Главврач мира возглавит Минздрав Израиля

720824_Leonid_Eidelman_Moti_Milrod-990x495dddddddd

Кандидат от партии «Наш дом Израиль» на должность министра намерен совершить революцию в израильском здравоохранении

В будущем правительстве НДИ потребует пост министра здравоохранения и впервые в истории Израиля назначит на него не политика, а профессионала.

Имя его уже объявлено. Это президент Всемирной ассоциации врачей, многолетний глава отделения анестезиологии больницы Бейлинсон, зав. кафедрой анестезиологии и реаниматологии Тель-Авивского университета, профессор Леонид Эйдельман.

Он рижанин, там родился, окончил мединститут, стал врачом. В Израиле с 1987 года. Проходил стажировку в иерусалимской Адассе, в Лондоне и нескольких клиниках США, где вполне мог остаться (Эйдельман — член Американской ассоциации анестезиологов), но вернулся, возглавил отделение в Бейлинсон, которым и сейчас заведует. Остается практикующим врачом, хотя ведет огромную организационную работу и преподавательскую деятельность.

Доктор Эйдельман дважды избирался президентом Израильской медицинской ассоциации. То, что израильская медицинская элита предпочла «русского» коллегу во главе своего профессионального сообщества (довольно кастового, надо сказать) — не вполне типично, но весьма показательно: говорит о незаурядных личных и деловых качествах.

Они не ошиблись в нем. Уже в свою первую каденцию доктор Эйдельман проявил себя как один из самых умелых, решительных и авторитетных лидеров на этом посту. Под его руководством израильские врачи провели в 2011 году самую масштабную забастовку, она длилась 158 дней. В ходе ее Леонид Эйдельман объявил голодовку, и в этом состоянии возглавил марш врачей на Иерусалим. Они победили тогда — условия труда медиков, особенно молодых врачей, были значительно улучшены, благодаря настойчивости и переговорным способностям лидера. Он возглавлял организацию в общей сложности девять лет.

В 2017 году сенсацией стало избрание профессора Эйдельмана президентом Всемирной ассоциации врачей. Эта организация объединяет 9 млн. врачей из 80 стран мира. Далеко не все они дружелюбно относятся к евреям и Израилю. Выборы там проходят на конкурентной основе. На место нового президента претендовали 52 кандидата, но большинство проголосовали за израильтянина. Его авторитет и обаяние оказались выше предрассудков, а расхожее мнение о неприятии Израиля в мире — опровергнуто.

Если не знать, что есть такой конкретный человек, а просто нарисовать идеальный портрет профессионала, наиболее подходящего на должность министра здравоохранения, то получилось бы то же самое. Но, слава Б-гу, такой человек есть. Никого искать и ничего придумывать не надо.

Профессор Эйдельман умеет проходить выборы — он это доказывал не раз в течение своей общественной карьеры. Но в выборах в Кнессет ему участвовать не придется. Он не вошел в список НДИ и не собирается становиться депутатом.

Авигдор Либерман пригласил его как профессионала возглавить профильное для опытного врача и организатора медицины министерство — и только. А Эйдельман после недолгих раздумий согласился. Биографии, а точнее — истории успеха двух этих личностей во многом похожи: оба пробили стеклянный потолок до самых вершин, благодаря своим незаурядным личным качествам. И сошлись во мнении по поводу решения одной проблемы.

В истории Израиля было 24 министра здравоохранения, и только один из них имел медицинское образование — бригадный генерал запаса, доктор Эфраим Снэ. Однако и он, как уточняет Эйдельман, не имел опыта лечащего врача — командовал медицинской службой в армии, другая специфика.

С чего вдруг понадобился именно сейчас профессионал во главе министерства? Либерман сформулировал это кратко, представляя кандидатуру: израильская медицина находится в длительном углубляющемся кризисе, и, чтобы вытащить ее оттуда, нужен опытный специалист.

У Эйдельмана подробностей больше. Он не то что знаком с проблемой — он внутри ее.

Кризис, объясняет он, касается буквально всех сфер. Израиль находится на последнем месте среди развитых стран (OECD) по количеству больничных коек на 1000 жителей. Пациенты лежат в коридорах даже летом, а зимой, на пике сезонных заболеваний, заполняемость больниц намного превышает стопроцентную отметку.

В клинике профессора Л.Эйдельмана
В клинике профессора Л.Эйдельмана

По количеству врачей мы тоже на одном из последних мест в OECD, с медсестрами вообще катастрофическое положение. Плановых операций люди ждут месяцами. Операцию катаракты назначают на восемь месяцев вперед. За это время пожилой человек может дома сослепу споткнуться, упасть — и на операцию его привезут уже в инвалидном кресле. При подозрении на рак желудка необходимо провести гастроскопию. Срок ожидания анализа — 4-5 месяцев. Что означает такая проволочка, если рак действительно есть, нетрудно представить. В приемных покоях пациенты ждут часами — иногда по 6-8 часов.

— Все это не новые проблемы?

— Нет, не новые. По моей оценке, системное ухудшение началось году в 1995-м. Главная беда не в том, что проблемы есть, а в том, что они не решаются — только усугубляются. Скажем, нехватка врачей есть в большинстве развитых стран. Но у нас с Большой алией 90-х приехала масса врачей из бывшего Союза, и те из них, кто сумел получить израильскую лицензию, закрыли эту брешь с лихвой.

Подарок!

— Конечно! И следовало распорядиться им с умом. Получили временное решение проблемы, а решили, что теперь ее нет вообще. Через 20-30 лет эти врачи-репатрианты стали уходить на пенсию — и больницы, поликлиники остались без персонала. Какая неожиданность! Кто бы мог подумать, что такое произойдет? Кому было думать об этом в Минздраве?

— Если не успели воспользоваться временной передышкой — почему нельзя увеличить прием на медицинские факультеты, когда она закончилась?

— Увеличили, и значительно. Выпускали по 300 в год, теперь — 750, будет 780. Еще примерно 600 израильтян получают высшее медицинское образование за границей — сдают лицензионный экзамен, проходят резидентуру и работают. Сама по себе эта ситуация несправедлива. Тысячи израильтян лечатся и остаются в живых благодаря тому, что семьи этих врачей сами заплатили за их обучение в других странах. Но только благодаря этому у нас 1300 новых врачей в год. И все равно этого мало — мы остаемся на одном из последних мест в OECD.

— Значит, надо еще больше расширить медицинские факультеты?

— А вот здесь корень проблем. Вернее, замкнутый круг. Проблема подготовки врачей упирается в нехватку больничных коек — там, где мы вообще на последнем месте в OECD. Слишком мала клиническая база: студентам негде проходить практику, выпускникам вузов — резидентуру.

— Пришли к тому, с чего начали?

— Вот именно: замкнутый круг!

— И вы знаете, как его разомкнуть?

— Если я скажу, что знаю, как сделать, вы мне не поверите. Но что нужно делать — да, я знаю. Я вырос в этой системе, мне она знакома изнутри — со всех позиций: рядового врача, заведующего отделением, на уровне больниц, больничных касс, отрасли в целом, государственной системы. Знаю, как это организовано в других странах.

— И все упрется в необходимость дополнительного финансирования?

— Это тоже, но это не все. Главное — нужен системный подход, понимание нужд и перспектив. Этого нет, не было и не могло быть в Минздраве, где на уровне людей, определяющих политику отрасли, нет никого с медицинским образованием и опытом работы в медицине.

— С чего вы начнете, когда станете министром?

— У меня есть конкретный план. В течение ста дней после вступления в должность я представлю четкую программу действий. За два года не будет ни одного больного в коридорах больниц. За три года ликвидирую эту немыслимые очереди на плановые операции и сложные анализы. И главное, чего я хочу добиться с появлением в Минздраве — чтобы у моих коллег-врачей, медсестер и техников появилась надежда. Они столько лет видят, как все валится и ничего не делается, что люди прониклись пессимизмом, они теряют радость от нашей прекрасной работы. Для меня это — миссия.

— Вы очень хотите быть министром?

— Да, иначе бы не согласился. Хотя я знаю, что потеряю. Я прежде всего — врач. Каждое утро я начинаю с врачебной конференции, потом консультирую коллег и больных, готовлю и провожу операции. Вот сегодня ночью организовывал пересадку легких и печени. Я люблю это дело. Мне трудно будет без него. Да и в деньгах существенно потеряю — сейчас получаю значительно больше министра. Но лучше меня это никто не сделает.

Беседовал Владимир Бейдер, Израиль

6-Depositphotos_21189811_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

1 комментарий к “Главврач мира возглавит Минздрав Израиля

  1. От скромности клиент не умрет. Видимо он знает, что скромность украшает человека когда его уже ничего другое не украшает. Он не понимает, что организовать бардак в системе здравоохранения, используя профсоюзы, как он это делал в прошлом, значительно проще, чем используя модный термин системность в подходе для решения того или иного вопроса, решать реальные проблемы с финансированием, оптимальной подготовкой кадров, заинтересованностью врачей основанной ни только на величине зарплаты, но и на долге, с созданием новых больничных центров и многим другим, с чем хорошо знакомы профессионалы — менеджеры. Вхождение в правительство на основе политического террора организованного Либерманом принесет ему столько проблем, что он ни только не решит первоочередные задачи, о которых говорит взахлеб, но и проклянет тот день, когда он решил вместо профессиональной работы заняться менеджментом, организацией работ, а главное — политикой. Ведь, должность министра это прежде всего политика, а политика, как известно, прежде всего умение использовать предоставляемые ситуацией возможностей. Словом, ему можно только посочувствовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *