывших работников разведки», тогдашний директор ЦРУ «доставлял сообщения этого источника прямо в Белый дом, но изымал их из ежедневного брифинга разведки для президента» и «вкладывал в конверт для личного сведения президента Обамы и узкого круга его помощников». Этим директором почти наверняка был Джон Бреннан, возглавлявший ЦРУ с 2013 по 2017 год. Но в таком случае, полагает Майкл Гудвин, выходит, что этой публикацией Times сообщила Путину про «крота» ЦРУ в его окружении и подтвердила, что вывод ЦРУ о роли Путина в давлении на наш избирательный процесс основывался на одном источнике. В той же статье газета написала, что ЦРУ и УНБ (Управление национальной безопасности) принимали участие в «расследовании» работы избирательной кампании Трампа. Получается, что «седовласая леди», как называют The New York Times, для тайн и агентов ЦРУ куда опаснее Уильяма Барра.

Флагманы наших СМИ The New York Times, The Washington Post, CNN и другие рангом помельче давно сменили амплуа источников новостей, превратившись в когда подпевал, а когда и запевал хора, который Майкл Гудвин назвал «принудительным либерализмом лет Обамы». Не в надежде, а в уверенности, что следующим президентом станет Хиллари Клинтон, они сначала насмехались над Трампом, выставляя его неотесанным мужланом, а его сторонников нечистыми трубочистами из детского стишка Корнея Чуковского про Мойдодыра. Но когда Трамп был номинирован кандидатом республиканцев в президенты, им стало не до шуток, и наши ведущие СМИ превратились в то, что бывший трамповский стратег Стивен Беннон метко назвал «партия оппозиции». Задача и сверхзадача этой партии слились в одно — всеми правдами и неправдами выжить президент Дональда Трампа из Белого дома, и как можно скорее.

По поводу неизбежного потока грязи, который выльют и уже льют на него враги, министр юстиции Уильям Барр в интервью CBS философски заметил, что в определенных случаях «брань на вОроту не виснет», и в 69 лет ему это все равно. «Понимаю, — сказал Барр, — что мы живем в безумном гиперполитизированном мире, и что если вести себя ответственно и называть вещи своими именами, только дело времени, когда на тебя нападут, потому что сейчас никого не интересуют ни честь, ни суть… Все мы смертны, и я, знаете ли, верю в мысль Гомера, что бессмертие приходит с одами, которые слагают о вас через столетия». В связи с этой мудростью Майкл Гудвин заметил, что, если, не будучи Гомером, наш нынешний министр юстиции доберется до сути заговора против Трампа, Америка будет перед ним в неоплатном долгу.

На днях Виктор Дэвис Хансен, профессор истории Гуверовского института при Стэнфордском университете в Калифорнии написал в газете The Mercury News, что отношение демократов к Дональду Трампу можно считать одержимостью. Перечисляя ее фазы, Хансен называет попытки импичмента; финансовые грехи; принятый в 1799 году Закон Логана, который запрещает гражданину США самому вступать в переговоры с иностранным правительством; 25-ю Поправку к Конституции о досрочном прекращении полномочий президента; «сговор с Россией»; расследование Мюллера; требование отчитаться в налогах и то, что Хансен назвал «психодрамами» с участием адвоката Майкла Авенатти, порноактрисы Сторми Дэниэлс и адвоката Майкла Коэна. На практике, отмечает Хансен, эта переросшая в канонаду трескотня сводится к одному — отсутствию у Демократической партии позитивной программы. Все сводится к отрицанию планов Трампа, если, конечно, не считать намерений упразднить Коллегию выборщиков, разогнать иммиграционную полицию, выплатить афроамериканцам репарацию за рабство, повысить налоги с богатых и ввести бесплатное обучение в колледжах, при этом проводя Новый Зеленый Курс перевода страны на здоровый образ жизни без угля, бензина и газов, выделяемых коровами.

Истеблишмент демократов, по мнению профессора Хансена, превратился в современный пересказ романа Хермана Мелвилла «Моби Дик или белый кит», герой которого капитан Ахаб одержим фобией настигнуть и загарпунить гигантского белого кита. В предыдущем плавании Ахаб по вине Моби Дика потерял ногу, и с тех пор капитан ищет его, чтобы сквитаться. Роман кончается тем, что Ахав бьёт гарпуном Моби Дика, запутывается в лине и тонет, а разъяренный раненый кит топит корабль со всем экипажем. Прогрессисты-демократы не могут простить Дональду Трампу неожиданной победы над Хиллари Клинтон в 2016 году и с тех пор мстят ему, а Трамп в гротеске консерватора Хансена представляется олицетворением силы дикой природы. «Даже если призывы к низвержению Трампа превозмогут все другие политические соображения и приведут к краху современной Демократической партии, — заключает Виктор Дэвис Хансен, — для современных Ахабов это не имеет значения». Есть, конечно, и объяснения посерьезнее, вроде непримиримого конфликта глобалистов с националистами, но это звучит на так увлекательно.

694450ррррррррррр_o

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

1 комментарий

Оставить комментарий

Notice: Undefined index: uloginPopupCss in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/ulogin/settings.ulogin.php on line 411
Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0