Турнир, которого ждали 51 год

0
В случае победы Карлсена в матче, он станет самым молодым чемпионом мира в истории, побив на полгода рекорд Михаила Таля

В случае победы Карлсена в матче, он станет самым молодым чемпионом мира в истории, побив на полгода рекорд Михаила Таля

Особое место в шахматной истории занимают турниры, выявлявшие соперников чемпионам мира. Таких до этого года было всего пять: в 1950-м в Будапеште, в 1953-м в Цюрихе, в 1956-м в Амстердаме, в 1959-м в Югославии и в 1962-м в Кюрасао.
Игра сильнейших, демонстрирующих все, на что они способны, запоминается любителями навсегда. Книга Давида Бронштейна о турнире в Цюрихе, по мнению многих, является лучшей в безбрежном море шахматной литературы. В ней замечательны и мысли Бронштейна, и партии.
Однако после Кюрасао турниры кандидатов отменили. На том турнире (8 гроссмейстеров в 4 круга) П. Керес, Е. Геллер и Т. Петросян сговорились сделать между собой короткие ничьи и использовать сэкономленную энергию в оставшихся партиях. «Кого же вы собираетесь обыгрывать?» — узнав о соглашении, спросил у Геллера В. Корчной. «Тебя», — с прямотой римлянина ответил Геллер.
Конечно, сговор — дело некрасивое. А предполагать, что люди способны в тропиках сыграть по 28 полновесных партий, красиво? В шахматах играют одни, а организуют другие, и те, другие, подчас не разбираются в занятии первых. Правда, когда шахматисты устроили мятеж и под водительством Каспарова попробовали решать свои дела сами, получилось еще хуже. Похоже, шахматный мир, как и большой вокруг нас, не совершенен.
На Кюрасао трюк заговорщикам удался. Петросян победил в турнире, а Керес и Геллер, оступившись на финише, — все-таки 20 партий в тропиках тоже нагрузка запредельная — отстали от него на пол-очка. Немыслимо выносливый Корчной, против которого оказался направлен заговор, лидировал часть дистанции, но потом «рассыпался», и пропустил вперед себя кроме трех победителей еще и Фишера.
Американец, которого многие надеялись увидеть победителем соревнования, проиграл матчи трем из названных гроссмейстеров и свел вничью матч с четвертым — с Кересом. Так что его жалобы, что неудача объясняется сговором, были мало убедительны.
После Кюрасао турниры претендентов заменили системами матчей. Тоже неплохо. Так, победив в матчах, чемпионами мира стали в разные годы Спасский, Фишер, Карпов и Каспаров. Потом отменили и матчи. Уимблдонская система, которую стали использовать, сулила успех крепким нервам и удачливости. Некоторых из чемпионов по новой системе в турниры элиты даже не приглашали.
И вот, 51 год спустя, традицию восстановили. Соперника чемпиону мира отобрали в турнире восьми претендентов в два круга, то есть вдвое более коротком, чем на Кюрасао. (Если бы там участники играли друг с другом только по две партии, весьма возможно, что в 1963 году чемпионом мира стал бы не Петросян, а Геллер, лидировавший вместе с Петросяном после двух кругов.)
Турнир претендентов этого года прошел в Лондоне. Все там было хорошо, кроме нелепого правила, что, в случае дележа первого места, победитель определяется по наибольшему количеству побед и поражений, то есть, что ½ + 1/2 не равно 1. В шахматах в случае дележа первого места двоими есть хороший метод определить сильнейшего — за доской. Но некоторые функционеры его не любят.
Лондонский турнир стал беспримерным по драматизму. Вроде до начала считалось, что победителем должен выйти 22-летний Магнус Карлсен, выигрывающий все соревнования, в которых участвует. Норвежец, бесспорно, принадлежит к когорте гениев, данной миру нашей игрой. Он обладает безупречным «слухом» — интуицией — как Смыслов, чувствует психологию борьбы не хуже Ласкера и Спасского, упорен в поисках шансов, как Карпов. Карлсен не обладает мощной «подачей», как у Ботвинника, Фишера или Каспарова, сметавших своих соперников могучей волной в дебюте. Но сейчас, когда шахматисты перекладывают изучение дебютов на силиконовые мозги, это и невозможно — компьютеры у всех одинаковые. Зато Карлсен замечательно находит способы завлечь соперников в борьбу в неисследованных позициях.
Однако против Карлсена в этом турнире работала теория вероятностей — должен же он когда-то оступиться! Поначалу казалось, все произойдет «как всегда». На старте Карлсен выиграл три партии и, виделось, идет к победе в турнире. Правда, рядом какое-то время держался Левон Аронян, яркий и изобретательный шахматист. Обладая блестящим талантом к импровизации, он отличается от других великих менее глубоким знанием шахмат. Не знаю, функция ли это работоспособности или специального таланта к усвоению известного. Так, определенно обладающие таким талантом Каспаров и Крамник еще мальчиками знали о шахматах все. Левон же во второй половине турнира проиграл партии Борису Гельфанду и Петру Свидлеру по известным бывалым шахматистам образцам.
Сведя вничью все партии первого круга, начал во втором выигрывать партию за партией Владимир Крамник, уже побывавший с 2000 по 2007 год чемпионом мира. В нынешний век шахматных акселератов 37-летний Крамник — уже ветеран. Среди его многих выдающихся шахматных качеств есть одно среднее, отличающее его от самых великих — невысокая жизненная энергия. То есть для нормального человека она хороша. Но мы говорим о чудесах природы, о людях с исключительной психикой.
Захватывающие события произошли в трех последних турах турнира. В одной из самых запоминающихся партий, сыгранных в Лондоне, Аронян, считая, что только победа оставляет ему шансы на матч с чемпионом мира, пошел на рискованную жертву. Его соперник Крамник нашел превосходную защиту и перевел партию в выигрышное для себя окончание. Воспользовавшись малозаметной неточностью Крамника, Аронян нашел путь к удивительному спасению, но ошибся уже в шаге от ничьей.
В том же туре Карлсен неожиданно потерпел первое поражение белыми от неудачно выступавшего в турнире Василия Иванчука. Четверть века Василий — одно из ярчайших действующих лиц мировых шахмат. Увы, во множество его замечательных партий и турнирных побед вкраплены неудачи в самых ответственных соревнованиях — тех, что на первенство мира.
Нервная система львовянина, похоже, не пригодна к чрезмерным перегрузкам. Вот и в этом турнире Иванчук проиграл просрочкой времени пять партий. Но партию с Карлсеном он провел превосходно.
После этих двух неожиданных результатов лидером стал Крамник — на пол-очка впереди Карлсена. К концу следующего, предпоследнего тура, в шахматном тотализаторе, если бы таковой существовал, ставки на победу в турнире Крамника против Карлсена шли бы сто к одному. Володя побеждал Гельфанда, а у Карлсена была мертво ничейная позиция с Тимуром Раджабовым.
26-летний Раджабов — один из трех крупных современных шахматистов, избегающих фамилии отца. Первый — Каспаров, появившийся в шахматах как Вайнштейн, второй — Аронян, армянизировавший фамилию отца Аронов. Отец Раджабова — кандидат химических наук Борис Шейнин — занимался в детстве шахматами вместе с Каспаровым и часто сопровождает сына в поездках на турниры. Как сказал нам с женой когда-то Ботвинник, «я и сам бы взял фамилию мамы, да она у нее Рабинович».
Но пока я занимался рассуждениями о фамилиях, Крамник неосторожно открыл Гельфанду узкую тропинку к спасению, на которую Борис проворно юркнул. А Карлсен, ведомым ему одному способом, одолел в той безжизненной позиции Раджабова. К последнему туру Крамник и Карлсен сравнялись по очкам, но Карлсен, имея в своем распоряжении поражение, и, стало быть, на одну победу больше, имел преимущество в случае дележа первого места.
Результаты последнего тура, напряженно ожидавшиеся шахматным миром, мне удалось предугадать: проиграли и Карлсен — Свидлеру, и Крамник — Иванчуку. Нервная нагрузка оказалась чрезмерной для обоих. Право на матч с чемпионом мира Анандом получил Карлсен.
Крамник, показавший в турнире, по мнению Каспарова, наилучшую игру, ближе, чем кто-либо из прошлых чемпионов мира, потерявших свое звание, приблизился к его повторному завоеванию. От полного успеха Крамника отделил один нервный ход в последнем туре. Отставшие от победителей всего на пол-очка Свидлер и Аронян тоже могут легко припомнить, в какой момент они упустили возможность добиться полного триумфа. Если бы шахматы, разумеется, знали сослагательное наклонение.
Успех Карлсена заслужен. Если не игрой в этом турнире, то чередой замечательных успехов в предыдущих. Я думаю, он выиграет матч против Ананда. Почему? Если Карлсен выигрывает все соревнования, то почему не этот матч? Тем более что 43-летний Ананд, четверть века, как и Иванчук, сверкающий в элите мировых шахмат, последние года три заметно поблек. Стало меньше энергии, идей. Должна была бы поизноситься нервная система. Железных людей не бывает, хотя материал, из которого слеплен Ананд, выдержавший уже шесть матчей на первенство мира, и не совсем человеческий.
Матч Ананда с Карлсеном должен состояться в ближайшем ноябре. По слухам, возможно, в Нью-Йорке. Матч этот обещает стать не меньшим шахматным событием, чем закончившийся турнир кандидатов в Лондоне. В случае победы Карлсена, он станет самым молодым чемпионом мира в истории, побив на полгода рекорд Михаила Таля.

Об авторе

Борис Гулько

Нью-Джерси, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0