Ган Эден

Clip2Net Menu_210825001949dddddd

Тель-Дан. Здесь когда-то восседал царь Давид. «И царь встал и сел у ворот… И пришёл весь народ пред лице царя» (2 Самуил 19:8).

На Суккот мы, наконец, выбрались в наш кибуц Махана́им. Пять лет тому с него началась наша алия по программе «Первый дом на родине» (потом был «второй» и даже немножко «третий»). Кибуц ‒ это особый мир, не для всех. Я помню, как академик Велихов ‒ да, тот самый, который останавливал Чернобыль! ‒ оторопело глядел на груды металлолома во дворах детских садиков. Поди догадайся, что это ‒ «учебные пособия» взрослых предметов для маленьких кибуцников. Академика пригласил один кибуцник, спец по атомной энергетике. Он в основном сидел в Москве, получал большую зарплату, вся она шла в кибуц, но проживавшие там считали его паразитом и требовали, чтобы он работал на кухне. А на кухне ‒ большие холодильные комнаты, где вы можете взять столько продуктов, сколько сможете унести; хотя зачем их брать ‒ в столовой всё есть. И чтобы было нескучно, из стены ‒ три крана: один ‒ с водой, другой ‒ с кока-колой, третий ‒ с молоком. Моя пятилетняя дочка говорила: «Мы сперва приехали в кибуц, а оттуда — в Израиль!»

Оказалось, вокруг есть уйма мест, о которых мы даже не слышали. Первая наша вылазка ‒ в уникальное место на границе с Ливаном и Сирией, где протекает один из притоков Иордана, ручей Дан. Место непростое: здесь когда-то восседал царь Израиля, здесь же находится Ган Э́ден, Райский сад. В Израиле есть, по крайней мере, ещё пару мест, претендующих на это звание. Ещё в нашу бытность в кибуце нас возили в Райский сад под Афулой. В Ган Эден в окрестностях Дана растительность настолько густая, что смыкается над головой, образуя замысловатые туннели. Кругом ‒ ручейки с чистейшей водой и тварями, которые водятся только здесь. Как и положено в Райском саду ‒ лавры, фиговые деревья, лианы.

В пяти минутах от Ган Эден, на фоне сирийских гор, слева на участке зелени был командный пункт, а теперь ‒ в назидание и для удовольствия ‒ стоит подбитый сирийский танк. Чуть левее того места, откуда всё это можно наблюдать, установлена доска с разъяснениями и схемой: что за танк, где были сирийцы, и чем это всё закончилось.

После Дана мы поехали в таиландский ресторанчик. Наш столик стоял на берегу Иордана, наверное, самой знаменитой реки в мире, местами взбрыкивающей на порожках и водоворотиках, но отнюдь не полноводной и весьма мутноватой, как и вся её запутанная история. Мимо на каяках проплывали «водные» туристы с возбуждённо-опрокинутыми лицами и прямо напротив нас, как по команде, переворачивались.

На «полочку реликвий», собранных в той поездке по Северу, попали шляпки желудей многовекового дуба, растущего возле древней синагоги в Кацрине; ниточка из овечьей шерсти, которую Люля спряла там же, на допотопном прядильном станке, и кусочек обгоревшего двухтысячелетнего фисташкового дерева в Тель-Дане, сожжённого по дурости нерадивыми туристами… Всяко было в нашей истории.

Вадим Фрайфельд, Израиль

16a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 92, средняя оценка: 4,79 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *