Кунсткамера. Как выглядит Россия со стороны

0

Россия — странная страна, не родившимся там — непонятная, загадочная. Как кунсткамера, музей невиданных редкостей, она привлекает взоры со стороны, особенно издали. Вот, например, в наши дни. Обездоленная, в разрухе, а кинулась в захватнические войны.

В ответ на санкции со стороны наказала свой народ еще и антисанкциями. Вроде бы выборы президентские на носу, а президента не видать… Ну вот появился 23 февраля, в День защитника Отечества. Принял участие в церемонии вручения государственных наград, поблагодарил военнослужащих, участвовавших в недавней операции в Сирии, «в этой сложнейшей операции, в реальных боевых условиях доказавших свое воинское мастерство, проявив героизм, стойкость, отвагу… Действуют смело, решительно, мужественно», — похвалил военных президент.

А что там было на самом деле, рассказал экс-депутат Госдумы Виктор Алкснис: под американским ударом 7 февраля в Сирии «погибли 334 россиянина — 217 человек из пятого штурмового отряда ЧВК «Вагнера», 10 человек из второго штурмового отряда, 94 из штурмового отряда «Весна» и 13 человек из артиллерийского дивизиона».

Склонен ему верить. Склонен верить и американским разведслужбам о том, как Кремль готовил атаку российских наемников частной военной компаниии некоего Вагнера, находящейся в управлении российского олигарха Евгения Пригожина, на курдов в Сирии с целью захвата нефтеперегонного завода. О деталях прослушки переговоров Пригожина с высокопоставленными российскими и сирийскими чиновниками писала The Washington Post. Сообщалось в частности о том, что Пригожин уведомил сирийского министра, что «получил добро» от самого главы администрации президента РФ Антона Вайно на проведение между 6 и 9 февраля «молниеносной и решительной операции», которая станет «хорошим сюрпризом» для Башара Асада. Ну вот и получил Асад сюрприз в предсказанный срок. Он, правда, оказался отнюдь не хорошим — и для него, и для Путина, что бы тот в мажорной реляции 23 февраля своей челяди с бумажки ни зачитывал. «Вы говорили, что вас там нет, так вас там и не будет!», — примерно так сформулировал американский ответ России глава Пентагона Джеймс Мэттис.

Вообще же, ситуация в Сирии, запущенная еще при Обаме и зашедшая в тупик, требует от США серьезнейшего пересмотра своего участия в тамошнем многостороннем конфликте интересов. Единогласно принятая 24 февраля резолюции Совета Безопасности ООН об установлении 30-дневного режима прекращения огня для эвакуации тяжелобольных и раненых и налаживания поставок гуманитарной помощи населению считается заслугой делегации США. До того Россия из своих соображений выступала против этой резолюции, и постпред США Никки Хейли обвинила Россию в затягивании ее принятия: «Дожидаясь результатов переговоров, мы видим, что бомбы продолжают падать, 10 дней ушло на то, чтобы принять эту резолюцию. Сколько матерей потеряли своих детей… Речь идет о том, чтобы лишь несколько слов изменить в резолюции, внести несколько комментариев. Сирийские люди не должны гибнуть в ожидании инструкций российской делегации из Москвы или обсуждения результатов с сирийской стороной».

Достижению согласия по резолюции Совбеза могло помочь и совместное обращение президента Франции Эммануэля Макрона и канцлера Германии Ангелы Меркель к Владимиру Путину с просьбой поддержать резолюцию по Сирии. Но все эти усилия имели мало смысла, кроме работы на публику. Объективно же трудно усмотреть в этой резолюции нечто способное существенно там что-то изменить. Вот, например, какая в ней содержится оговорка: «положения не распространяются на военные операции против «Исламского государства», «Фронта Ан-Нусра» и других террористических группировок». Эти названия на деле мало чего стоят и могут быть приклеены к кому угодно. Все участники конфликта своих противников считают террористами. Например, для Асада террористы — это те, кто против его диктатуры, для Турции — курды, для суннитов шииты, и наоборот. Поэтому не только 30 дней не продержится режим прекращения огня, он и недели, я думаю, не продержится, и двух дней, наверное. Уже в день принятия резолюции полегли десятки мирных жителей.

Относительно Сирии давно были необходимы политические и мощные силовые решения, но, увы, мир в раздрае и к ним не готов. В относительной свободе там пока действуют, прежде всего, военные силы России, а также, сколько Россией позволено, Турции, Ирана и вооруженной Ираном террористической группировки «Хизбалла». США в Сирии придерживаются традиционной для себя роли «американского наблюдателя».

Такое впечатление, что весь мир с недоумением взирает на Россию, а та и не подозревает, что находится под наблюдением, как амёба под микроскопом. Ну разве не смешон российский президент с его пустыми претензиями на лидерство в многополярном мире? Смешон, но так сложилось, что нет пока ему укорота. Те, кто в силах его приструнить, заворожены его пальцем на кнопке в чемоданчике и остерегаются его сердить. Авось сам как-нибудь сгинет. Или его окружение с ним справится. Как у Леонида Филатова «Про Федота-стрельца…»: «Только надобно решить, как верней тебя решить: оглоушить канделябром аль подушкой задушить?».

Не с такой ли мыслью оттягивают обещанные санкции президент Дональд Трамп и его министр финансов Стивен Мнучин? У последнего про санкции то «прямо сейчас», то «через несколько недель», а на деле уже виден обратный эффект. «В России, — пишет Николай Макеев в «Московском комсомольце», — наблюдается аномально высокий приток валюты из-за рубежа… Счета российских вкладчиков выросли более чем на $12 млрд. Около $5 млрд из этой суммы было переведено из-за опасений отечественных бизнесменов подвергнуться санкциям Вашингтона… Хорошая новость для нашей экономики». Действительно, странно выглядит так долго неисполняемая угроза американских санкций, в трудный момент восполняющая российскую казну.

Маркиз Астольф де Кюстин, искренне удивлявшийся Россией в 1839-м

Маркиз Астольф де Кюстин, искренне удивлявшийся Россией в 1839-м

Вернусь к последнему общению министра финансов США с журналистами в ходе брифинга в Вашингтоне 23 февраля. «Мы работаем над санкциями против России, — сказал министр, буквально повторив говоренное несколькими неделями ранее. — Могу заверить: это в процессе. Я вернусь сюда в последующие несколько недель, чтобы поговорить об этом». Ну, сколько же можно «об этом» говорить, когда давно уже следовало не говорить, а действовать?

Еще несколько недель. Так это будет уже после выборов — санкции теряют смысл, то есть хватит уже над ними «работать», и говорить больше не о чем. «Могу добавить, — продолжал министр, не спеша развертывая демагогию, — что мы тесно сотрудничаем с ФБР. Они дают нам информацию, которая относится к недавнему судебному процессу (имеется в виду, наверно, дело Пригожина — С.И.). При необходимости мы рассмотрим вопрос о введении санкций против лиц на основании информации, которую они имеют»…

Ну, всё, теперь в этой проблеме проступает ясность: нас дурачили, тех санкций, которыми Минфин, намекая на секретную часть «кремлевского доклада», пугал российских олигархов, обещая заморозить, а то и конфисковать наворованное в России и спрятанное в США, в том числе на счетах их жен, любовниц и детей, — тех санкций, очевидно, не будет. ФБР тут ни при чем, именно от Минфина ждали необходимую информацию, а не от ФБР. Выходит, напрасно ждали.

И вот что я предполагаю, а то и прогнозирую. Когда этот обман взбудоражит демократов, и они откроют дело против Трампа, обвинив его в саботаже «Акта о противодействии противникам Америки посредством санкций», принятого почти единогласно и двухпартийно 2 августа 2017 года и президентом подписанного, его трудно будет защищать. Потому что прошляпил имевшуюся у него возможность с помощью антироссийских санкций легко и окончательно выбраться из-под «колпака Мюллера», полностью реабилитировав себя от подозрений в связях с Путиным. Теперь, боюсь, не выберется, и это повергает в тяжелые раздумья о том, что нам предстоит пережить в Америке, где от президента сперва откололся республиканский истеблишмент, затем уже и собственный Минюст, а теперь, похоже, и Минфин. Весь мир, особенно Европа, с тревогой наблюдают эту американскую метаморфозу.

Россия-то, в отличие от Америки, какой была, такой, вероятно, еще надолго останется. Ей не впервой удивлять иностранцев. Еще маркиз Астольф де Кюстин, посетивший Россию в далеком 1839-м, говорил сопровождавшему его российскому князю: «Вы русский, выкажите же любовь к своей стране и уговорите министра внутренних дел или министра полиции переменить все это: пусть они однажды притворятся простыми чужестранцами, вроде меня… дабы на собственном опыте убедиться, что это значит въехать в Россию». «Бесполезно, — отвечал ему князь по-французски, — император и министры здесь бессильны». Кунсткамера — как тогда, так и сегодня.

Эта статья увидит свет за десять дней до намеченных в России президентских выборов, а состоятся ли они — никто точно не знает. С равной вероятностью могут быть и отменены. Или передвинуты. Или пройдут незаметно. Или, наоборот, пройдут бурно и болезненно. Всё происходящее в России, в ее властных кремлевских и околокремлевских структурах, как и в ее народе, должно стоять на первом месте перед взором всех ветвей государственной власти США. На сегодня ничего нет важнее.

2

Об авторе

Семен Ицкович
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 3,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0