Миру мир без уступок России

Screenshot_1

В одесском шансоне 20-х годов прошлого века про школу бальных танцев Соломона Кляра есть инструкция: «две шаги налево, две шаги направо, шаг вперед и две назад». 

79-летний Кэл Томас, ветеран нашей консервативной прессы, радио и ТВ тоже помнит многое и многих, включая своего сверстника Джо Байдена и 99-летнего Генри Киссинджера, госсекретаря и советника по нацбезопасности при президентах Ричарде Никсоне и Джеральде Форде. Первый, считает Томас, должен запомниться как лучший ученик школы бальных политических танцев с его непревзойденным умением менять мнения, а второй был, есть и остается великим переговорщиком, когда-то помирившим США с Китаем, но сейчас оплошавшим в сравнении Тайваня с Украиной. «Третий раз за время своего президентства, — написал Томас в газете The New York Post, — Джо Байден сказал, что, если материковый Китай нападёт на Тайвань, он пошлет наших военных на защиту острова. И в третий раз Белому дому и Госдепартаменту пришлось ‘отступать’ (диплосиноним слова ‘отрицать’), заявляя, что позиция США не отошла от курса на политику ‘одного Китая’». 

Сегодня ясно и понятно, что, в связи с событиями в Украине и исключением России из цивилизованного сообщества, приоритеты больной политики сменились, и с коммунистическим Китаем нужно мириться, хотя, по гайдаровским нормам того же сообщества, островная Китайская Республика — отважный «Мальчиш Кибальчиш», Китайская Народная Республика с населением полтора миллиарда человек — «Мальчиш-Плохиш», а Соединённые Штаты, конечно, злобные «Буржуины». (На всякий случай поясню, что имею в виду не Егора Тимуровича Гайдара, краткосрочного премьера России при Ельцине, а его деда, советского детского писателя Аркадия Петровича Гайдара, который в 14 лет вступил в партию большевиков, а в 16 стал командиром полка красноармейцев.) Не исключено, что своим третьим «антикитайским» заявлением, которое он сделал 23 мая в Токио по ходу своего тихоокеанского турне, Байден искренне хотел указать на разницу между плохим и хорошим Китаями, но в международной политике нет места искренности. Да и разве не тот же президент Байден поспешно вывел своих военных из Афганистана, хороший народ которого обещал защищать от плохишей-талибов? И разве не тот же Байден решил не посылать наших военных в хорошую Украину на помощь в войне с плохим российским агрессором, так как у Москвы есть ядерное оружие. Но у Китая оно тоже есть, замечает Кэл Томас, тогда в чем же разница? 

Screenshot_2

В такую же «непонятку» попал почтенный и почетный профессор международного права, 99-летнй Генри Киссинджер, который в тот же день, что Байден в Токио, заявил на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе, что для окончания этой войны и предотвращения мировой Украине следует уступить России часть своей территории. О проблеме двух Китаев Киссинджер, который выступал в Давосе по видеосвязи, сказал, что «Китай будет продолжать проявлять терпение, которое он проявлял до сих пор», а «США должны избегать прямой конфронтации с (материковым) Китаем, и Тайвань не должен быть в центре переговоров между Китаем и США». За это выступление Киссинджера предали международной правозащитной анафеме, а выступивший тоже по видеосвязи 91-летний миллиардер Джордж Сорос потребовал войны в Украине до победного конца. «Даже когда боевые действия прекратятся, — сказал Сорос, — ситуация никогда не вернется к тому, что было раньше. Вторжение, возможно, стало началом Третьей мировой войны, и наша цивилизация может ее не пережить. Лучший и, возможно, единственный способ сохранить нашу цивилизацию — это победить Путина как можно скорее».

 Кэл Томас тоже не согласен с Генри Киссинджером. Он, как и многие в НАТО, считает, что уступкой своей территории Украина только подтолкнет Путина нападать на другие бывшие республики и сателлиты Советского Союза. «Если от холодной войны и был какой-то прок, — написал Томас, автор десятка книг, а последняя вышла недавно и называется «День кончины Америки: Падение империй и сверхдержав и будущее Соединенных Штатов» (“America’s Expiration Date: The Fall of Empires and Superpowers and the Future of the United States), — так это единодушие администраций демократов и республиканцев вместе с большинством членов Конгресса по отношению России к коммунизму». Под «Россией» Кэл Томас по старинке имел в виду Советский Союз. Москва знала это, продолжал он, — и это вошло в курс президента Рейгана «мир путем силы» и привело к краху коммунистических режимов Восточной Европы и свободе миллионов ее обитателей. Кэл Томас разделяет чувства тех американцев, которые считают, что наша страна не должна быть мировым жандармом, и что при национальном долге в 30 триллионов долларов нельзя позволять себе роскошь рассылать войска по всему миру. «Но, — отмечает он, — причем ‘Но’ с большой буквы, если не противостоять злу, оно окрепнет. Это урок истории, который может повториться, если его не выучить. Ничего не делать и закрывать глаза на зло позволило немецким нацистам и японским империалистам сотрясти мир. Истощённый кровопролитием Первой мировой войны Запад утратил желание снова воевать, и последствием этой неохоты стало еще большее кровопролитие, которое можно было предотвратить своевременным вмешательством». Томас напоминает, что наш первый президент Джордж Вашингтон предупреждал об опасности «зарубежных операций», но это было давно, хотя и не такая уж неправда, а тридцать пятый президент Дуайт Эйзенхауэр, тоже, между прочим, боевой генерал, предупреждал, что военно-промышленный комплекс всегда ищет, с кем бы повоевать, на что понадобится новое оружие. К двум нашим президентам Кэл Томас добавляет Джона Стюарта Милля, британского философа, социолога, экономиста и политика позапрошлого века, в числе прочих трудов написавшего знаменитые «Принципы политической экономии с некоторыми из их применений к общественной философии». Там Милль написал, что «война уродлива, но это не самое уродливое из того, что есть на свете. Куда хуже упадок и деградация патриотических чувств, когда люди думают, что нет ничего такого, ради чего стоило бы воевать». 

Где-то между изоляционизмом и интервенцией, считает Кэл Томас, должна быть золотая середина, и задача наших лидеров найти ее. «Только где такие лидеры, и в чем суть нашей внешней политики? — резюмирует он свою статью. — Ответить на эти вопросы желательно побыстрее, а то последствия задержки могут оказаться суровыми». Выражение «промедление смерти подобно» на разные лады и разных языках известно издревле. Им воспользовался будущий царь Персии Дарий в 522 году до нашей эры; его употребили древнеримский историк Тит Ливий и император российский Петр Первый; Карл Маркс предупредил им Фридриха Энгельса, а Владимир Ленин просто был влюблен в эту фразу. По душе она нынешнему президенту Украины Владимиру Зеленского, да и наш Джо Байден ее не чурается, только иногда путает время и место, делая, как было положено в одесской школе бальных танцев, «две шаги налево, две шаги направо, шаг вперед и две назад». Но его есть кому поправить.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 3,57 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *