Место встречи. Недельная глава Торы «Бамидбар»

0

В начале книги «Бамидбар», четвертой в Пятикнижии, Моше проводит перепись всех мужчин призывного возраста: от двадцати до шестидесяти лет. Их оказалось 603505. В колене Леви был произведен отдельный подсчет. Левитам поручалось носить походный Храм, Мишкан, со всей утварью, собирать и разбирать его на стоянках во время странствий в пустыне. Колена Израиля, каждое со своим знаменем, располагались вокруг Мишкана четырьмя группами — на восточном, южном, западном и северном флангах. Поскольку левитам была отведена особая роль, для сохранения двенадцати «рабочих» колен потомки Йосефа были разделены на колена Эфраима и Менаше. Походное построение соблюдалось и на стоянках. Б-г велит левитам нести храмовую службу. До истории с Золотым тельцом эта функция возлагалась на первенцев всех колен. В формальном обмене с первенцами участвовали все 22 тысячи левитов старше одного месяца, хотя служить в Храме они могли только в возрасте от 30 до 50 лет. «Лишние» сыновья-первенцы, которых оказалось на 273 человека больше, чем левитов, были выкуплены за серебро. Ритуал выкупа первенцев сохранился в еврейской традиции по сей день. Затем левитов разделили на три главных рода, ведущих свое начало от сыновей Леви: Гершона, Кегата (от которого произошли Моше и Аарон) и Мрари. Сыновьям Кегата поручалось носить храмовый светильник Менору, стол для хлебов, жертвенник и ковчег Завета. Из-за особой святости двух последних предметов их готовили в путь не левиты, а сам первосвященник Аарон и его сыновья.

***

«И говорил Б-г, обращаясь к Моше, в пустыне Синай, в Шатре откровения, в первый день второго месяца, во второй год после их исхода из страны Египетской» (1:1).

Чтобы понять скрытый смысл столь обстоятельного зачина к книге «Бамидбар», обратимся к другой книге ТаНаХа — «Мишлей» (Притчи царя Шломо). В ней есть такой стих: «Гиря («пелес») и весы правосудия принадлежат Б-гу; дела Его (воздаяние за хорошие и плохие поступки) подобны разновесам в мешке» (16:11).

Мудрый царь Шломо сообщает, что все поступки человека взвешиваются и оцениваются с предельной точностью, и что у Б-га есть все необходимые для этого «технические» средства: от гири под названием «пелес» до самых мелких разновесов.

Б-г взвешивает все наши поступки, пользуясь распространенными в библейские и талмудические времена мерами веса: от самого большого — кикара (равного приблизительно 27 кг) и до ункейа (1/750 часть кикара), а также половиной, третью и самой маленькой мерой — четвертью ункейа. Метафора с разновесами указывает на пристальное внимание Высшего Разума к нашим грехам, не только серьезным, но и, на первый взгляд, самым мелким, будничным, которые мы порой и сами не замечаем. Каждый грех и каждая заслуга взвешивается на аптечных весах, и воздаяние за них точно соответствует их «весу». Б-г наказывает и вознаграждает нас по строго выверенной шкале, с миллиграммовой точностью. Никто не забыт, и ничто не забыто.Итак, весы, гири и разновесы, о которых говорит царь Шломо, символизируют безупречное правосудие. Но что означает фраза: «Дела Его подобны разновесам в мешке»? При чем здесь мешок? Мешок упомянут не случайно. В нем держали разновесы и гири, чтобы защитить их от грязи и износа и тем самым не допустить искажений при взвешивании. Кроме того, в метафорическом смысле, Б-г специально прятал в мешке средства «взвешивания». Б-жественное правосудие должно осуществляться втайне от людей. Никто из нас не может и не должен знать, как оно работает. Человеческий разум слишком слаб и ограничен, чтобы вообразить себе этот процесс и понять, как Б-г анализирует заслуги праведников и грехи нечестивцев. «Праведность Твоя подобна могучим горам; правосудие Твое — как великая Глубина», — писал царь Давид в одном из псалмов. Это значит, что Его благосклонность и милосердие к праведникам видны всем, как могучие горы, но Его суд подобен глубочайшей бездне, заглянуть в которую не может ни один человек. Не случайно о разрушении Первого иерусалимского Храма, происшедшем девятого Ава, Б-г сообщил пророку Иехезкелю через четыре месяца, только пятого числа месяца Тевет (как будто оно случилось именно в тот день).

Но когда Всевышний решил возвысить сынов Израиля, приблизить к Себе, он публично и детально сообщил о месте и времени этого события: «в пустыне Синай, в Шатре откровения, в первый день второго месяца, во второй год после их исхода из страны Египетской».

Правильный расчет

«Сыны Нафтали, по их родословию семейному, по отчим домам их, количеством имен, от двадцати лет и старше, всех поступающих в войско, исчисленных из колена Нафтали, — пятьдесят три тысячи четыреста» (1:42-43). В одной далекой стране участие в азартных играх считалось серьезным преступлением. Случилось так, что, вопреки запрету, за игрой в покер встретились три друга: католический священник, имам и раввин. В разгар партии в плотно закрытую дверь громко постучали. Игроки едва успели спрятать карты в заранее приготовленный тайник, как в комнату ворвались полицейские.

Офицер, командир группы захвата, был уверен, что застукал троицу на месте преступления.

«Ну вот, попались голубчики! Вы играли в покер?!» — обратился он к священнику.

«Нет, что вы!» — запротестовал священник.

«Поклянитесь!» — потребовал офицер. И священник поклялся, не моргнув глазом.

Затем офицер повернулся к имаму: «Вы тоже скажете, что не играли?» — спросил он с ироничной улыбкой.

«Конечно, нет!» — последовал ответ.

«Поклянитесь!» — Что было делать имаму? Он тоже поклялся.

Наконец, офицер обратил свой взор на раввина: «Признайтесь немедленно, что вы тут играли в покер».

«Нет, я не играл»

«И вы готовы поклясться?»

«Послушайте, господин начальник, — спокойно возразил раввин, — Если эти двое клянутся, что не играли в покер, с кем, по-вашему, я мог играть?»

Этот анекдот поможет нам понять одну грамматическую аномалию в сегодняшнем разделе.

«Сыны Нафтали, по их родословию семейному…».

Перечисляя все другие колена и указывая их численность, Тора употребляет предлог «ле», для, например: «Для сынов Реувена… Для сынов Шимона…» и так далее вплоть до Ашера. Другими словами, для колен Реувена/Шимона/…Ашера пересчет дал такой-то результат.

И только про последнее колено Нафтали сказано: «Сыны Нафтали…» без предлога «ле». Почему?

В сегодняшнем разделе целью подсчета колен Израиля было определить численность каждого колена в отдельности, поскольку, как отметил РАШИ, общая численность евреев была уже известна на тот год.

Поэтому после подсчета всех колен от Реувена до Ашера уже не было необходимости считать людей в последнем колене Нафтали. Их число можно было получить, вычтя из общего количества евреев суммарную численность остальных колен.

Совсем не глупое решение, в духе ответа раввина-картежника.

Зов пустыни

Сразу после этого шаббата мы отметим праздник Шавуот, годовщину дарования Торы. Тора была вручена еврейскому народу в пустыне. Со слова «пустыня» начинается и книга «Бамидбар».

Пустыня всегда считалась антитезой жизни и активности. Символом цивилизации, ее развития и динамики является город. Город состоит из домов, а дома, в свою очередь, строятся из камней. Слова, из которых складывают предложение, тоже похожи на строительные камни.

Каждый отдельно взятый камень мертв, но в сочетании с другими камнями он образует дом, который населяют люди и в котором пульсирует жизнь. То же самое происходит и с буквами в слове. Отдельные буквы мертвы, как камни; они не излучают света разума. Но в словах и предложениях, фразах и высказываниях они оживают, светятся интеллектом, учат, наставляют человека, придают смысл и глубину его жизни. «По слову Б-га были сотворены небеса». Весь мир возник благодаря особой комбинации букв еврейского алфавита. Буквы и слова рассеяны по всей земле. Если благодаря им мы видим нить Б-жественного разума, если они образуют в нашем воображении бусинки ожерелья, сплетающего воедино целый мир, этот мир не покажется нам мертвой пустыней. Он предстанет перед нами многонаселенным городом, шумным и бурлящим, наполненным жизнью и смыслом. Но если мы не видим Его руку, если мы слишком ленивы, чтобы попытаться сложить буквы в слова и предложения, то мир так и останется для нас выжженной пустыней, и жизнь будет казаться нам бесцельной, а все ее события — случайными и никак не связанными между собой. Так могут читать одну и ту же книгу два разных человека. Один легко впитывает в себя слова и фразы, видя за ними глубокие мысли автора и получая от чтения интеллектуальное удовольствие. А другой едва продирается сквозь завалы букв и знаков препинания, не умея связать их воедино. Первый читатель видит свет мудрости, пробивающийся из текста, а второй с досадой отбрасывает книгу, не осилив и первую страницу, как отбрасывают камни, загромождающие дорогу. Наш мир — это большая и интереснейшая книга. Счастлив тот, кто умеет бегло читать ее и понимает прочитанное.

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0