Обыкновенный Холокост

Ложбина неподалеку от поселка Новоельня, где осенью 1942-го и 1943-го происходили массовые расстрелы Фото: Григорий Хавин

Ложбина неподалеку от поселка Новоельня, где осенью 1942-го и 1943-го происходили массовые расстрелы Фото: Григорий Хавин

Пока не будет предан земле последний погибший солдат, война не окончена. Эти слова в полной мере можно отнести к Холокосту. Холокост не закончился, пока существуют неизвестные места массового уничтожения мирного населения времен фашистской оккупации. А мест таких до сих пор немало.

Кровь убитых  —  имена и точное число которых неизвестны  —  вопиет к небесам и ко всем живущим на земле из оврагов, карьеров, промзон и с городских улиц Европы. У этого вопля нет срока.

Мы приехали в Новоельню, городской поселок в Дятловском районе Гродненской области, в восемь утра. Дорога из Гродно заняла два часа. Несмотря на снегопад и гололед, дороги оказались расчищены. У здания местной администрации из фургона уже выгружали деревянные ящики. «Все сделали, как вы просили,  —  сказал работник администрации.  —  Просверлили в ящиках дырки и оставили зазоры между досками, чтобы земля попадала, чтобы было по вашим традициям». В вестибюле с красной ковровой дорожкой вдоль стен стояли десять мешков с пломбами и ярлыками и несколько сумок поменьше, запечатанных таким же образом. Женщина в хирургическом халате представилась работницей морга. «Наденьте халаты, перчатки. Шапочки у вас красивые, еще вот сверху шапочки возьмите… И маски, если сможете в них дышать. Мы эти халаты наоборот надеваем, чтобы сзади завязывать. Иначе свою белую рубашку испачкаете, жалко»,  — обратилась она к раввину.

«Вы когда-нибудь с таким сталкивались?»  —  спросил я. «С таким нет. По данным экспертизы здесь 64 человека. Говорите, что делать».

В мешках были человеческие кости. Нам втроем  —  раввину города Гродно Ицхаку Кофману, председателю иудейской общины Гродно Роману Смирнову и мне, вовремя оказавшемуся в родном городе,  —  предстояло разложить их в десять ящиков для захоронения. Церемония была назначена на одиннадцать утра.

Далее рассказывают работники администрации района, местные жители.

В 2004 году на территории промзоны в Новоельне велось строительство. Работающий на стройке экскаватор поднял человеческие кости. Выяснилось, что во время войны здесь был карьер, куда свозили людей из окрестных мест и уничтожали их. До 2004 года мы об этом не знали. Теперь есть данные, что там мог быть концлагерь или сборный пункт. Людей сюда везли из Барановичей, Лиды, Новогрудка. Железная дорога прямо подходит к карьеру  место удобное было. В 2005 году на этом месте был установлен памятник с мемориальной доской, там указана цифра в 600 человек. Сколько расстреляно на самом деле, неизвестно. Строительство было тогда остановлено, но раскопки до этого года не производились, даже границы захоронения были неизвестны. В этом году бойцы поискового батальона установили периметр захоронения, собрали найденные останки. Вот они в этих мешках сейчас.

Слой захоронения  —  это просто «слой земли черного цвета», согласно протоколу раскопок. Расстрелянных в карьере присыпали землей, а затем сверху засыпали негашеной известью. Известь разъедала останки. Из этого «слоя» и были подняты уцелевшие кости, пули и гильзы.

Рассказывает Анна Герасименко, жительница городского поселка Новоельня, в 1943 году ей было шесть лет: “Я помню, отец мой водил туда. Говорит, пойдем, посмотрим, где расстреливали. И я вместе и пошла с ним. И видела тоже. Там просто земля расходилась. Где-то еще живые были, и она лопалась, земля. Но мы не имели права в то время. Мы посмотрели и пошли, не трогали”. Прокурор Дятловского района Олег Величко: “Из показаний семи свидетелей, из архивных материалов, следует, что осенью 1942 года и осенью 1943-го в районе городского поселка Новоельня подразделениями СС и полицаями производились массовые расстрелы. Возбуждено уголовное дело о геноциде. Продолжается поиск свидетелей”.

Андрей Швед: “Становятся известны ужасающие подробности расстрелов, которые тут происходили. Людей   женщин, детей, стариков   гнали к месту уничтожения, избивая прикладами и колами. Многие были полуголые. На одной из женщин была шелковая сорочка, которая приглянулась полицаю. Это была ее единственная одежда. Женщину заставили раздеться, отобрали сорочку и голую погнали к карьеру. Нам стали известны некоторые имена убитых здесь. Так, мы знаем, что здесь находятся останки Хаима и Розы Лис, местных жителей. Работаем мы и над тем, чтобы выяснить и предать гласности имена палачей. Нам известно, что расстрелами тут руководил и лично осуществлял некто Бортник Владимир Фомич, комендант местной полиции. Результаты следствия будут обнародованы”.

В октябре 2022 года на Аллее памяти в Лесу мучеников под Иерусалимом открыт мемориал в память жертв Холокоста в Белоруссии. На гранитной стеле с контуром Беларуси на трех языках — на иврите, английском и белорусском  —  написано: «В память о 800 000 евреях, погибших в годы Холокоста на белорусской земле, и в благодарность белорусам — Праведникам народов мира. В 1941–1944 гг. в Беларуси немецкие оккупанты создали и уничтожили более 370 гетто». Цифра, которая там фигурирует  —  800 тыс. жертв,  —  является, как мы видим, приблизительной.

Раввин города Гродно Ицхак Кофман Фото: Наталлі Авярчук / Пул 4 регион
Раввин города Гродно Ицхак Кофман Фото: Наталлі Авярчук / Пул 4 регион

Раввин города Гродно Ицхак Кофман, выступая на церемонии захоронения останков убитых под Новоельней, сказал: «В Холокосте были убиты шесть миллионов евреев. У этих людей не было похорон. Сегодня, принимая участие в этой церемонии, мы отдаем свой долг памяти всем погибшим в Катастрофе. Пусть Всевышний упокоит их души под крыльями Своего присутствия».

От имени еврейской общины раввин Кофман поблагодарил за усилия и огромную работу по восстановлению исторической памяти о Холокосте в Белоруссии.

Помимо глав администрации района и области, генпрокурора Белоруссии и его помощников, представителей армии и МВД, на церемонии присутствовали школьники. Думается, этот урок памяти они запомнят на всю жизнь…

Погода была ветреная. Свинцовое небо, темный день. Было не слишком морозно, градуса два, но всех, кого я видел, периодически трясло, как от самого лютого холода. Стоя у свежевырытой могилы, в которую были опущены десять ящиков с костями, спиной к ложбине, где сплошной слой земли, — это останки расстрелянных и замученных, пока могилу засыпали под бесконечное количество повторов Lacrimosa из «Реквиема» Моцарта из мощных колонок, было время подумать о многом. Когда утром мы раскладывали кости по «гробам», в пластиковых мешках оставались костная пыль и мелкие фрагменты. Просто высыпать это в ящики было нельзя, там были оставлены щели и специально сделаны отверстия для доступа земли. Я попросил, чтобы мне дали какую-нибудь натуральную ткань или бумагу. Принесли стопку газет. Я разворачивал газеты, в которых были напечатаны новости последнего времени, ссыпал туда костную пыль убитых в 1942–1943 годах, заворачивал и клал среди костей. Именно эти газеты с новостями 2022 года окончательно превратили для меня происходящее в тяжелый кошмар. Я с трудом закончил свою часть работы.

Неужели невероятные жертвы прошедшей войны были недостаточны, чтобы нас вразумить? Неужели этот жуткий урок не выучен и нужно повторение?

Подобных пустырей и оврагов много по всей Европе. Хотелось бы, чтобы у сегодняшних школьников, европейских и американских, а также у их родителей были такие же уроки реальной истории, как у школьников Новоельни: два часа на зимнем ветру у свежей братской могилы, где Холокост и фашизм  —  это не протокольная демагогия, не спекуляции политиков, не бредни полуграмотных «ревизионеров» и не политкорректная болтовня СМИ. Думается, согласия и мира на земле стало бы больше.

Григорий ХАВИН

lechaim.ru

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

1 комментарий к “Обыкновенный Холокост

  1. Подобных пустырей и оврагов много по всему бывшему СССР, включая и регионы, где немецких солдат и близко не было. Репрессии против польских евреев за иудаизм, сионизм и прочие «еврейские грехи» начались еще в 1939 с приходом советских оккупантов. Пришедшим в 1941 немцам уже не пришлось даже синагоги закрывать, этот этап юденфрай был завершен еще до их прихода большевиками.

    Но демагогам и прочим политкорректным болтунам до геноцида евреев большевиками дел нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *