Судебный зигзаг

0

Два примечательных события, которые недавно завершились в Бостоне, на первый взгляд, не имеют между собой ничего общего. Между тем при ближайшем рассмотрении заметно проступает их  взаимосвязь и настораживающее родство друг с другом.

 Первое и наиболее резонансное из них при естественном и вполне вероятном логическом исходе могло завершиться досрочной отставкой мэра Бостона Мартина Уолша. Второе, наоборот, началось как заурядное дорожное происшествие, которое не предвещало ничего особенного.  Несмотря на свою случайность и кажущуюся пустяковость, оно привело к небывалой прежде череде увольнений и сенсационному смещению всего руководства одной из самой мощной силовой структуры Массачусетса.

Ещё два года назад, в мае и июне 2016 г., в ходе антикоррупционного расследования были последовательно арестованы глава департамента туризма, спорта и массовых мероприятий мэрии Бостона Кеннет Бриссетт и руководитель департамента по внешним связям Тимоти Сулливан. Если г-на Бриссетта, профсоюзного активиста и бывшего школьного учителя в Южном Бостоне, до его служебного взлёта мало кто знал, то г-н Сулливан – известный профсоюзный функционер. Он баллотировался на пост руководителя Американской федерации труда – Конгресса производственных профсоюзов (АФТ-КПП) в Массачусетсе, объединяющей свыше 400 тыс. человек. Для него профсоюзная деятельность представляет собой разновидность семейного бизнеса. Его отец долгое время занимал пост президента одного из отделений АФТ-КПП, и он пошёл по его стопам.  Подобным же образом поднимался по профсоюзной линии и нынешний мэр Бостона. Кумовство, передача должностей по наследству в руководстве современным рабочим движением и другие признаки его перерождения – это уже другая тема. Здесь же важно отметить, что все названные персонажи являются единомышленниками и давними соратниками, позиционирующими себя активными борцами за права трудящихся. Двоим из них и было предъявлено обвинение в вымогательстве. Эти господа угрожали руководителям компании, занимавшейся организацией ежегодного музыкального фестиваля в Бостоне, отозвать ранее выданное разрешение на его проведение в том случае, если они не наймут на работу членов профсоюза. Этот жёсткий и неожиданный ультиматум был неофициально предъявлен устроителям уже разрешённого традиционного мероприятия за три дня до его начала, когда полностью был укомплектован штат сотрудников, проданы билеты и потрачены внушительные средства на его подготовку и проведение. Зная, что в таких условиях выдвинутые требования выполнить невозможно, руководству компании придётся предлагать что-то взамен, т.е. идти на нелегальный торг с представителями официальных властей, которые, похоже, именно этого и добивались.

Острота и, если так можно выразиться, колорит ситуации, состоял в том, что с самого её начала всем было ясно, что взятые под арест городские чиновники, пусть и высокого ранга, являются не более чем рядовыми исполнителями чётко отработанной и не раз применяемой коррупционной схемы. Это было очевидно для тех, кто занимался этим расследованием, освещал его в печати и в первую очередь тем, кто сам подвергся шантажу и вымогательству. Не пошли же они к мэру жаловаться на «чудачества» его непосредственных подчинённых, которые, используя свои властные полномочия, неофициально выдвинули нигде не предусмотренные и неправовые условия. Любые разрешения, которые выдаёт город, не могут быть использованы как предмет частных профсоюзных переговоров. Поэтому и имевший место своеобразный рэкет или, попросту говоря, выкручивание рук, происходили скрытно и нелегально, без письменного протокола и лишних свидетелей. Бывает так, что простые риторические вопросы помогают ответить на достаточно запутанные ситуации. К примеру, можно ли представить, что, только получив высокие должности в администрации Бостона, исключительно трезвые люди начинают свою новую деятельность со столь грубого шантажа? Не слишком ли круто для новичков самостоятельно, минуя своего патрона, поставить на грань риска (помимо своего положения) проведение столь ожидаемого городского праздника. Допустить подобные вольности с их стороны довольно трудно. Здесь просматривается разборчивый почерк их властного начальника, без поддержки и покровительства которого предъявления таких ультиматумов маловероятны.                                                                               

Сам Мартин Уолш умело использовал такого рода ультиматумы, с помощью которых доводил до полной покорности соискателей зелёного света для реализации своих проектов. Напомню, что совсем недавно, в 2012 г., за год до своего избрания мэром Бостона, Уолш, возглавлявший тогда бостонское отделение профсоюза строительных рабочих, вместе со своими коллегами неофициально встретился с руководителями строительной компании, добивавшейся разрешения на производство работ в Бостоне. Являясь профсоюзным функционером и, одновременно, конгрессменом штата, он как человек, располагавший властью, был на этой встрече главным переговорщиком с работодателями. Те хорошо знали правила скрытого торга, которые установились в Бостоне, и тайно записали эти переговоры. На этой аудиозаписи трижды звучит голос г-на Уолша. Он прямым текстом предупреждает руководителей строительной компании, что они столкнутся с трудностями при получении разрешения на строительство, если проигнорируют их чёткое и необсуждаемое требование – нанимать только рабочих, входящих в профсоюз. Тогда он сумел «убедить» застройщиков – они приняли на работу… четырёх членов профсоюза и… внесли крупный денежный взнос в избирательную кампанию Мартина Уолша. Эпизод характерный: внешне всё выглядит как демонстративная забота о рабочих, но на втором, скрытом и главном плане – банальное продвижение своих собственных интересов. Тем не менее такие приёмы укрепляли его позиции в американских профсоюзах, располагающих значительными финансовыми средствами, в частности пенсионными фондами своих членов. Избирательный фонд Мартина Уолша в борьбе за пост мэра Бостона в 2013 г., в десятки раз превышавший аналогичные ресурсы всех его соперников вместе взятых, обеспечил ему победу на выборах. Такое же соотношение повторилось и на выборах 2017 г.

Упомянутая аудиозапись привлекла внимание ФБР к гангстерской тактике, к которой прибегают в Бостоне профсоюзные функционеры; с недавних пор – в тесной связи с городскими властями. Информация о той полукриминальной сходке, «слитая» в печать накануне ареста Бриссетта и Сулливана, могла указывать, что ниточка расследования неумолимо приближалась к градоначальнику. Он не мог это не почувствовать, и его нервозность становилась всё более заметной. Мэр отклонял все вопросы журналистов о том, допрашивали ли его по этому делу, и, если давал показания, то в каком качестве. Он отсылал всех к своему пресс-секретарю, которая всякий раз, как в автоответчике, повторяла один и тот же текст: «Мэр уже отвечал на эти вопросы, и ему нечего добавить к сказанному ранее…». Его растущая тревога за своё будущее отразилась и в том, что сумма договора городской администрации на адвокатские услуги в тот период была сразу же увеличена в… четыре раза. Она достигла рекордных цифр, которых не было даже в долгую эпоху самого криминального мэра Бостона минувшего века Джеймса Курли, на протяжении десятилетий чередовавшего высокие выборные должности с отбыванием длительных наказаний в исправительных учреждениях. Ссылки на инфляцию здесь не убеждают: текущие ставки адвокатов сразу подскочили втрое. Сама поспешность, с которой срочно в авральном порядке столь кардинально пересматривалось подписанное всего несколько месяцев назад соглашение с адвокатской компанией, выразительно говорила сама за себя. Все готовились к предстоящему суду, который должен был вскоре начаться.                                                                                                                                                                   

Однако на этой стадии начались странности: проходил месяц за месяцем после окончания расследования, не проводились и не планировались никакие новые следственные действия, все давно вернулись из отпусков, но дата начала суда, который ожидался к концу лета 2016 г., так и не называлась. Создавалось впечатление, что по каким-то причинам, принявший это дело к производству федеральный судья Лео Сорокин сознательно медлит или пребывает в нерешительности. Его раздумья затягивались, а между тем, неумолимо приближалось время переизбрания г-на Уолша на новый срок. Затяжка с разрешением столь резонансного дела стала настолько очевидна, что в январе 2017 г. газета «Бостон Глоуб» на самом видном месте поместила специальный редакционный комментарий. В нём особо подчёркивалось, что «проводимое расследование подняло острые вопросы о мэре Бостона Мартине Уолше – вопросы, на которые следует получить вразумительные ответы, и как можно быстрее. До переизбрания мэра (в ноябре) избиратели заслужили, чтобы столь долгое следствие было, в конце концов, завершено». В этом же выверенном документе, выделенным крупным шрифтом, напоминалось, что в последнее время официальные профсоюзные функционеры, используя полученные властные полномочия, принуждают компании принимать на работу членов профсоюза. Газета напомнила об упомянутой аудиозаписи с требованиями Мартина Уолша к руководителям строительной компании, где речь идёт о завуалированном вымогательстве. «Мэр, – отмечается в этом редакционном комментарии, – может помочь сам себе прямыми ответами на вопросы, от которых он до сих пор продолжает уклоняться… Завеса неизвестности по поводу статуса этих резонансных дел несправедлива ни по отношению к Уолшу, ни по отношению к избирателям…».

Окончание следует

Борис ЛИПЕЦКЕР

5-1

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0