Можно ли защищать «Мемориал» не впадая в либеральное холопство? Можно!

original-som666666666

Фото: cdn.vdmsti.ru

Будь Солженицын сегодня с нами, он первым ужаснулся бы бесстыдной попытке уничтожения «Мемориала» под мнимым прикрытием его «ино-агентства». Такой он был человек. Да, когда-то не испрашивая разрешения у московской либшизы, принимал у себя в Троице-Лыково Путина, чтобы говорить с ним о судьбах России.

Но сегодня это не помешало бы ему сказать тому, кто облечен всей полнотой власти, что иск Генеральной прокуратуры с целью ликвидации «Мемориала» не только абсолютно аморален, но и чрезвычайно опасен для будущего России. Сегодня, когда этого человека с голосом ветхозаветного пророка нет с нами, его мнение довела до сведения власть предержащих его вдова, давно и не понаслышке знакомая с благороднейшей миссией общества «Мемориал», основанного еще Сахаровым.

В открытом заявлении Фонда Памяти, который представляет Наталья Солженицына, среди прочего есть такие строки: «…Иск о ликвидации «Мемориала», поданный в суд Генпрокуратурой РФ, не может трактоваться и в России, и за её пределами иначе, как знаковая, рубежная политическая акция. В создании национального монумента памяти жертвам политических репрессий в Москве, в общероссийской программе для школьников «Человек в истории», в кропотливом составлении мартирологов во многих регионах нашей страны — огромная заслуга «Мемориала»… Иск Генпрокуратуры является чрезвычайным (так справедливо назвал его Совет по правам человека при Президенте РФ). А чрезвычайный — одно из самых опасных и страшных слов советского «новоязыка». Колесо «чрезвычайщины», если дать ему раскрутиться, — это то самое «красное колесо», которое катком пронеслось по нашей стране в прошлом веке. И неважно, какой цвет может принять это колесо. Важно не дать ему раскрутиться вновь — уже в веке нынешнем…».

Да, мысль совершенно солженицынская, просто он кинул бы это в лицо власти и жестче, и стилистически неотразимей.

Александр и Наталья Солженицыны. Фото: psmb-neos-resources.hb.bizmrg.com
Александр и Наталья Солженицыны.
Фото: psmb-neos-resources.hb.bizmrg.com

Десятки, если не сотни организаций и частных лиц в эти дни публично выразили свою солидарность с «Мемориалом», но, думается, что, слово вдовы Солженицына всех их перевесит. Оно дорогого стоит, это слово, так как за ним явственно слышен голос «самого», и в хоре защитников «Мемориала» именно публичное заявление Натальи Солженицыной может остановить день ото дня наглеющую власть. Должна же она, власть, в конце концов, осознать, что непреложно обрекает себя на позор и поражение, в который уже раз выходя на тропу войны с наиболее нравственной и бескорыстно деятельной частью своего собственного народа.

И все же, мечтательным простакам, вроде пишущей эти строки, не хочется терять надежду, что, как только (если) это прозрение наступит, позорный иск прокуратуры против «Мемориала» будет незамедлительно (под каким-нибудь благовидным предлогом) отозван.

Хотя вот, мудрейшему князю Вяземскому, правда, в «младые его годы», подобные маниловские грезы в отношении тогдашней российской власти были глубоко чужды.

Как там у него в «Русском боге»:

«… К глупым полон благодати,

К умным беспощадно строг,

Бог всего, что есть некстати,

Вот он, вот он русский бог …»

Вяземский, 1828

Узнаем скоро, годится ли пишущий эти строки на роль, ну, скажем, если не сивиллы Кумской, то хоть самой что ни на есть заурядной гадалки на кофейной гуще. Или так, праздно лепит «слова, слова, слова», без цели и смысла…

Позиция Натальи Солженицыной по «Мемориалу» просто напрашивается стать прекрасным зачином для разговора о насаждении казарменного единомыслия по обе стороны политического спектра, причем Америка в этом вопросе с недавнего времени достойно соперничает с Россией.

Наталья Солженицына, вслед за своим мужем никогда, ни в России, ни на Западе, не примыкала ни к одной политически окрашенной группировке. Она же никогда не боялась разочаровать не только президента, но и своих квази-либеральных компатриотов. Так, в интервью с Познером, отвечая на сакраментальный вопрос о Крыме, она сказала, что сейчас, так же, как и раньше, видит его российским полуостровом… Вот такая у Солжа жена оказалась. Можно сказать — оголтелая мракобеска правого толка, но детально и убедительно обосновавшая, как, впрочем, у них, правых мракобесов, водится, почему она придерживается именно этой «вызывающей» позиции…

Понимаете, к чему затеян весь этот сыр-бор?

А к тому, что непредвзятая, и потому — часто неожиданная реакция на знаковые общественные события и катаклизмы есть признак интеллектуальной честности и независимого ума. И плюс к этому — школа благородства и порядочности. Всем нам стоит поучиться у таких людей отстаивать моральные принципы вне зависимости ни от каких внешних обстоятельств или обязательств, как учит Кант. Так прямо и шпарить по его категорическому императиву. А значит, нам нужно не только не страшиться сильных мира сего, но и не бояться в каких-то ключевых вопросах не совпасть с генеральной линией мейнстрима, ортодоксально главенствующей в данный момент среди тебе подобных. В данном случае — среди интеллектуально художественной элиты.

Людям, кичащимся своей поверхностной фрондой, не до Канта с его, как им кажется, давно устаревшим императивом. В их либеральном сообществе, где любят повторять затертую от частого употребления максиму Вольтера о готовности отдать жизнь за право своего оппонента свободно высказывать свою точку зрения, на самом деле готовы умереть ровно за противоположное. И за соблюдением единомыслия в своей среде адепты терпимости следят в последнее время не менее зорко, чем в лагере своих идеологических противников. Стая должна оставаться однородно сплоченной, невзирая ни на какие выходящие за рамки ее либерального нарратива факты. Шаг в сторону — расстрел. Два известных человека из этой тусовки, в уходящем году сделавшие такой шаг, на своей шкуре познали, как тяжела бывает расплата за самое минимальное отступление от принятого «своими» канона.

Известный московский продюсер, сценарист, бард, и stand-up comedian, Семен Слепаков, совершенно неожиданно для себя, сверхпопулярного в широких народных массах, подвергся массированной и безобразной в своей атавистической ненависти сетевой атаке.

Семен Слепаков Фото: cdnn21.img.ria.ru
Семен Слепаков Фото: cdnn21.img.ria.ru

А провинился Слепаков перед наиболее прогрессивной частью своих земляков, запостив в своем личном блоге легкомысленные стишки «про Добро, которое оказалось с кулаками», по поводу заснятых на видео актов насилия, имевших место на прошлогодних массовых протестах в защиту Навального. Но не стороны Росгвардии, как от него ожидалось бы, а со стороны протестующих. Стишки не очень цензурные, но очень смешные, и совершенно безобидные, что-то вроде этого: «Будет вам наука, мы не Лев Толстой! На дороге, сука, у добра не стой!»

За эти шутейные с матерком частушки благородные рыцари войска Навального глумились над народным любимцем с таким остервенением, какое скорее можно было бы ожидать по отношению к «пересмешнику Спевакову», автору-исполнителю антипутинских песенок, от действующей власти, а не от фанатов главного оппозиционера «фашЫсткому путинскому режиму».

Стоило Слепакову на йоту отступить от накатанного либерального нарратива, как в строгих глазах «ревнителей свободы и демократии» он вмиг обратился в «жида ушастого», в подлого наймита Газпрома и проплаченного кремлем Иуду-предателя. Ему желали умереть наиболее мучительным способом из всех возможных. Многочисленные адепты Добра, проживающие на территории Российской Федерации, угрожали не только ему, но и его семье. А ведь совсем недавно он вполне вписывался в ту самую компанию, из которой теперь был гневно исторгнут.

Пережив отрезвляющий катарсис, московский фрондер, сценарист культового сериала «Домашний арест» Семен Слепаков закрыл тему такими словами: «Я очень рад, что опубликовал стих про добро. Он помог мне лучше понять, что происходит в России настоящего, и на себе ощутить все преимущества либеральных ценностей. Чувствую себя как хирург, который вскрыл огромный гнойник. Интересный был опыт, спасибо».

Ощутил он на себе. Ага. Пусть Б-гу еврейскому своему помолится, что живет не в «оплоте демократии», Америке, а в фашЫсткой путлеровской России. В противном случае его ожидал бы не срач в ФБ и перебранки в стихах, о которых никто не вспомнит через месяц. А как полагается в соответствии с иезуитской практикой «cancel culture», полный, разгромный, и окончательный конец его блистательной карьеры. И порвали бы с ним все контракты. И отозвали бы все рекламы. И погнали бы его ссанными тряпками с ТНТ. И стал бы он, не «знаменитый продюсер, сценарист, бард, и stand-up comedian», а гребаный лузер, очередная жертва «либерального фашизма», только не выдуманного, а реального, сурово беспощадного к врагам Третьего рейха. В смысле, к врагам горних либерально-демократических ценностей и их сакральным носителям. Кстати, не имея возможности «вытереть» Семена Слепакова из жизни его страны, твиттер сделал то, что ему по силам. При обращении к семиной странице появляется предупреждение: «Действие учетной записи приостановлено».

А Григория Явлинского, бывшего уже главу партии «Яблоко», с его крамольным отступничеством, помните? Сам будучи из московских либералов, этот святотатствующий еретик, что бы вы думали, посмел подвергнуть критическому анализу культовый фильм-разоблачение «Замок» Навального!

«Поэтому главный общественно значимый эффект, на который ориентирована стилистика «разоблачительных» фильмов Навального, — это разжигание примитивной социальной розни»,написал он в своем аналитическом обзоре, полном, при этом самых резких высказываний в адрес Путина и его администрации.

Тем не менее, вал проклятий, исторгнутый коллективной сетевой пастью «прогрессивной российской общественности», обрушился после этого на бедного 68-летнеего Григория Алексеевича Явлинского, чуть не затмив амплитудой мерзости предыдущий, павший на ушастую голову Семена Слепакова. Оба они нарушили неписаный, но строго блюстимый в их родной либеральной среде закон единомыслия. На века сказано о подверженной массовому психозу толпе: «И с пылкостью тою же самой, как славили прежде, клянут…».

Есть тут и другая сторона медали. «Когда «пришли» за Слепаковым, Явлинский молчал. Не прошло и недели — «пришли» за ним. Метла нового «райкома» метет почище старой.

Вдобавок к двум столь известным в России жертвам недозволенного инакомыслия под раздачу попал еще один диссидент. Видный экономист, когда-то экономический советник Путина, а ныне ярый оппозиционер путинского режима, Андрей Илларионов. Он аргументировано и четко поддержал Явлинского в некоторых его умозаключениях, касающихся и Навального, после чего тоже огреб между «родных осин» по полной.

Любопытно, что, убежденный либертарианец Илларионов «претерпел за правду» дважды. И оба раза, хотя и на разных концах земли, но от «своих». В начале этого года его изгнали из американского Института Катона, западной цитадели свободы слова и защиты индивидуальных гражданских прав, где он с 2006 года состоял на службе старшим научным сотрудником. Место свое он потерял, опубликовав в январе этого года в своем личном блоге в Живом Журнале статью «Поджог Рейхстага-2021». В ней он, мало того, что позволил себе сомневаться в истинных результатах выборов, но и в деталях описав штурм Капитолия сторонниками Трампа, прямо сравнил это событие с поджогом германского Рейхстага в 1933 году, приведшего к укреплению власти нацистской партии.

Заметьте, что ЖЖ — это малопопулярная платформа, к тому же, статья была на русском. Тем не менее, ее скриншоты

с сопутствующим переводом на английский немедля легли на стол директора Института. По пути заметим, что доносительство в либеральной среде не считается зазорным, поскольку идет на великие цели мира, добра, защиты прав животных и меньшинств, инклюзивности, толерантности, дайверсити и прочей борьбы с разогревом планеты.

Андрей Илларионов
Андрей Илларионов

Подчеркнем тот факт, что в упомянутом храме свободы слова сотрудники его по умолчанию имеют право выражать самые непопулярные суждения по любым общественно-политическим вопросам. В реальности же, в полном противоречии с уставом самой этой организации, не говоря уже о Первой Поправке, русскому ученому было указано на дверь за выражение собственного мнения даже не на рабочем месте, а в личном пространстве. Причем, мнения отнюдь не маргинального, а, напротив, вполне расхожего — раз его разделяют 72 миллиона выборщиков Трампа. У русских со времен «развитого социализма» есть дивная шутка на эту тему. — Скажите, я имею право? — Имеете, имеете. — А я могу? — Нет, не можете.

Как видите, старые русские анекдоты, которые так любил рассказывать Рональд Рейган, теперь одинаково актуальны как для России, так и для Америки. Так что инструкции, спускаемые из либерального райкома, отличаются лишь именами новейших врагов и новоявленных святых.

А вы никогда не задавались вопросом, как «адепты Добра» по обе стороны океана разберутся, придя к власти, с чужими, если они своих карают так сурово за малейшее отклонение от курса либеральной ортодоксии?

Собственно, ответ на этот вопрос уже получен. В Америке исполнительная и законодательная власть сегодня сосредоточена в руках одной партии. Той самой, которая, по Илларионову, все больше напоминает нацистскую образца 33 года.

И вот, впервые в истории Америки 600 ее граждан, в негласном статусе внутренних террористов, в любом случае — политических заключенных, томятся в одиночках в ожидании приговора. 100 до сих пор в розыске. Вина этих людей состоит в том, что не без оснований усомнившись в результатах последних президентских выборов в Америке, эти безоружные «террористы» голыми руками умудрились «взять штурмом Капитолий». После чего, не нанеся ущерба ни охране, ни имуществу, прогулялись по ротонде, весело позируя для селфи. А некоторые, самые опасные-преопасные, садились в кресла «слуг народа» — конгрессменов, а ноги, страшно вымолвить, клали на стол. В этот день, 6 января 2021 года, хозяева кресел должны были утвердить сфальсифицированные результаты выборов, и часть обманутых избирателей Трампа хотели намекнуть им, что этого делать не стоит. Верховный суд, отклонив иск на пересчет голосов в пяти штатах, где вбросы и другие махинации были особенно очевидны, не встал на защиту их интересов. Пришлось самим, как умели… Их, вместо 15 суток за мелкое хулиганство, ожидают «срока огромные», чтоб другим неповадно было в другой раз сомневаться в одобренных Партией результатах каких-бы то ни было выборов. Ну, это мы уже проходили. Государственный терроризм — вот так это, кажется, называется.

К слову сказать, один из ста, до сих пор разыскиваемых ФБР «внутренних террористов, по имени Эван Ньюман, узнав о своем статусе, по совету адвоката, «ушел в бега», покинув пределы родного отечества под видом заграничной командировки. Здесь начинается чистый детектив. Первой точкой вынужденной эмиграции американца стала Италия. Оттуда на поезде он уехал в Швейцарию, откуда на машине перебрался сначала в Германию и Польшу, пока не доехал до Житомира на Украине, где жил четыре месяца на съемной квартире и откуда решил бежать, заметив за собой слежку местных спецслужб. В середине августа он незаконно перешел белорусскую границу, где его задержали военные. В интервью белорусским журналистам Ньюман сказал, что надеется получить в Белоруссии статус политического беженца, после останется там жить. К этому времени еще три американских гражданина подали прошение в МВД Белоруссии с аналогичной просьбой. Оказывается, Белоруссия одна из немногих стран, которая не сотрудничает с Америкой в выдаче разыскиваемых ею преступников.

Воистину, осмыслить мутации нового миропорядка, при котором законопослушные граждане Америки бегут из своей страны, чтобы просить политическое убежище у полоумного диктатора бедной восточно-европейской страны, для обычных людей занятие практически непосильное.

Поэтому передадим-ка мы лучше слово тому, чье имя, защищенное почетным статусом «поэта пушкинского круга», уже было упомянуто. Тут появляется соблазн целиком привести поэтический вердикт воинственному либерализму пера все того же Вяземского, но уже «не мальчика, а мужа». Зачин там такой:

«Послушать: век наш — век свободы,
А в сущность глубже загляни –
Свободных мыслей коноводы
Восточным деспотам сродни».

Но для сохранения места и времени придется обойтись тремя последними строфами:

«…Свобода — превращеньем роли –
На их условном языке
Есть отреченье личной воли,
Чтоб быть винтом в паровике;

Быть попугаем однозвучным,
Который, весь оторопев,
Твердит с усердием докучным
Ему насвистанный напев.

Скажу с сознанием печальным:
Не вижу разницы большой
Между холопством либеральным
И всякой барщиной другой».

Вяземский, 1860

Сравнив цитату из его же «Русского бога» (см. выше), написанного за тридцать лет до вышеприведенного вердикта, нельзя не заметить метаморфозу, приключившуюся с социально-политическими воззрениями друга Пушкина. По молодости либерал Вяземский нещадно высмеивал порядки, царившие в родном отечестве, и тогда-же бранил он Пушкина за восхищение материальной мощью и необозримой громадностью России («велика федора да дура: у нас от мысли до мысли пять тысяч верст»). Но с годами князь Петр Андреевич Вяземский, как бы следуя пушкинской максиме, «и сам, покорный общему закону, переменился я», обратился в образцового консерватора. Его поздняя поэзия, как, впрочем, и ранняя, отмечена всегдашней его скептической иронией, чьи язвительные стрелы, однако, изменили со временем свое начальное направление на противоположное.

17a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 10, средняя оценка: 4,60 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Соня Тучинская

Автор Соня Тучинская

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *