Праздники Шмини-ацерет и Симхат-тора. Недельная глава «Ве-зот а-браха»

simchat_torahgggggggggggg

Следуя примеру праотца Яакова, Моше благословляет евреев перед смертью. Он дает каждому колену лаконичную, порой мистически загадочную характеристику, определяет его место и задачу в еврейской истории. Пророк заверяет сынов Израиля, что Б-г щедро вознаградит их за все грядущие беды и страдания. Затем он восходит на гору Нево, с которой Б-г показывает ему всю Страну Израиля и события, которые произойдут в будущем с ней и еврейским народом.

Разделом «Ве-зот а-браха» завершается Тора. Этот раздел не субботний, а «праздничный», и читается в эту субботу лишь потому, что на нее выпадает Симхат-Тора. В ближайшую субботу мы отметим Шмини-Ацерет и Симхат-Тора, которыми завершится цикл осенних праздников и грозных дней, начавшийся с Рош Хашана и продолженный в Йом-Кипур и Суккот. Шмини-Ацерет (дословно — «восьмой день торжественного собрания») отмечен специальной литургией, включая поминовение умерших «Изкор» и молитву о дожде. Мудрецы постановили также завершать в этот день годовой цикл чтения Пятикнижия и сразу начинать новый цикл. Поэтому в Израиле Шмини-Ацерет совпадает с Симхат-Тора («Радость Торы»), а в диаспоре их празднуют по очереди в течение двух дней.

***

Порядок чтения «Ве-зот а-браха» тоже особый. К нему вызывают не семь человек, как в обычные субботы, а всех присутствующих, чтобы каждый еврей, взрослый и ребенок, мог лично отметить завершение годичного цикла чтения Торы. Затем над «бимой» разворачивают «свадебный балдахин», состоящий из одного или нескольких талитов, под которым встают совсем маленькие дети и отцы с младенцами. Для них читается один из заключительных отрывков раздела. Эта «алия», вызов к Торе, называется «коль а-наарим». Следующий на очереди — «хатан Тора», жених Торы. Его выход, которым завершается чтение «Ве-зот а-браха», обставлен особенно торжественно. И, наконец, к Торе вызывается «хатан Берешит», «жених» раздела «Берешит», с которого начитается новый цикл. Все присутствующие громко повторяют за чтецом первые слова Книги Книг: «Вначале сотворил Г-сподь небо и землю…».

***

Вечная слава воде! Почему Шмини-Ацерет отмечается именно в восьмой день Суккота? На этот вопрос можно дать два объяснения. Во-первых, потому что восемь — запредельная цифра, выводящая события и явления за рамки материального мира. Семерка тесно связана с нашим земным бытием: семь дней недели, семь музыкальных нот, «семь чудес света». Зато восемь — это всегда «восьмое чудо света». Младенцу делают обрезание, «брит-мила», вводят его в союз с Б-гом на восьмой день после рождения. Тора, которую чествуют в этот «восьмой» день, в праздник Шмини-Ацерет, тоже не от мира сего: она появилась задолго до Сотворения вселенной, еще в эпоху первозданного хаоса, и была получена еврейским народом на пятидесятый день после Исхода из Египта (теперь этот день отмечается как праздник Шавуот).

И, во-вторых, Тора сродни живительному дождю, как сказано в начале прошлого раздела «Аазину»: «… Польется, как дождь, учение мое» (Дварим, 32:2). Не случайно, именно в Шмини-Ацерет мы читаем молитву о дожде, просим Б-га обеспечить нас небесной влагой на весь начавшийся год.

«Радуйтесь и веселитесь». Виленский Гаон говорил, что в иврите есть два слова, обозначающих радость: «симха» и «сасон». «Симха», говорил он, относится к началу радостного события, а «сасон» — к его завершению. Эта разница хорошо отражена в словах субботнего литургического гимна «Кель Адон»: «Смехим бе-цетам (они — солнца и луна — веселы при восходе своем) ве-сасим бе-воам» (и радостны при заходе, когда завершают свое движение по небосклону)».

Однако в праздник Симхат-Тора поют совсем иначе: «Сису ве-симху бе-Симхат-Тора» («Радуйтесь и веселитесь в Симхат-Тора»), меняя логический порядок: конечная радость предшествует начальной радости.

Нет, с логикой здесь все в порядке, объясняет Гаон. «Сису ве-симху…» относится к завершению чтения Торы. Поэтому мы поем «радуйтесь», «сису», завершению годичного цикла Торы и «симху», веселитесь в связи с началом следующего цикла.

Нерасторжимый триумвират. Мудрецы говорили, что Б-г, народ Израиля и Тора составляют единое целое: Тора — это слово Б-га. Евреи, следуя примеру праотцов, связали свою судьбу с Всевышним, который, в свою очередь, назвал евреев Своим избранным народом. На эту связь указывают слова из субботней молитвы «Шмонэ-эсрэ»: «Ты (Б-г) Един, и Имя Твое (Тора, в которой упоминаются имена Творца) — Едино, и кто подобен народу твоему Израилю, уникальному народу на земле».

Эти глупые римляне. Во время Суккота в Храме приносили, в общей сложности, семьдесят быков в виде добавочной жертвы «мусаф» за народы мира: в первый день — тринадцать, во второй день — двенадцать, и так по убывающей до семи быков в седьмой день. Но когда наступал восьмой день, праздник Шмини-Ацерет, к жертвеннику приводили только одного быка — в честь еврейского народа.

Такой необычный порядок жертвоприношений можно объяснить с помощью аллегории. В одном царстве были устроены торжества по случаю юбилея монарха. Семь дней проводились массовые пиры с участием тысяч людей. А на восьмой день, когда всеобщее веселье улеглось, царь попросил собрать самых близких ему людей, чтобы отметить юбилей в узком кругу.

По поводу семидесяти жертвенных быков рабби Йоханан говорил: «До чего глупы народы мира. Они сами не понимают, что они потеряли. Пока стоял Храм, его существование и приносимые в нем жертвы искупали их грехи и преступления. Но они варварски разрушили его, и теперь ничто не может защитить их от справедливого гнева Творца». Ход истории, превратившийся в сплошную череду войн и катастроф, подтверждает эту оценку почти двухтысячелетней давности.

Лучший покупатель. «И сказал он: «Б-г от Синая пришел, и сиял им от Сеира (Эсава); явился от горы Паран (где жил Ишмаэль)… — пламя закона для них» (33:2). Из этого загадочного стиха, который мы читаем в начале раздела «Ве-зот а-браха», мудрецы делают вывод, что, прежде чем даровать Тору евреям, Б-г предложил ее вначале другим народам, часть которых тяготеет к Эсаву, основоположнику европейско-христианской цивилизации, а часть — к Ишмаэлю, родоначальнику мусульман. Сыны Эсава, как повествует мидраш, спросили Б-га, что написано в Торе. Он ответил: «Там написано: не убивай». Те возразили: «Но ведь отцу нашему Эсаву было обещано: «Мечом своим будешь ты жить». Тогда Б-г предложил Тору ишмаэлитянам. Те тоже поинтересовались ее содержанием. «Там написано: не кради», — сказал Б-г. Будущие мусульмане огорчились и напомнили Ему благословение, полученное их праматерью Агарью от ангела: «Рука его (Ишмаэля) будет на всех (другой вариант: против всех)».

Этот мидраш хорошо известен, но возникает вопрос: почему Б-г представил этим народам Тору в виде строгих запрещающих заповедей? Почему не сообщил им приятные мицвот, например, касающиеся субботнего отдыха или обязательных четырех бокалов вина на Пасхальный седер? Сыны Эсава, да и Ишмаэля наверняка оценили бы их по достоинству. Глядишь, и Тору приняли бы. Но Б-га не проведешь. Он действовал, как опытный купец. К купцу приходят разные клиенты, чтобы взглянуть на его товар, и он сразу выделяет среди них людей несерьезных. Им он показывает худшие изделия, чтобы поскорее от них избавиться, а перед серьезными, заинтересованными покупателями раскладывает лучшие товары.

Точно так же вел себя и Б-г. Он знал, что другие народы не примут Тору искренне, всем сердцем и что они не готовы жить по ее законам. Даже если бы они согласились вначале, то со временем даже приятные мицвот были бы ими неузнаваемо искажены: суббота из святого дня превратилась бы в обычное время для безделья, а четыре бокала дали бы повод для примитивной пьянки. Поэтому Всевышний отпугнул их наименее привлекательными для них заповедями: «Не убивай!» и «Не укради!»

14a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *