Последний полдень в Париже

Clip2net_190830184226иииии

Печальная история юной Шарлотты

Шарлотта не могла понять, почему мама плачет. Ведь завтра пятый день рождения ее любимой доченьки!

— Мамочка, не плачь, мы же завтра пойдем в «Галери Лафайет» и выберем платьице не только мне, но и тебе!

— «Галери Лафайет» больше не будет, — сквозь слезы ответила мама. — Ничего не будет…

— Но почему же? — попробуй пойми этих взрослых. — На прошлой неделе у Николетты тоже был день рождения, и они с мамой пошли туда. И купили такие платьица, что стали похожи на принцессу и королеву. Мы тоже станем принцессой и королевой, мамочка!

— Не знаю, милая, не знаю, — прижала ее к себе мама. — Боюсь, мы завтра в «Галери Лафайет» не попадем…

— И ты из-за этого плачешь! — расхохоталась Шарлотта. — Ничего страшного, мы пойдем на улицу Розье, там тоже есть магазины с платьицами!

— Нет, дорогая моя, там больше нет магазинов с платьицами… Там вообще больше ничего нет…

— Вот придет папа — и он тебя поругает! — погрозила пальчиком Шарлотта. — Нельзя обманывать маленьких девочек!

— Папа больше не придет, — прошептала мама.

… Папа больше не пришел. Потому что его еще с утра забрали полицейские. А потом те же самые люди пришли за Шарлоттой и ее мамой. Затем их увезли на велодром Д’Ивер. А оттуда — в какой-то из концлагерей — может быть, Дранси, а возможно, в Бон-ла-Роланд или Питивьер. А дальше был Аушвиц…

Это был ее последний полдень в Париже. Полдень 16 июля 1942 года.

* * *

У Николетты Роше вчера был 76-й день рождения. Мы случайно познакомились с ней в парижском «Галери Лафайет» — она попросила меня оценить, подходит ли ей недорогое ожерелье — на первом этаже немало симпатичных вещиц. Мой акцент немного озадачил ее, и она поинтересовалась, не полька ли я.

— Нет, я еврейка из России. Но уже не первый год живу во Франции.

— Еврейка… Неожиданно на глаза Николетты навернулись слезы. — Знаете, я вам сейчас расскажу одну историю о моей подружке. Она тоже была еврейкой. Мы с мамой узнали, что евреев ждет депортация, и спешили к ней домой, чтобы забрать Шарлотту и уехать к моей бабушке в Прованс. Но мы опоздали… И моя мама до последнего своего вздоха не могла простить, что мы слишком долго ели наши утренние круассаны и пили кофе, а пока прошли через все полицейские заслоны, уже было поздно…

А я представила себе, каким мог быть диалог между Шарлоттой и ее мамой, имя которой Николетта Роше не запомнила…

Лилиана БЛУШТЕЙН, Амбуаз, Франция

По страницам isrageo.com

8-Depositphotos_33097763_s-2019ффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *