Как диверсант писателем стал

Юрий Колесников (слева) в партизанском отряде

Окончание. Начало в № 549

 Человек-легенда — это о нём. Один из эффективнейших диверсантов Великой Отечественной войны, командир партизанского полка, разведчик-нелегал в послевоенное время… Известный писатель, чьи книги печатались миллионными тиражами, переведены на английский, испанский, немецкий и ряд других языков… В 1995 году ему было присвоено звание Героя России за подвиги, которые по значимости своей, пожалуй, не имеют аналогов в истории Великой Отечественной. Согласитесь, таких людей единицы в России.

Из прожитых — более 65 лет его звали Юрием Антоновичем Колесниковым. Между тем родился он в семье болградского портного Товия Гольдштейна в марте 1922 года, и назвали его тогда Ионой. Болград был заштатным городком Бессарабии, в нём Иона окончил школу и лицей, работал автомехаником и грузчиком. Но в шестнадцать лет был завербован агентом НКВД, а с 1940 года, после прихода Красной Армии, служил в органах легально.

В начале Великой Отечественной войны Иону зачислили в состав разведывательно-диверсионной группы Кагульского погранотряда, а затем — штаба Южного фронта. Было ему в ту пору 19 лет, именно тогда Иона Гольдштейн был переименован и стал Юрием Колесниковым. Уже через месяц он был заброшен со спецзаданием в Румынию. После возвращения участвовал в диверсионных рейдах в тылу противника, в минировании и уничтожении особо важных объектов, которые мог захватить противник: в Херсоне это был Крекинг-завод, в Николаеве — завод имени Марти и другие.

Партизанский отряд на марше
Партизанский отряд на марше

В ноябре 1941 года как владеющий румынским языком и соответствующей ментальностью Колесников был направлен в ОМСБОН (отдельная мотострелковая бригада особого назначения) Особой группы 4-го Управления НКВД.

В отличие от германской армии, разведывательно-диверсионная деятельность советской стороны в начальный период Великой Отечественной войны оказалась почти полностью парализованной. Ибо штатных диверсионных подразделений ни в Красной Армии, ни в органах НКВД не было. Потому что руководители таких формирований и почти все их члены, подготовленные задолго до войны, были уничтожены палачами Ежова и Берии. Скажем прямо, если бы это сделали гитлеровцы, то лучшего подспорья успеху вторжения в СССР они не могли бы и придумать. Поэтому возникает вопрос: на кого работали Ежов и Берия?

Тем более что острейшая потребность в диверсионных подразделениях выявилась буквально в первые же недели германского вторжения. Советские войска откатывались, оставляя огромные пространства территории, на которой противник мог без помех маневрировать, использовать все ресурсы и инфраструктуру. И необходимость борьбы с ним за линией фронта стала очевидной.

Потому формирование разведывательно-диверсионных групп развернулось уже через две недели после вторжения. 5 июля была создана Особая группа НКВД, начальником её стал генерал Павел Судоплатов. В октябре 1941 года группа была реорганизована в Управление наркомата. Основная задача — формирование и заброска в немецкий тыл разведывательно-диверсионных групп (РДГ), а также руководство их деятельностью. За годы войны было заброшено более двух тысяч РДГ общей численностью почти 45 тысяч диверсантов-разведчиков.

Надо, однако, прямо сказать, что отбор и подготовка этих бойцов проходили совсем не так, как это делается — и было сделано! — в мирное время. Потому как диверсант — штучный товар. А во время войны особо выбирать не приходилось, долго готовить — тоже. Поэтому более 60 процентов диверсантов погибли при заброске, были захвачены немцами и уничтожены. В целом же эффективно работали лишь немногие диверсионные группы.

Партизаны дивизии Ковпака. Второй слева — Юрий Колесников, пятый слева — Петр Вершигора
Партизаны дивизии Ковпака. Второй слева — Юрий Колесников, пятый слева — Петр Вершигора

Естественно, Колесников, имевший диверсионный опыт, представлял для ОМСБОНа особую ценность. И уже в марте 1942 года он был заброшен в глубокий тыл противника. В течение 18 месяцев, до октября 1943 года, в составе разведывательно-диверсионной группы воевал в южных районах Белоруссии. В ноябре 1943 года был направлен в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию, которой командовал С. А. Ковпак. Однако вскоре Ковпак был ранен и вывезен на Большую землю, а командование принял полковник П. П. Вершигора.

Командир партизанского соединения С. А. Ковпак
Командир партизанского соединения С. А. Ковпак

Колесников воевал в составе дивизии до соединения с частями Красной Армии в июле 1944 года. Был командиром взвода разведки, помощником начальника штаба дивизии, командовал партизанским полком. При этом имел свое, особое спецзадание по агентурной работе в тылу противника. Он был абсолютно независимым негласным резидентом военной контрразведки, контролировал поведение партизанских командиров, комиссаров, нелегальных агентов НКВД. Эти задачи Колесников выполнял параллельно с основной работой в партизанских соединениях, имел собственную рацию, шифр и систему связи с Москвой. Собственно говоря, трудно даже определить, какие задачи у него были основными, но такого рода деятельность этого человека была невероятно сложной.

В недавнем интервью Колесников рассказал об одной из важнейших операций такого «агентурного контроля»:

– Я должен был пристально наблюдать за деятельностью начальника разведки одного из крупнейших партизанских соединений. Как меня предупредили, человек он тёртый и решительный, старший майор ГБ, что соответствовало званию армейского генерал-майора, приговоренный в свое время к расстрелу за «подвиги» в ежовских застенках, а в начале войны по указанию Сталина освобожденный, и потому надо быть начеку.

В 1943 году этот человек, видимо, чтобы выслужиться, послал в Москву радиограмму о том, что в Могилев немцы завезли тонны боевых отравляющих веществ и тем самым готовятся к химической войне. Для достоверности указывались точные координаты тех мест, где якобы находятся склады с баллонами газов. В Москве была подготовлена крупномасштабная бомбардировочная операция для их уничтожения.

По своим агентурным данным я знал точно, что никаких складов отравляющих веществ в Могилеве не существует. Поэтому, узнав о «самодеятельности» начальника разведки, послал вдогонку свою опровергающую радиограмму. Представляете, какой она вызвала переполох в разведцентре НКВД! Мало того что разведка даёт взаимоисключающую информацию, что само по себе скандал для «конторы», да еще сообщает о таких нешуточных делах.

Ведь на дворе был 1943 год — чувствовался перелом в войне, а тут что, противник затевает новую, химическую? Меня срочно вызвали в Москву. Убедиться в моей правоте помог случай. Во время разбирательства, которое проходило в присутствии Берии, мой «оппонент» ссылался на сведения, которые он, мол, получил от своего агента — одного германского майора, последняя встреча с ним состоялась якобы шесть дней назад. Я назвал это ложью.

«На каком основании? Ведь вы в Москве уже недель пять и знать никак не могли об их недавней встрече», — спросил меня Берия. «Так точно! — ответил я, обливаясь потом. — Но дело в том, что этот немец был пленен и пару недель назад доставлен в столицу разведчиками ГРУ Генштаба». Берия тут же позвонил начальнику ГРУ, и тот подтвердил мои слова. Помню, как «хозяин» вскочил со своего стула, подлетел к начальнику разведки и отвесил ему сочную пощечину. Через некоторое время я узнал, что этого человека расстреляли…

Летом 1944 года 1-я партизанская дивизия взаимодействовала с наступавшими частями Красной Армии в ходе Белорусской стратегической наступательной операции. К этому времени и относится выдающаяся боевая операция, проведенная разведгруппой под командой Юрия Колесникова. На рассвете 2 июля 1944 года его партизаны внезапным ударом захватили станцию Савонна на линии Минск — Барановичи с тремя эшелонами немецких танков, орудий, автомашин, горючего и удержали ее от вражеских атак до подхода передовых частей советских войск. А потом…

Приведу в сокращении текст служебного документа: «…12 июля 1944 года оперативная группа в составе стрелкового батальона, эскадрона конной разведки и средств артиллерийского усиления под командованием Юрия Колесникова проводила операции в районе города Мосты Гродненской области… Захватив железнодорожный переезд, Колесников выяснил, что противник намеревается взорвать ряд важнейших стратегических и хозяйственных объектов. Среди них — депо и, главное, железобетонный мост длиной 186 м через реку Неман. Колесников решил предотвратить его уничтожение. Стремительным ударом партизаны перебили засевших в дзотах гитлеровцев, прикрывавших команду подрывников. Овладев мостом через Неман и разминировав его, Колесников получил разведдонесение о приближении к городу фашистской колонны… Организовав засаду, он уничтожил немцев на марше. К вечеру того же 12 июля подошёл передовой отряд Красной Армии, который с ходу переправился по мосту. А в течение ночи через мост прошли войска двух наступающих корпусов нашей армии…

…23 июля 1944 года в тяжелом оборонительном бою с частями 1-го танкового корпуса немцев в районе города Бельска был тяжело ранен командир 1-го полка. Руководство боем возглавил Колесников. Благодаря его личному мужеству и четкой организации боя все попытки противника, бросившего на участок полка до 50 танков, были отбиты с большими для него потерями… Партизаны 1-го полка под командованием Колесникова уничтожили 36 танков и более 200 гитлеровцев».

Я процитировал представление Юрия Колесникова к званию Героя Советского Союза, подписанное командиром 1-й партизанской дивизии генералом Вершигорой. Оно не было реализовано, так же как и второе — за выполнение специального задания советского руководства в Палестине. Абсолютно точных сведений об этом задании не раскрывается и сегодня, но в общем виде известно следующее.

С 1946 года Ю. А. Колесников — на нелегальной работе в Румынии. Оттуда под видом еврея-эмигранта был переправлен в Палестину с целью создания первой постоянной советской агентурной сети на Ближнем Востоке. Выполнял диверсионные задания против англичан. Известно также, что Колесников сыграл важную роль в доставке стрелкового оружия еврейским военизированным формированиям в Палестине из Чехословакии. Его действия весьма поспособствовали усилению ЦАХАЛа перед вторжением арабских армий.

Но в 1948 году, в разгар кампании по борьбе с «безродными космополитами», Колесников был по приказу министра МГБ СССР Абакумова отозван из Палестины и уволен из органов. Естественно, представление к Герою тут же и заблокировали.

Всего за время войны Юрий Колесников в тылу противника провоевал 32 месяца. На его счету, кроме рассказанного выше, пленение двух германских генералов и более 50 офицеров, ликвидация более сотни агентов военной разведки вермахта, уничтожение двух полевых штабов пехотных соединений, подрыв свыше 60 важных объектов германской стратегической инфраструктуры снабжения и связи. Если учесть нелегальную деятельность Юрия Колесникова после Победы, то увольнение, вернее — изгнание такого высокопрофессионального диверсанта-разведчика, конечно же, неоправданно. Тем более другой специальности у него не было.

Юрий Колесников (слева) в партизанском отряде
Юрий Колесников (слева) в партизанском отряде

В сущности, Юрий Колесников остался без средств к существованию. Бедовал до 1953 года, перебиваясь случайными заработками. После смерти Сталина и расстрела Берии о нём вспомнили, стали привлекать к различным акциям. Но к этому времени Колесников уже определился как писатель. Одна за другой стали выходить его книги: «За линией фронта», «Особое задание», «Тьма сгущается перед рассветом» (по его сценарию сделан фильм с таким же названием), «Земля обетованная», «Координаты неизвестны» и другие. Их особенностью было самоочевидное знание автором тематики разведывательно-диверсионной работы. Более того — речь в книгах шла о реальных событиях, камуфлировались разве что фамилии действующих лиц.

Юрий Колесников стал членом Союза писателей СССР, наград у него хватало, и о неполученном звании Героя он, пожалуй, позабыл. Но в канун 50-летия Победы в российской печати выступил Сергей Михалков. Его статья «Закат Звезды» кратко излагала историю двух представлений к званию Героя Юрия Колесникова. Затем с ходатайством к Борису Ельцину обратилось правление Союза писателей России. Третье представление сработало: 26 февраля 1996 года в Георгиевском зале Кремля президент Ельцин вручил Юрию Колесникову Звезду Героя России. Справедливость восторжествовала — через каких-то 50 лет…

В 1996 году президент России Б. Н. Ельциным вручил Юрию Колесникову Звезду Героя России
В 1996 году президент России Б. Н. Ельциным вручил Юрию Колесникову Звезду Героя России

Марк Штейнберг

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора