Еврейская диалектика

4-из-10-подростков-США-не-знают-что-такое-Холокост6666

Народу с историей в три с половиной тысячелетия пришлось за эту историю немало передвигаться по планете. Путешествия сквозь наше первое тысячелетие описаны в главной Книге цивилизации — в ТАНАХе. Обильны событиями были и следующие два с половиной тысячелетия.

К началу 80-х годов XIX века значительное большинство ашкеназских евреев нашли себя подданными русского царя. Другая группа — более образованная и секуляризованная — проживала в Германии и в Австро-Венгрии. Эти дали миру огромную часть гениев XX века, но как популяция были уничтожены в Холокост.

После погромов 1881–82 годов среди российских евреев началось идейное расслоение, приведшее к разделению в пространстве. Часть очаровалась сионистской идеей и переселилась в Палестину. Другие в поисках свободы отправились в Америку. Третьи — более успешные, а также менее решительные — остались на месте. За полтора столетия это разделение произвело три группы евреев с разными языками, традициями, символами и национальными характерами.

Главный итог духовного развития советских евреев в послевоенное (после Второй мировой войны) время — освобождение от всяческих иллюзий и идеологий. С иудаизмом мы знакомы не были — религиозность утратили ещё наши отцы. Какие-то светлые идеалы ассоциировались с Октябрём 1917 года. Молодой Булат Окуджава пел нам:

«Но если вдруг когда-нибудь мне уберечься не удастся, 
Какое б новое сраженье ни покачнуло шар земной,
 
Я все равно паду на той, на той единственной Гражданской,
 
И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной».

Ещё мы распевали о дуралее, который

«… Хату покинул, пошёл воевать, Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать…», не понимая, что воюет за то, чтобы отняли землю у него самого.

После того как мы узнали о преступлениях сталинизма, химера коммунизма осталась привлекательной лишь для карьеристов и глупцов. Окончательно социалистическую грёзу похоронила для наших поколений оккупация Чехословакии 21 августа 1968 года. Советская власть стала восприниматься как враг. Недаром бешеный успех имел у нас странный роман Булгакова, в котором единственным привлекательным властным авторитетом в советской Москве оказался Дьявол.

Ещё была иллюзия Великой победы Советского Союза, «спасшей мир и евреев от фашизма». Этот миф умер, когда его стали понимать в контексте истории: Сталин и Гитлер решили поделить мир, 23 августа 1939 года заключили договор о дружбе (с секретным протоколом) и через неделю начали мировую войну. Потом союзники, как пауки в банке, сцепились между собой. Гитлера встречали как освободителя от СССР прибалты и западные украинцы; Советская армия, победив немцев, спасла выживших евреев. Но лишь для того, чтобы меньше чем через 3 года после Победы, начиная с убийства Соломона Михоэлса 12 января 1948 года, СССР продолжил относительно евреев прерванную политику нацистов, которую на ее пике оборвала неожиданная смерть Сталина.

Была ли Советская армия «освободительницей»? При нападении её на Финляндию? Или при оккупации прибалтийских стран и массовой высылке в Сибирь их населения? Или при агрессии против Польши и Катынском расстреле пленных поляков? Или при массовых изнасилованиях и грабежах в «освобождённых» центрально-европейских странах?

Во время войны против немцев СССР одновременно вёл войну против собственного народа. По последним публикациям в те годы трибуналами были осуждены 2 530 663 советских военнослужащих. Вынесено 284 344 смертных приговора, расстреляны 157 593 человек. Ещё следует помянуть отношение власти после войны к своим покалеченным воинам. Какая совесть выдержит груз «гордости» за такую победу?

Ещё был миф об интернационализме СССР. Среди евреев какое-то время бытовала версия, что октябрьский переворот освободил нас от черты оседлости и процентных норм. Потом мы вдруг осознали, что большевики к этому непричастны. Это совершила Февральская революция. Евреи ощущали на себе лицемерие «советского интернационализма» постоянно, но осознали всю его ложь, наблюдая антисемитскую реакцию СССР на чудесное спасение Израиля в Шестидневной войне 1967 года.

Постепенно во многих советских евреях стало просыпаться вместе с презрением к СССР страстное желание покинуть страну-западню. Активная борьба началась, когда 15 июня 1970 года 14 евреев-героев решились, рискуя расстрельной статьёй, на попытку угона из СССР самолёта. Она продолжалась 18 лет и завершилась нашей победой. Более 90% евреев покинули бывшую империю.

Советским евреям-ашкенази, утратившим идеологические иллюзии, духовность давал живой интерес к культуре и к наукам. Многие получили хорошее образование. СССР с царских времён долго сохранял достойную систему просвещения.

Если советские евреи оказались без иллюзий, то наши американские собратья и сегодня переполнены ими. Американская ветвь евреев выросла в условиях свободы и привыкла к ней. Они, как и их экс-советские родственники, в массе своей секулярны. Разница — у них, в отличие от нас, нет прививки против губительных левых идей. И они следуют за любой левой ахинеей, как мальчики Гаммельна за дудкой Крысолова из старой легенды.

Идей, которые после проверки временем не оказались ложными, в нашем мире крайне мало. Я знаю одну.

Денис Прегер
Денис Прегер

Денис Прегер — представитель малочисленной группы правых американских евреев-интеллектуалов, так объяснил «американскую трагедию» евреев: «Иудеи и другие, отказавшись от Библии как источника своей мудрости, переняли все наиболее глупые убеждения… Светские люди имеют потребность верить во что-то». Их вера в сегодняшней Америке включает политкорректность, искажающую смыслы понятий; отказ от свободы слова, оберегающий хилую левую идеологию; от права собственности — отняв и поделив, можно удовлетворить их мечту о социализме; от традиционной морали; от традиционной роли полов, ненавистной феминисткам, да и от самого понятия пола. Утрачивается понятие американской национальной идеи: почему все желающие не могут прийти в Америку и растворить её в своей массе? Специальный феномен современной Америки — активный еврейский антисемитизм, заметный, например, в публикациях и карикатурах «Нью-Йорк Таймс», и владельцы, и большинство авторов которой — евреи. А также прохладное в целом отношение американских евреев к Израилю. Так недавний опрос авторитетной Pew Research показал: 42% американских евреев считают, что президент Трамп «слишком благосклонен к Израилю», а среди прочих американцев так считают только 26%.

Рассматривая современное еврейство диалектически — по Гегелю, можно представить, что тезисом в гегелевской формуле выступает лишённое иллюзий постсоветское еврейство, антитезисом — переполненное разными идеологиями американское. А синтезом оказывается третья её часть — израильтяне. «Тезисные» евреи в эмиграции, уже во втором поколении, теряют свой язык и традиции и приобретают свойства евреев страны пребывания. Также обречены на скорое исчезновение «антитезисные» светские американские евреи — эти за счёт ассимиляции. Больше 80% браков у них — смешанные.

Та же судьба, впрочем, уготована не столь многочисленным евреям, оставшимся на постсоветском пространстве. Информация в Википедии о дочери президента Украины Владимира Зеленского Александре: «её крёстный отец…». Зачтём в евреи человека, крестившего дочь?

Основное достижение израильских евреев-ашкенази, «синтезирующих» путь советских и американских — израильские будут существовать, когда те растают. Израильтяне приняли на себя идеологию, но это идеология не исчезновения, а жизни. Они — единственный из народов «первого мира» со здоровой демографией. У средней израильтянки вдвое и даже больше детей, чем у средней европеянки.

Одна из причин этого: израильтянин ценит жизнь, поскольку над ней висит опасность — война, могущая возобновиться в любой момент. В 1970 году в СССР одновременно появились фильм Андрея Смирнова «Белорусский вокзал» и вставная новелла в фильме Петра Тодоровского «Городской романс», в которых герои в аморальной, по сути, советской жизни тоскуют по нечеловечески тяжёлой и опасной, но осмысленной военной. Слава Б-гу, количество погибших в израильских войнах в последние десятилетия не столь велико, по сравнению, скажем, со статистикой жертв на дорогах. Но постоянная возможность войны вводит восприятие жизни и смерти в контекст её истинных ценностей.

Ури Шерки
Ури Шерки

Одна из них — патриотизм. Евреи всегда были патриотами своих стран. В период Первой мировой войны самый высокий патриотизм демонстрировали немецкие евреи, во время Второй мировой — советские. Оба раза любовь осталась безответной — в ней отсутствовала важнейшая составляющая — взаимность.

Выдающийся современный раввин Ури Шерки, объясняя учение создателя религиозного сионизма рава Кука, пишет: «История — это сложная диалектическая система отношений между Б-жественной и национальной идеями… В истории мы встречаем выражение обеих идей и их противоборства или сотрудничества. Согласно раву, противоборство этих двух идей — корень проблем человечества. Мы, евреи, должны стать решением». Почему мы? «Евреи встречают Б-жественную идею посредством национальной. Весь смысл национальной идеи — обеспечить встречу с Б-жественной».

Израиль создавался социалистами как атеистическое государство. Однако израильтяне стали ощущать присутствие в своей жизни Высшей Силы — ныне, по опросам, 80% среди них, включая несоблюдающих еврейский закон Галаху, верят в Б-га. Рав Кук (в изложении Шерки) видел цель сионистского проекта как «открытие Святости Общего: во взаимодействии всех факторов национальной жизни проявляется Б-жественная Идея, или, если хотите — Шхина. Это не «религиозное государство». Это государство, в котором Б-жественная идея проявляется во всех ее аспектах». Поэтому, надо понимать, сущность патриотизма израильтян отлична от былого патриотизма немецких или советских евреев.

Окна нашей иерусалимской квартиры выходят в школьный двор, и траурную сирену в день поминовения погибших в войнах Израиля я переживал вместе со школьниками, выстроенными каре во дворе их школы. Я пытался представить чувства ребят, склонивших головы: думают ли они о старших в семье, сражавшихся за их страну, о тех из них, кто погиб? Или вспоминают, что на их месте, в этом же дворе, лет 10 назад стоял кто-то, погибший в последней войне? Или, может, воображают, как через другие 10 лет на их месте будет стоять кто-то и вспоминать о ком-то из них, сегодняшних, потерявшем жизнь в какой-то новой войне?

Но при этом желающих служить в боевых частях ЦАХАЛа, подвергаться максимальной опасности, защищая Израиль, больше, чем требуется, и среди претендентов проводится отбор.

С воссозданием еврейского народа на Святой Земле диалектический процесс, понятно, не прекратился. В этом процессе израильтяне, очевидно, становятся «тезисом», а «антитезисом» — народы мира. Рав Кук, писал, что «нельзя любить евреев, не любя весь мир. Предназначение евреев — это исправление мира, а если не любить мир, то это равносильно нелюбви к смыслу существования евреев». Рав Шерки: «Национальные Б-жественные концепции, являясь тезисами и антитезисами, придут к Единой «Абсолютной духовности». Эта диалектика, вероятно, и составляет мессианский процесс.

Новая книга Бориса Гулько:

«Мир еврея». Часть 2. 111 избранных эссе, написанных в 2012–2015 годах. 547 страниц. 26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Мир еврея. Часть 1. 57 избранных эссе, написанных в 2000–2012 годах. 269 страниц. 15 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

«Путешествие с пере- садками». Три книги воспоминаний. 397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах. 20 долларов, включая пересылку по США и Канаде. 

Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com

3

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 3,14 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Борис Гулько

Автор Борис Гулько

Нью-Джерси, США
Все публикации этого автора

3 комментариев к “Еврейская диалектика

  1. Рав Кук : «История — это сложная диалектическая система отношений между Б-жественной и национальной идеями… В истории мы встречаем выражение обеих идей и их противоборства или сотрудничества. Согласно раву, противоборство этих двух идей — корень проблем человечества. Мы, евреи, должны стать решением».

    Я не согласен с Вашей трактовкой, Борис. Причиной противоречия является вовсе не патриотизм («Одна из них — патриотизм. Евреи всегда были патриотами своих стран») евреев. Антагонизм соотношений между религиозной и национальной идеей заключается в вечном вопросе о функции религии на определенном этапе развития еврейской истории: национальной или космополитической. Видимо в современной начальной стадии должен действительно произойти синтез национального с религиозным в Израиле. В последующей стадии иудаизм должен посвятить себя космополитической задаче. Этому интересному вопросу посвятил любимый нами Лион Фейхтвангер немало страниц.

    1. Позволю себе откровенное глумление над этим утверждением Кука. Чисто провинциальное — история — это сложная система борьбы за и против наличия системы этических координат в социуме. Всё остальные компоненты истории, просто проявления основных животных инстинктов. Царь Пирр тому подтверждение.

  2. Борис, вы очень плодотворны, как писатель, и сейчас живете в Иерусалиме. Недавно я прочитал книгу о Augustin Calmet (Огюстене Кальме), знаменитом монахе-бенедектинце, друг Вольтера, который сам себе написал эпитафию, которая до сих пор украшает его надгробие: “Hic jacet qui multum legit, scripsit, oravit; utinam bene! Amen.” («Здесь лежит тот, кто много читал, писал и молился; да сбудется все к лучшему! Амен.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *