Коллегия выборщиков — бастион демократии

Фото: gdb.rferl.org

Наблюдая за тем, что творится в Соединенных Штатах Америки, скажем, с Марса все может показаться простым и ясным. В этой стране 3 ноября прошли выборы, которые на этот раз осложнились и затянулись из-за эпидемии, но в итоге все просто и ясно. За претендента на пост президента США проголосовали примерно 80 млн избирателей, а за действующего президента, который рассчитывает на второй срок 74 млн. По странному закону этой страны, окончательное слово за 538 делегатами Коллегии выборщиков, которое будет сказано 14 декабря, и пока победитель рассчитывает на 306 голосов, а побежденный на 232 голоса. Результат может быть изменен, если минимум 38 голосов выборщиков перейдут от победителя к побежденному. Но это с точки рения марсиан, а у нас в Соединенных Штатах земной Америки, нет ни простоты, ни ясности.

Кандидат-демократ, 78-летний бывший вице-президент Джозеф Байден, объявил себя выбранным президентом и, не дожидаясь решения выборщиков, формирует кабинет. Действующий 74-летний президент-республиканец Дональд Трамп побежденным себя не признает и считает выборы «массовым мошенничеством» демократов, что они проходили, «как в стране третьего мира», где учитывались голоса уже умерших избирателей, и что «весь мир смотрит и смеется над нашим избирательным процессом. Это очень грустно». Тем не менее, 26 ноября Трамп сказал репортерам, что согласится с решением Коллегии выборщиков.

Юридическая команда Трампа оспаривает результаты выборов исками в суды штатов, но пока получила отказы в Висконсине, Аризоне, Джорджии, Мичигане, Неваде и Пенсильвании. Судьи соглашаются, что в отдельных случаях могли быть нарушения и даже злоупотребления, но для отмены результатов голосования по всему штату этого недостаточно. Остается Верховный суд США, который может решить, проводились ли минувшие выборы в соответствии с Конституцией. Но, как признал Трамп, этот путь и далек, и долог, хотя и нельзя повернуть назад. С учетом неудач в судах низших инстанций становится неясным, примет ли Верховный суд к рассмотрению апелляцию юристов Трампа. Стандартной процедуры обсуждения в Верховном суде результатов выборов нет, а единственным прецедентом были выборы 2000 года, когда демократ Эл Гор проиграл республиканцу Джорджу Бушу-младшему, но для окончательного результата все свелось к пересчету голосов в одном из графств Флориды. Пересчет затянулся больше чем на месяц, и дело дошло до Верховного суда, который счел такой пересчет неконституционным, и Буш стал 43-м президентом США. Сейчас ситуация в корне другая, а среди отказавших Трампу федеральных судей были и его ставленники, а 1 декабря министр юстиции, он же генеральный прокурор Уильям Барр в интервью агентству Associated Press заявил, что его прокуроры и агенты ФБР расследовали жалобы на украденные у Трампа выборы, но «на сегодня мы не обнаружили мошенничества на уровне, который мог бы изменить результаты».

В ноябре Барр, которого никак нельзя упрекнуть в нелояльности Трампу, в приказном порядке уполномочил федеральных прокуроров по всей стране расследовать любые «весомые обвинения» в нарушении процедуры выборов президента 2020 года до утверждения их результатов. Хотя раньше такое не разрешалось. Тогда Джо Байден назвал директиву Барра «неуклюжим и циничным партийным политическим ходом», а как заявил старший юрист его избирательной кампании Боб Бэр, «глубоко прискорбно, что министр Барр предпочел меморандум, который только подогреет умозрительные, спекулятивные, причудливые или надуманные претензии, от которых он должен охранять».

После интервью АР Барр приехал в Белый дом на не запланированную до этого встречу с президентом. Содержание их беседы не оглашалось, но личный адвокат президента Руди Джулиани и старший юрисконсульт его избирательной кампании Дженна Элис с кроткой укоризной заявили, что «при всем уважении к генеральному прокурору, ничего похожего на расследование министерством юстиции не было. Мы собрали убедительные доказательства незаконного голосования минимум в шести штатах, которые не были проверены. У нас множество показаний под присягой свидетелей, которые видели совершавшиеся преступления, связанные с аферой голосования. Насколько нам известно, ни один из них не был допрошен следователями министерства юстиции. Министерство юстиции также не проверило ни одного аппарата для голосования и не воспользовалось своим правом на повестки, чтобы установить истину». Джулиани и Эллис заявили, что продолжат борьбу за эту истину «через судебную систему и легислатуры штатов», и «снова, при всем уважении к генеральному прокурору, его решение выглядит принятым без знания или расследования существенных нарушений и доказательств системного мошенничества».

Фото: gdb.rferl.org
Фото: gdb.rferl.org

Какими словами это выразил прямодушный Трамп в личной беседе с Барром, повторяю, пока неизвестно, но можно вспомнить сенатора-республиканца Джеффа Сэшнса, которого Трамп в феврале 2017 году назначил своим первым министром юстиции. В марте Сэшнс взял самоотвод от расследования любых дел, связанных с «Рашагейтом» — предполагаемым вмешательством России в наши выборы 2016 года для победы Трампа. Расследование «Рашагейта» длилось почти два года и ничего не доказало, а Сэшнс переосторжничал, чего Трамп ему не простил, и в ноябре 2018 года Джефф Сэшнс подал в отставку, его место на три с половиной месяца занял Мэтью Уайтекер, а затем Уильям Барр. Сейчас на увольнение Барра у президента Трампа уже нет времени.

Также можно вспомнить, что на выборах 8 ноября 2016 года кандидат Республиканской партии Дональд Трамп получил 62,9 млн голосов, а его соперница демократ Хиллари Клинтон — 65,8 млн, но выборщики 304 голосами против 227 отдали победу Трампу, с чем демократы не могли примириться все эти четыре года. Тогда они на все корки честили Коллегию выборщиков, называя ее ненужным и даже вредным рудиментом Конституции, противоречащим принципам демократии. Сейчас, когда за Коллегией остается последнее слово, которое не за горами, опасения демократов реанимировались, и недавно газета The Washington Post вышла с редакционной статьей «Отменить Коллегию выборщиков» с разъяснением, что «выбор Трампа был мрачным событием для страны», а его перевыборы стали бы бедствием». Конечно, сослагательное наклонение говорило об уверенности газеты в победе Байдена, но президенты приходят и уходят, а Конституция остается.

Обозреватель Дэвид Харсани, постоянный автор журнала National Review и газеты New York Post, 30 ноября написал, что это — как посмотреть. «Те, кто искренне озабочены будущим управления Америкой, призывают к усилению институтов, которые обеспечивают политическую стабильность, а не разрушают ее, — написал Харсани, родители которого бежали в США из коммунистической Венгрии. — Но когда заботы об «американской демократии просто эвфемизм партийной борьбы за власть, все кончается пустопорожними аргументами». Одним таким аргументом стали призывы отказаться от Коллегии выборщиков, и если ее решение расходится с мнением большинства избирателей, в этом нет повода для тревоги. «Если бы Коллегия выборщиков действовала синхронно с результатами прямых демократических выборов, — написал Дэвид Харсани, — вот тогда в ней бы не было необходимости». По его мнению, это не уловка демократии, а ее опора, так как Коллегия выборщиков существует для того, чтобы рассеивать то, что Washington Post считает неотъемлемым, а один из наших отцов-основателей Джеймс Мэдисон назвал «властью большинства». Ни к американскому селу, ни тем более к городу будь сказано, но одной из лучших цитат покойного одесского юмориста Михаила Жванецкого считается «Я бесконечно уважаю чудовищный выбор моего народа».

10a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *