Ураган

1

УраганСамое страшное в семейных отношениях — это удушливый неторопливый покой… За этим, как правило, следуют гром и молния…
…Гостиная архитектурно соединялась с кухней, и отдыхавший на диване Джим никак не мог сосредоточиться на смешном телевизионном шоу из-за манящих ароматов: жена готовила ужин. Он зачем-то увеличил громкость телевизора, словно это могло ослабить запахи и притупить чувство голода.
В этот вечер она приготовила спагетти с грибами и чесночным белым соусом. По выходным у нее появилась привычка смотреть разные поварские передачи и заимствовать рецепты понравившихся блюд. Это отвлекало от скуки и однообразия супружества, в котором стали отчетливо проступать трещины времени и, возможно, невысказанности. После пятнадцати лет совместной жизни почти все семьи нуждаются в косметических обновлениях. А некоторые — и в капитальном ремонте. Психологи считают, что супруги должны озвучивать свое недовольство. Но они с мужем были не склонны к этому.
Мэрилин ела не спеша, наблюдая за Джимом, страстно поглощавшим спагетти. Она пыталась отгадать, о чем он думает в тот момент, когда она откровенно ждет от него похвал на кулинарную тему, но его взгляд был устремлен в тарелку.
Она вздохнула и позволила наконец давно скопившимся тревожным ощущениям пройти в гостиную ее сознания: «Сколько семейных ураганов выдержал их супружеский союз! Вначале основной причиной ссор было банальное безденежье, потом Мэрилин стала нервничать на тему возможного бесплодия Джима. Она и не подозревала, что он испытывал точно такие же переживания по отношению к ней. Куда они только не обращались! Они утешали друг друга, но проходили год за годом, врачи не находили ни у одного из супругов причин для бездетности, однако беременность так и не случилась.
Тем не менее каждый из них затаился, считая в душе, что детей нет по вине второй половины. Расставаться и искать новых супругов или остаться вместе, но прожить жизнь без детей, — было вопросом не из легких. Внутреннее решение каждого из них откладывалось на потом, но вся ситуация вызывала депрессию и молчаливое напряжение. Оно нарастало… И неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы один из опытных врачей не обнаружил-таки причину бесплодия в Джиме.
После этого атмосфера разрядилась. Правда, на некоторое время Джим запил, но, когда психологический кризис миновал, Мэрилин окружила мужа такой заботой и нежностью, какой сама от себя не ожидала. Это были лучшие дни их супружества. Они поняли, как дороги друг другу, и ни о каком расставании речи быть уже не могло.
Несколько раз обсуждалась возможность усыновления ребенка. Но кто-то из них всегда вспоминал о проблеме наследственности: ведь родители многих сирот были алкоголиками или наркоманами, как показывала статистика и примеры из жизни.
Так пробежали годы. Сегодня им уже под сорок, они прожили вместе пятнадцать лет, но так и не решились взять на воспитание ребенка. Да они не решились даже зарегистрировать свои отношения: все как-то не до этого было.
Мэрилин в душе обижалась на Джима: столько лет вместе, а он так и не подарил ей заветного кольца, о котором мечтает каждая девушка… Да, задержалась она в статусе гражданской жены или вечной невесты! Скоро станет невестой на пенсии…
Телевизор надрывался, но веселое шоу уже закончилось, и диктор сурово предупреждал об опасности надвигающегося урагана, настоятельно рекомендуя телезрителям эвакуироваться в безопасные районы.
– Ох уж эта вечная предураганная паника! Эти запугивания! — Джим резко встал и направился к телевизору с намерением его выключить, но пульт дистанционного управления куда-то подевался.
– Ты уверен, что нам стоит остаться дома? — голос Мэрилин звучал немного растерянно.
– А зачем срываться? Да и куда? Я сыт этими предупреждениями: не первый ураган на нашем веку! И никогда, слова Б-гу, впрямую нас это не касалось. Мы все-таки живем не в частном ветхом домике из хрупких бревенчатых стен на самом берегу океана, а в многоэтажном кирпичном билдинге центрального Нью-Джерси, причем на четвертом этаже. Так что при наводнении нас вряд ли может затопить, а уж разрушить такую громадину, как этот дом, это даже для урагана маловероятно. Что же касается полетов людей и машин над домами, эффектно показанными по «ящику» в прошлые ураганные времена, то для этого нужно, как минимум, выйти на улицу. А мы этого делать не станем во время бури: переждем. И вообще, если бы не угрозы СМИ, мы бы не обращали никакого внимания на эти бури. Побушует и перестанет. Пойду выключу этот чертов ящик. Опять ты куда-то спрятала пульт дистанционного управления!
– Надо родиться мужчиной, чтобы такое говорить! Хотя бы из суеверия стоит, наверное, воздержаться от категорических слов о нашей неуязвимости для урагана…
– Господи! Ну, почему меня всю жизнь все учат, что мне стоит говорить и делать, а что — нет! Я — уже вполне взрослый мальчик, мне скоро сорок. Да и ты далеко не девочка.
Мэрилин задохнулась от бестактности мужа: прежде он никогда таким не был. Замкнутым и угрюмым, пожалуй, бывал не раз, но не хамом же! Неужели погода и атмосферное давление способны так влиять на психику? Или это что-то другое… Протест против нее? Другая женщина?
Пока он добрался до телевизора, диктор успел торжественно сообщить: «За последние десять лет ураганы нанесли США ущерб в 350 млрд долларов. О пяти самых крупных из них мы напомним вам в ближайшие минуты…»
Джим с раздражением выключил телевизор вручную, так и не найдя пульт. Затем он немного успокоился и начал читать газету.
Мэрилин мыла посуду. За окном лил дождь. Они уже знали наизусть программу остатка вечера: через полчаса они лягут в постель и будут смотреть сериал. Если он окажется скучным, Джим лениво затеет секс, а если повезет с фильмом, то он попросит пива в постель, и она с радостью и вздохом облегчения выполнит его просьбу.
Потом Мэрилин, скорее всего, уснет, так и не досмотрев кино до конца: в последнее время она выматывалась на работе и с трудом восстанавливалась, особенно в конце месяца, когда нужно было сдавать бухгалтерские отчеты.
Все темы были давно исчерпаны, все сексуальные игры сыграны, и наступил автоматический уровень взаимопонимания и скуки.
Однажды Мэрилин подсчитала, что за неделю они с Джимом не сказали друг другу и пяти предложений. Только «привет», «как дела» и «пока!».
Она пыталась реанимировать их отношения новые нарядами, красивым бельем, псевдовесельем и даже попытками вызвать ревность к несуществующим другим мужчинам в ее жизни. Но Джим реагировал на все это вяло и невыразительно.
Такая ситуация в семье давно уже вызывала ее внутреннее одиночество и тревогу. Она долго искала причину, и причина нашлась: Джим разлюбил ее.
«Наверное, если бы он не был бесплодным, он давно бы бросил меня и нашел свою любовь. Он меня ценит, но явно скучает со мной. А мне никого искать и не хочется… Я ведь люблю его… А может, я просто неинтересный человек? Во мне нет ничего внутренне привлекательного… Я и сама для себя давно скучна», — она с трудом сдержала слезы и поспешила в ванную. Закрывшись, Мэрилин включила воду и внимательно посмотрела на себя в зеркало.
Продолжение следует

Об авторе
Галина Пичура родилась и выросла в Ленинграде. По образованию — библиограф и программист. С 1991 года живет в США (Нью-Джерси и Флорида). Ее стихи и проза публикуются в периодике США и Европы. В 2006 году вышел в свет ее поэтический сборник «Пространство боли» (издательство «Сударыня», Санкт-Петербург). В 2012-м она стала победителем международного литературного конкурса в Самаре, в котором приняли участие авторы из 17 стран мира. Член Объединения русских литераторов Америки (ОРЛИТА).

Галина ПИЧУРА

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

1 комментарий

  1. мила на

    очень тонкий рассказ! а для семейных пар еще и поучителен. Автору дальнейших творческих удач

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0