Адвокаты сатаны

tzemel

Image result for ‫קרני אלדד‬‎Карни Эльдад

 

Вы слышали про академическое исследование, доказывающее, что израильские солдаты не насилуют арабок, потому что они расисты?

Это исследование цитирует адв. Лея Цемель в интервью газете «Гаарец» по случаю выхода фильма, посвященного ей. Это извращение находится в основе мировоззрения Цемель. Она настолько ненавидит нас, что даже возмущается тем, что наши солдаты не насилуют палестинок. По ее мнению, все, что мы-евреи делаем, исходит из злого начала. Ведь не может быть, чтобы наши солдаты не насиловали арабок из моральных соображений.

Я испытываю уважение к идеалистам. Я рада, что есть настоящие левые в стране. Мы бежим вперед с нашей идеологией, которая иногда ослепляет нас, поэтому нам нужен «боковой судья», который засвистит, увидев нарушение. Это нервирует, это замедляет продвижение, но это необходимо. Я не верю, что существует идеология, оправдывающая преступления против морали, и если нет морального оправдания тому, что мы делаем, — то все развалится. Мы все проиграем. Мы должны быть чисты от коррупции, опьянения силой, от бессмысленного насилия.

Но Лея Цемель не идеалистка. Мне трудно объяснить, кто она на самом деле: может, речь идет о душевном заболевании? Ненависти к евреям? Желании привлечь внимание? Я не психолог (и не психиатр, что требуется в данном случае), но ясно, что речь идет о редком экземпляре, истекающем ненавистью к своему народу.

Возьмите, например, тот факт, что Цемель представляла Абед аль-Азиза Цалху – араба, чьи руки, запятнанные кровью наших солдат, торчали из окна здания палестинской полиции в Рамалле во время линча в октябре 2000г. На вопрос журналистки Равит Гехт, были ли у нее колебания защищать ли на суде террориста, Цемель ответила:

«Нет. Вообще нет. Какой еще линч? Можно подумать!» Что значит: какой линч?

Равит Гехт (слева) и Леа Цемель

Это было ужасающе, — переспрашивает Гехт.

«Он был очень молод», — объясняет Цемель.

Гехт упрямится: «Вы бы сделали такое в молодом возрасте?»

— «Меня не били на КПП в молодости. Но самое главное проанализировать событие».

Гехт: «Так давай проанализируем событие: 2 израильских резервиста по ошибке заехали в Рамаллу, были вытащены из автомашины палестинскими полицейскими. Толпа, жаждущая крови, избивает их, затем десятки палестинцев убивают их в полицейском участке и выбрасывают трупы из окна толпе, которая издевается над телами».

«Было много участников», — говорит Цемель.

— «Были полицейские ПА, проделавшие бОльшую часть работы, а он был молод и втянулся в это. Он не был полицейским. Потом я также защищала двух палестинских полицейских, в отношении которых утверждалось, что они участвовали в линче, хоть они отрицали это. Но тот парень не убивал их своими руками. Он такой несчастный».

В самом деле «несчастный». Он несчастный, а не Вадим Нуржич и Йоси Авраами, убитые арабской толпой (в которой, видно, все были избиваемы на КПП или дискриминируемы на расовой почве, поскольку солдаты не изнасиловали их сестер). Он несчастный, а не Хана – жена Йоси, не Рои, Шани и Идан, которые уже не увидят своего отца. И не Ирина, жена Вадима, которая была беременна в момент убийства и назвала сына в честь отца, которого сын никогда уже не увидит.

Все, что арабские убийцы делают, они делают, потому что они «жертвы». Жертвы «оккупации», разумеется. Т.е. это мы привели их убивать нас, это единственное, что они могут делать в силу обстоятельств.

По словам Цемель в интервью, у нее нет интереса представлять в суде всех палестинцев, а только тех, кто «противится» «оккупации». «Я никогда не буду защищать в суде того, кто сотрудничал с израильскими властями», — говорит она. Жаль, говорят, что они проходят ужасные пытки в палестинских тюрьмах. Но, видно, не они несчастные, а те, кто их пытает.

Верно, при демократической власти и системе законности, основанной на справедливости, каждый имеет право на адвоката. Иногда адвокат вынужден представлять и чудовище в человеческом образе, убийц детей, воплощение зла. Вынужден прикусить губы и делать это. Но Цемель не прикусывает губы. Она идет в зал заседаний с чемоданом, полным извращенных утверждений.

И тут можно найти светлые точки. Во-первых, это исключение из правила свидетельствует о том, что правило душевно здорово. Во-вторых, Цемель проигрывает в подавляющем большинстве дел, так что, возможно, есть немного здоровой логики в нашей судебной системе.

 

Источник на иврите — «Макор ришон» 

Перевод: Лея Халфин — МАОФ

Май-июнь 2019

 

Поделиться

Блог новостей из Иерусалима

Автор Блог новостей из Иерусалима

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *