Memento mori Праздник Суккот

sukkah2007

В эту субботу, выпадающую на полупраздничный день Суккота, мы читаем не очередной недельный раздел, а другие отрывки из Торы, специально выбранные для этого семидневного праздника.

Суккот известен своими двумя главными символами. Это сукка, специальный шалаш, покрытый ветвями, в котором полагается жить все семь дней этого праздника, и четыре растения («арба миним»), которые держат в руках во время утренней молитвы.
Выдающийся комментатор Торы и лидер испанского еврейства дон Ицхак Абарбанель (1437–1508, Лиссабон — Венеция) предложил целый ряд оригинальных толкований, относящихся к Суккоту, сукке и «арба миним».
Возьмем для начала сукку, временное жилище еврея в течение праздничной недели. Сукка, пишет Абарбанель, призвана напомнить нам о бренности нашего существования на земле. Семь дней праздника соответствуют семидесяти годам средней продолжительности человеческой жизни. Как сказано в одном из псалмов: «Годы жизни нашей — семьдесят лет, от силы — восемьдесят» (Теилим, 90:10).
В дни Суккота в Храме приносили в жертву быков, причем их количество не возрастало день ото дня, что было бы вполне логично, а наоборот — уменьшалось. Такой порядок жертвоприношений напоминает нам, что с каждым прожитым десятилетием, соответствующим одному дню Суккота, мы неумолимо приближаемся к своему концу. И это должно побуждать нас рачительно использовать то драгоценное время, которое Б-г отвел нам на земле, чтобы мы могли раскрыть как можно полнее свой духовный потенциал.
Первый и последний дни Суккота, имеющие статус праздничных нерабочих дней, соответствуют первому и последнему десятилетиям нашей жизни. В первом десятилетии, в годы детства, мы наслаждаемся физическими и материальными благами жизни, и в этом нет ничего зазорного для столь раннего возраста. Однако в последнем, седьмом десятилетии человек должен подчинить физические удовольствия своей духовности, стремиться завершить жизнь с солидным багажом духовно-нравственных приобретений, чтобы хорошо подготовиться к вечной жизни в Мире грядущем.
Восьмой день, который является отдельным праздником Шмини-Ацерет, должен напоминать тем людям, которые перешли восьмидесятилетний рубеж, что им необходимо достигнуть особо высокого уровня святости и духовной чистоты.

На радость нам

Абарбанель указывает также на глубинный смысл четырех видов растений, которые возносят во время молитв в Суккот. Тора предписывает соединять и держать вместе в первый день праздника цитрусовый плод (цитрон), пальмовую ветвь, а также ветви речной ивы и мирта. Раввины постановили пользоваться этими растениями не только в первый праздничный день, но и в полупраздничный период.
Каждое из этих растений напоминает своим названием в Торе материальные блага этого мира, которые человек особенно высоко ценит в первом десятилетии своей жизни.
Цитрон (этрог) называется в Торе (Ваикра, 23:40) «плодом дерева великолепного» — он внешне красив и отличается душистым запахом. Пальмовая ветвь (лулав) тоже красива на вид, а мирт (адасим) называется «ветвями плетеного дерева» (эц авот). «Авот» обычно переводят как «плетеный»: на каждой веточке мирта растут венчиками по три листика, как будто из одной точки. Они так плотно прижаты друг к другу, что кажется, будто их переплели.
Однако Абарбанель утверждает, что «авот» фактически образовано от слова «авет», которое означает полноту, тучность. В этом значении скрыт намек на плотное расположение листьев на веточках мирта.
И наконец, «арава», речная ива, имеет тот же корень, что и слово «арав», которое может означать, среди прочего, приятный и вкусный.
Описав четыре вида растений, Тора тут же постановляет: «И празднуйте этот праздник Б-гу семь дней в году». Это значит, считает Абарбанель, что мы должны пользоваться благами и удовольствиями материального мира только в тех параметрах, которые установила Тора, чтобы наполнить свою жизнь глубоким смыслом и служением Творцу Вселенной.

Клич победы

В другом комментарии сказано, что, поднимая в Суккот связку из трех растений с прижатым к ним этрогом, мы демонстрируем тем самым свою победу над ангелами-обвинителями, которые не сумели добиться от Небесного суда вынесения строгого приговора для нас в грозные дни Рош Хашана и Йом Кипур. Одержав победу над врагом, древние цари восходили на крепостную башню и торжествующе размахивали мечом с царской эмблемой, чтобы все видели, кто победил, кто сильнейший.
Та же мысль высказана и в сборнике притч «Мидраш Танхума». Мы берем четыре растения в Суккот, чтобы показать наше духовное превосходство над другими народами. Представьте себе, что между двумя средневековыми рыцарями возник юридический конфликт. Они приходят к царю и просят его рассудить их. У обоих приблизительно равные шансы, ни один из них не уверен, что тяжба будет решена в его пользу, пока царь не объявит свое высочайшее решение. Услышав приговор, вынесенный в его пользу, рыцарь-победитель издает радостный клич и выходит из судебного зала, триумфально размахивая мечом над головой.
Нечто подобное происходит и в Суккот. Евреи и неевреи предстают перед Б-гом в Йом Кипур. Никто не знает, кто «выиграет дело». Но вот Б-г зачитывает приговор, и евреи выбегают из Его дворца, победоносно размахивая лулавом и этрогом и превознося Судью, самого справедливого в мире, как сказано в молитве «Халель», которую мы читаем через четыре дня после Судного дня, в Суккот, вознося «арба миним»: «Десница Б-га дарует победу!»

Царский скипетр

Эта метафора получила дополнительное мистическое толкование в комментариях «Бней Иссахар». Ссылаясь на каббалистов, автор говорит, что, в отличие от других растений, «арба миним» растут под прямым наблюдением Всевышнего. Именно поэтому этрог, лулав, адасим и арава были выбраны в качестве символа вечного существования еврейского народа, судьба которого тоже подчинена прямой воле Творца, а не его посредников — ангелов, духов и прочих.
Но в чем основа этого вечного существования? Чем оно гарантировано? У нас есть поверье, объясняет автор «Бней Иссахар», что тшува, раскаяние, принимается только от евреев, но не от других народов. Потому что в Книге псалмов (Теилим) сказано: «Малах Элоким аль гоим» — «Воцарился Господь над народами» (47:9). Если Б-г правит народами, значит, Он для них — Царь, а у нас есть принцип: «Царь не может поступиться своей честью». Другими словами, если кто-либо из них нарушил волю Всевышнего, Царя царей, ему не поможет никакая тшува.
Почему же тогда Б-г принимает раскаяние от евреев и прощает их? Потому что мы не слуги, а дети Б-га, как сказано в Торе (Дварим, 14:1): «Баним атем ле-Ашем Элокейхем» — «Сыны вы Господу Б-гу вашему». Известно ведь, что отец, в отличие от царя, вполне может поступиться своей честью, простить сына-грешника.
Как уже говорилось, четыре вида растений, которые мы берем в Суккот, находятся под непосредственной опекой Б-га. В этом смысле они похожи на Царский скипетр, который никто не может взять в руки, кроме самого Царя и Его сына.
Б-г объявляет: «Кто возьмет в Суккот лулав с этрогом — тот и есть Мой сын и тот заслуживает прощения». Неевреям запрещено брать «арба миним», потому что они не дети, а слуги Царя. Они не получают прощения — их тшува неэффективна. Народ Израиля выходит из Зала Суда, гордо неся Б-жественный скипетр — четыре священных растения. Они — сыны Царя, им прощаются ошибки и заблуждения, им дана бессрочная лицензия на жизнь.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора