«Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч, над тобой летят журавли»   К 70-й годовщине Победы

0

В партизанских формированиях, действовавших на территории Белоруссии, сражалось более половины всех партизан-евреев Советского Союза. Около трети из их числа приходится на партизанские отряды Украины, хотя в этих местах евреев проживало больше, чем в Белоруссии.

partizanen_03

Объяснение этому можно, по-видимому, найти в том, что и вообще партизанское движение здесь развивалось не столь интенсивно, как в Белоруссии. Видимо, потому, что на Украине гораздо меньше естественных маскировочных емкостей. Ими могли бы служить разве что горы — Карпаты. Однако здесь партизанское движение приняло резко националистический уклон, да и влияние Советов в сравнительно недавно присоединенных западных областях Украины было незначительным. Но и кроме того, украинцы к евреям относились гораздо более неприязненно, и поступить еврею в партизанский отряд на Украине было куда как непросто. Поэтому многие спасшиеся из местных гетто не смогли впоследствии найти укрытие и погибли. Так, из гетто в волынских городах Камень, Каширск, Тульчин ушла значительная часть загнанных туда евреев, но ни в какие партизанские отряды им не удалось вступить, и к приходу Красной Армии в живых остались единицы.134640s8osc4.th

Тем не менее были случаи, когда партизанские отряды освобождали евреев из гетто. Абрам Вайссброд в своих воспоминаниях свидетельствует о налете соединения Ковпака на город Скалат, успеху которого активно содействовали местные евреи. Он пишет: «…Когда партизаны начали сборы в дорогу, почти все евреи просили их взять с собой. Но взять не захотели, партизаны говорили, что им нужны здоровые люди, солдаты, а не лагерные узники, доходяги. Все же, когда партизаны оставили город, за ними пошли около 30 здоровых евреев, не желавших оставаться, а стремившихся драться с немцами. Партизаны отгоняли их палками, но они не отставали. После многих испытаний эти евреи через несколько дней все же были зачислены в отряд и получили оружие…»

partizani01

Но и те евреи, которые сумели поступить в партизанские отряды на Украине, столкнулись с открытыми проявлениями антисемитизма со стороны командования и своих же товарищей-бойцов.

Моше Каганович пишет об обстановке в украинских партизанских формированиях: «…Зная о сильных антисемитских настроениях среди части партизан, руководство украинским партизанским движением считало необходимым разбросать евреев по отрядам, чтобы они не так бросались в глаза и не давали повод антисемитам обвинять евреев в трусости, если национальный еврейский партизанский отряд потерпит поражение или если он будет вынужден по той или иной причине отступить…»

2011050802

В действительности же оказалось, что евреи, разбросанные по большому числу отрядов, все равно привлекали к себе недружелюбное внимание и вызывали вражду антисемитов, а их было немало и среди командиров. Евреев обычно посылали на самые опасные боевые задания. И как бы доблестно они ни сражались, все равно толки о еврейской трусости и небоеспособности не прекращались.

Но уж если отряд или его подразделение, где были евреи, терпел в бою или при выполнении диверсионного задания неудачу, то это нередко относилось на счет бойцов-евреев, и они и здесь были козлами отпущения. Геройские поступки евреев зачастую приписывались другим бойцам…

В первой половине 1943 года атмосфера по отношению к евреям в отдельных отрядах сгустилась до такой степени, что они опасались выходить на боевое задание с некоторыми из своих же товарищей, которые не скрывали вражды и грозили расправиться в первом же бою. Но, невзирая на это, количество евреев в партизанских отрядах на Украине росло, погибших заменяли новые бойцы. В подавляющем большинстве своем евреи сражались доблестно, без колебаний шли на самопожертвование и даже самые отъявленные юдофобы нередко вынуждены были признавать их заслуги.

Справедливости ради надо отметить, что в некоторых крупных партизанских соединениях к евреям относились лояльно. Так было и в 1-й партизанской дивизии, которой командовал Петр Вершигора. Вот что пишет он о евреях-командирах: «…Самуил Маркович Готсбан командовал крупной диверсионной группой. В ходе ее операций было подорвано 6 немецких воинских эшелонов, уничтожено более 500 солдат и офицеров, сожжено 72 вагона с военным снаряжением. Самуил Готсбан не только организовал эти диверсии, но и принимал в них личное участие… Александр Маркович Маргулис пришел к нам в 1942 году и сразу выделился своей решительностью и смелостью. Командовал партизанской ротой и всегда шел в первых рядах атакующих. Особо отличился в бою за город Брагин. А в бою под Ковелем Маргулис вел за собой штурмовую группу и пал смертью героя…»

В соединении Сидора Ковпака евреев было около 10 процентов от общего числа партизан. Двое из них командовали батальонами: Семен Добкин, лейтенант Красной Армии, и Александр Непомнящий — в прошлом инженер. Григорий Розенблат и Йоэл Щербата были командирами рот, Йоэл пал смертью героя в марте 1944 года при штурме моста через Буг, когда ковпаковцы возвращались из полесского рейда.

Кадровый офицер Яков Шимонович Талис в начале войны попал в окружение в районе Умани. Он был ранен. Но, поправившись, в конце 1941 года сформировал партизанский отряд из таких же окруженцев. Отряд действовал успешно, и в декабре 1943 года к нему присоединились еще 4 небольшие группы партизан, составившие вместе полк имени Богуна. К приходу советских войск полк Талиса очистил от немцев и румын Трестонецкий и Гайсинский районы Винницкой области. На Украине командовали крупными партизанскими отрядами Альтер Дворецкий, Гирш Каплунский, Давид Бабрау и другие.

Только недавно стало известно об одесском подполье и о так называемых катакомбных партизанах. В их числе было немало евреев. В условиях подземелья, со скудным количеством боеприпасов они сражались с врагом, блокировавшим выходы, шли на диверсии, совершали террористические акты. Активную работу по связи этих партизан с городским подпольем вела семья Канторович: сестры Ольга и Елена и брат Роберт. Они наладили выпуск листовок, размножали их на машинке, участвовали в диверсиях и, даже будучи арестованными румынской сигуранцей, не прекращали работы. Сумев вырваться из тюрьмы, они организовали побег оттуда активного подпольщика Михаила Селина и прятали его и нескольких «катакомбников».

В партизанском отряде Василия Костюкова было немало евреев, и командир отряда в своих донесениях не раз отмечал активную боевую деятельность Боруха Гибхина, Хаима Лезнера, Арона Пивченко. Особенной отвагой в этом отряде выделялась диверсант-подрывник Раиса Дудник. Отряд контролировал участок железной дороги Унеча — Кричев и вплоть до осени 1943 года систематически нарушал здесь движение. Судя по боевым донесениям командира отряда, Раиса Дудник лично заминировала полотно и подорвала три воинских эшелона.

Следует отметить, что среди партизан-евреев было сравнительно много специалистов-подрывников. Вот только несколько примеров, ставших известными по донесениям партизанских командиров.

Боец отряда «Мститель» Моисей Аронович Табачник славился как мастер изготовления подрывных устройств. Он соорудил в глубине леса кустарную мастерскую, где работал со своим старшим сыном, пятнадцатилетним Ароном. Они вытапливали тротил из мин и снарядов, изготовляли механические замыкатели. Кстати, применение такого рода устройств — дело весьма рискованное. Поэтому свои замыкатели Табачник всегда устанавливал сам. И делал это весьма успешно. На его счету три взорванных моста, три пущенных под откос эшелона. Кроме того, на установленных Табачником самодельных минах подорвалось 7 автомашин и два немецких бронетранспортера. Эти данные известны из представления его к ордену Красного Знамени, которое направил в штаб бригады командир отряда Колесниченко. Однако Моисей Табачник, кроме партизанской медали, никаких наград не получил.

Выдающимся диверсантом-подрывником был и Михаил Имас, родом из Кишинева. На его боевом счету — 17 отправленных под откос составов с немецкими солдатами и боевой техникой. Но и кроме того, Михаил Имас действовал в качестве разведчика. Эта его деятельность сродни подвигам легендарного Николая Кузнецова. Имас, свободно владевший румынским и немецким языками, переодевался в форму офицера вермахта и, снабженный фальшивыми документами, проникал в среду вражеских военнослужащих. Общаясь с ними, он получал ценные сведения, совершал террористические акты. Успешный разведчик и диверсант имел базой партизанский отряд, которым командовал другой еврей — Леонид Бернштейн. Это было смешанное, с национальной точки зрения, формирование, основой которого являлись русские бойцы, но и евреев в отряде было немало. Кстати, Бернштейн в своей партизанской жизни звался Леонидом Ковалевым и считался русским.

Это — весьма характерная деталь, потому что Бернштейн не сам избрал себе новое имя и национальность. Так решило командование, утверждавшее его на этот пост, потому что еврей, считалось, не сможет командовать русским партизанским отрядом. Еврейским — еще куда ни шло. Поэтому только командиры еврейских партизанских формирований, как правило, не меняли своих имен и фамилий. К примеру, Моисей Винер, командовавший партизанским отрядом, сформированным из подпольщиков, которые бежали из гетто города Дубно. Известен также Иосиф Койфман, под этим именем и командовавший еврейским партизанским отрядом на Украине.

Марк Штейнберг
Окончание следует

Из книги «Еврейский меч России»

 

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0