Смельчак Шумер

Чак Шумер

 В сентябре Конгресс будет голосовать по поводу договора, который Барак Обама заключил с Ираном, но отказывается называть договором.

Ядерная сделка с муллами непопулярна в стране, и Конгресс, скорее всего, проголосует против нее. Обама наложит на эту резолюцию вето. Чтобы его опрокинуть, в обеих палатах Конгресса нужно по две трети голосов. В Сенате, например, потребуется 66 голосов из ста.

Республиканцы, скорее всего, дружно проголосуют против Обамы, а демократы в массе своей — за него. Чтобы сохранить свое вето, Белому дому нужно 34 сенатора, которых он, вероятнее всего, наберет, и сделка с Ираном войдет в силу.

На данный момент против нее высказался лишь один сенатор-демократ, да еще какой! Это ньюйоркец Чак Шумер, которого прочили на влиятельнейший пост главы демократической фракции Сената взамен елейного Гарри Рида, уходящего на пенсию в конце нынешней сессии.

Решение Шумера навлекло на него гнев наших левых, зато часть наших правых приняла его демарш за чистую монету и начала петь ему осанны.

Запевалой был консервативный обозреватель нью-йоркской «Дейли ньюс» Майкл Гудвин, напечатавший в ней статью под заголовком «Я был неправ насчет Шумера, и это приятно».

Как пишет автор: «Чак Шумер приятно удивил меня… Его выступление против чудовищной сделки с Ираном настолько отважно, что захватывает дух. Оно открывает дорогу к ее срыву, который будет одной из лучших новостей для Америки, Израиля и всего цивилизованного мира за очень долгое время!»

По словам Гудвина, который неприятно удивил меня своей статьей, поскольку я читал его годами и многому у него научился, этот отважный шаг может дорого обойтись Шумеру, но послужит прикрытием для других демократов, пока опасавшихся перечить своему президенту.

Во-первых, автору нравится то, что Шумер выступил со своей отповедью Обаме сразу после того, как тот произнес речь в защиту сделки с муллами, в которой свалил ее иранских противников в одну кучу с американскими республиканцами. Когда видный демократ Шумер тоже высказался против нее, этот довод приказал долго жить, радуется Гудвин.

На самом деле Шумер бросил Обаме не вызов, а букет одуванчиков — настолько предупредительно, чтобы не сказать подобострастно изложены его возражения против сделки с муллами.

Во-вторых, Шумер абсолютно ничем не рискует. Правда, клевреты Белого дома для вида спустили на него всех собак. Исполнительный директор левого сайта MoveOn.Org Илья Шейнман (наш человек?) заявил: «Если это считается “руководством” у демократов в Сенате, им следует быть готовыми к тому, чтобы найти себе нового руководителя или новых последователей».

Выражено коряво, но идея в том, что Шумера не следует выбирать вожаком. Однако большинство сенаторов-демократов отнеслись к его демаршу с пониманием и заявили, что все равно будут за него голосовать.

Ход Шумера не дал прикрытия никому, потому что пока никто из сенаторов-демократов против сделки не высказался. На данный момент подозревают, что против нее может голосовать всего один — сенатор Боб Менендес, которого обамовский минюст обвинил 1 апреля во взяточничестве, поэтому тот может взбрыкнуть.

Шумер выступил против сделки с Ираном лишь сейчас, хотя ее основные детали были известны ему давно. Если бы он забил тревогу раньше, это, возможно, что-то бы изменило. Но он, очевидно, подсчитывал голоса и возразил против нее лишь тогда, когда стало ясно, что его голос против сделки ничего не изменит.

Это говорю не только я, но и левый публицист Фрэнк Рич, который пишет в журнале «Нью-Йорк»: «Все исходят из того, что Шумер выступает против сделки именно потому, что он знает, что его голос для ее победы не нужен. Так что его вознесению в предводители демократов это не повредит. Видит Б-г, Шумер знает, как подсчитывать голоса».

Шумер также не устает повторять, что он не собирается агитировать своих коллег против сделки с Ираном. Критики отмечают, что если он искренне считает ее вредной, то, казалось бы, его должно было бы распирать желание убедить и других сенаторов в ее недоброкачественности. Что-то нечисто.

Еврей Рич также вторит Обаме, который прозрачно намекал, что сделку с Ираном пытаются сорвать прежде всего израильтяне и их еврейские подпевалы в Америке. По словам Рича, демарш Шумера ставит себе целью «подыграть клике неоконов и спонсорам, которые их любят и поддерживают».

Неоконы — это наши неоконсерваторы. «Нео» — от того, что в прошлом они были либералами, но потом столкнулись с суровой реальностью жизни и резко качнулись вправо. Часто «неокон» — это эвфемизм для евреев, поскольку многие видные неоконы принадлежат к избранному народу.

В бытность свою театральным критиком «Нью-Йорк таймс» Рич имел кличку Бродвейский Палач.

Он злой.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора