Лекарство, способное победить эпидемию, уже есть. Нужно начать использовать его!

52322743_303аааааааа

В течение последних месяцев доктор Зеленко дал несколько ценных интервью, рассказывая читателям нашей газеты о разработанном им лечении, которое получило название “коктейль Зеленко”. Поддержка президента Трампа, заявившего что он профилактически принимает лечение др. Зеленко восстановила против него либерально настроенный истеблишмент. Дешевизна его лечения вызвала неудовольствие фармацевтических компаний. Предложенное им лечение было осмеяно и запрещено, но доктор Зеленко продолжал борьбу за здоровье пациентов практически в одиночестве, один против всего мира. 

Сегодня эффективность метода лечения др. Зеленко становится все более очевидной. Последние клинические исследования госпиталя Форда в Детройте показали снижение смертности практически наполовину. Др. Зеленко настаивает, что его лечение должно начинаться как можно раньше, в первые пять дней с момента появления симптомов, чтобы избежать госпитализации. Как показывают данные 2,200 пациентов доктора Зеленко, в этом случае смертность снижается почти на 90%! Профессор Йельского университета Харви А. Риш выступил в поддержку метода лечения доктора Зеленко.

Мы предлагаем вам ознакомиться с сокращенным переводом его статьи в журнале Newsweek.

В качестве профессора эпидемиологии в Йельской школе общественного здравоохранения я обычно выступаю с позиции мейнстрима медицины. На этот раз в разгар кризиса эпидемии я борюсь за лечение, эффективность которого полностью подтверждается научными данными, но которое по причинам, не имеющим никакого отношения к науке, было отодвинуто на второй план. В результате десятки тысяч пациентов с COVID-19 умирают.

Я имею в виду гидроксихлорохин. Когда этот недорогой препарат вводится в начале болезни, еще до того как вирус успевает размножиться и выйти из-под контроля, это лекарство оказывается очень эффективным, особенно когда оно используется в комбинации с антибиотиком азитромицином и цинком.

Профессор Харви А. Риш
Профессор Харви А. Риш

27 мая я опубликовал статью в Американском журнале эпидемиологии (AJE) «Раннее амбулаторное лечение симптоматических пациентов с высоким риском COVID-19». В этой статье, опубликованной в ведущем в мире эпидемиологическом журнале, анализировались пять исследований, демонстрирующих эффективность и безопасность этого лечения.

Врачи, которые использовали эти лекарства перед лицом скептицизма, были настоящими героями. Они делали то, что было лучше для своих пациентов, часто с большим личным риском. Я сам знаю двух врачей, которые спасли жизни сотням пациентов с помощью этих лекарств, но сейчас борются с государственными медицинскими комиссиями, чтобы сохранить их лицензии и репутацию.

Со времени публикации моей статьи 27 мая еще семь исследований продемонстрировали аналогичную пользу. В длинном последующем письме, также опубликованном AJE, я обсуждаю эти семь исследований и повторяю свой призыв к немедленному раннему применению гидроксихлорохина у пациентов с высоким риском. Эти семь исследований включают: еще 400 пациентов высокого риска, которых лечил доктор Владимир Зеленко, с нулевой смертностью; четыре исследования, в которых приняли участие почти 500 пациентов из группы высокого риска, проходивших лечение в домах престарелых и клиниках по всем США, без смертельных исходов; контролируемое исследование более 700 пациентов высокого риска в Бразилии со значительно сниженным риском госпитализации и двумя смертельными случаями среди 334 пациентов, получавших гидроксихлорохин; и другое исследование 398 пациентов во Франции, также со значительно уменьшенным риском госпитализации. С тех пор как мое письмо было опубликовано, еще больше врачей сообщили мне об их успешном использовании данного лекарства.

Помимо исследований отдельных пациентов, мы видели, что происходит в больших популяциях, когда используются эти препараты. Это были «естественные эксперименты». В северном бразильском штате Пара смертность от COVID-19 росла в геометрической прогрессии. 6 апреля сеть государственных больниц приобрела 75 000 доз азитромицина и 90 000 доз гидроксихлорохина. В течение последующих нескольких недель власти начали распространять эти лекарства среди инфицированных. Несмотря на то, что новые случаи продолжали иметь место, 22 мая уровень смертности стал стремительно падать и сейчас составляет примерно одну восьмую от того, что было на пике.

Обратный эксперимент произошел в Швейцарии. 27 мая национальное правительство Швейцарии запретило амбулаторное использование гидроксихлорохина для COVID-19. Приблизительно 10 июня смертность от COVID-19 увеличилась в четыре раза и оставалась высокой. 11 июня правительство Швейцарии отменило запрет, а 23 июня уровень смертности вернулся к тому, что было раньше. Люди, которые умирают от COVID-19, жили примерно три-пять недель с момента появления симптомов, что делает очевидным доказательство причинно-следственной связи в этих экспериментах. Оба эпизода доказывают, что комбинация препаратов снижает смертность и должна быть немедленно принята в качестве нового стандарта лечения пациентов с высоким риском.

Почему гидроксихлорохин не принимается во внимание?

Во-первых, как все знают, лекарство стало сильно политизированным. Для многих это рассматривается как маркер политической идентичности по обе стороны политического спектра.

Во-вторых, препарат не использовался должным образом во многих исследованиях. Гидроксихлорохин показал большой успех при раннем применении у людей с высоким риском, но, как и следовало ожидать, гораздо меньший успех при использовании на поздних стадиях заболевания. Несмотря на это, он продемонстрировал значительное преимущество в крупных больничных исследованиях в Мичигане и Нью-Йорке, когда его использовали в течение первых 48 часов после поступления в больницу.

В-третьих, FDA и другие высказали опасения по поводу риска сердечной аритмии. FDA основывает свои комментарии на данных в своей системе отчетности о неблагоприятных событиях. Но FDA не объявляло, что эти неблагоприятные события были вызваны десятками миллионов пациентов, которые принимали гидроксихлорохина в течение длительного периода времени, часто для хронического лечения ревматоидного артрита. Даже если истинные показатели аритмии будут в десять раз выше, чем те, о которых сообщалось, вред будет минимальным по сравнению со смертностью пациентов с высоким риском COVID-19. Этот факт подтверждается исследованием Оксфордского университета.

Я полагаю, что в будущем этот ненормативный эпизод, касающийся гидроксихлорохина, будет изучен медицинскими социологами как классический пример того, как вненаучные факторы отвергли четкие медицинские доказательства.

Ради пациентов высокого риска, ради наших родителей, бабушек и дедушек, ради безработных, для нашей экономики и для нашего государства, мы должны немедленно начать использовать это лечение!

13a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *