Перекрёстки истории

6

Европейцы и евреи

Перед католическим Рождеством в Нью-Йорке, в главном зале организации, объединяющей мир, под светом юпитеров, перед камерами основных телестанций, произошло глобальное для истории событие: представители всех европейских стран христианской цивилизации подписали официальное коммюнике о кончине своей цивилизации.

Эти представители собрались специально, чтобы поддержать резолюцию мусульманского Египта, осуждающую Америку за признание ею Иерусалима столицей еврейского народа и его державы. Ни одна европейская христианская страна не проголосовала против резолюции. То есть, они все отреклись от истории своей бывшей религии, описанной в её Библии. В этой истории 3000 лет назад еврейский царь Давид, псалмы которого все христиане мира распевали по своим церквям, сделал Иерусалим столицей государства евреев и центром их религии.

Отказ европейцев от христианства произошёл не сейчас. Эли Визель писал: «Умный христианин понимает, что в Освенциме умер не еврейский народ — в нем умерло христианство». После войны западный мир озаботился, скрывая этот поворотный момент своей истории, созданием фальшивого мифа Холокоста.

В этом фальшивом мифе злодеи нацисты во главе с Гитлером, воюя против миролюбивых народов, выделили евреев как своих главных жертв. Действительная история иная. Она представлена, например, в книге Уильяма Перла «Заговор Холокоста», а короче суммирована в моём эссе «Евреи и мир — тогда и сейчас» (http://berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer1/BorGulko1.php).

Холокост был подготовлен так: перед большой войной Гитлер решил изгнать из Германии евреев. Подобные изгнания происходили в европейских странах многократно. Они приносили много горя евреям и тяжёлые потери изгонявшим. В данном случае, например, изгнанные нацистами учёные-евреи изготовили атомную бомбу Америке, а не Германии.

Но мир решил использовать подвернувшийся шанс юдофобии Гитлера. В Эвиане, во Франции, с 5 по 16 июля 1938 года, представители цивилизованного мира на специально созванной международной конференции условились не впускать к себе беженцев-евреев, какая бы опасность тем ни угрожала. Нейтральная Швейцария предложила Германии пометить немецкие паспорта евреев буквой J (от немецкого Jude — еврей), чтобы нечаянно не впустить к себе еврея.

Особая задача выпала Англии. 20 июля 1939 года министр по делам колоний Малкольм Макдональд сообщил на дебатах в Палате общин, что защитой берегов Палестины от пытающихся спастись евреев будет заниматься эскадра эсминцев при поддержке еще пяти катеров. В первый день войны, 1 сентября 1939 года, британский корабль «Лорна» открыл огонь по утлому суденышку «Тайгер хилл» с 1417 беженцами на борту. Первыми убитыми британской армией во Второй мировой были не немцы, а еврейские беженцы: доктор Роберт Шнейдер из Чехословакии и подросток Цви Биндер из Польши.

Министерство иностранных дел Великобритании разработало ряд дипломатических мер, препятствующих евреям бежать из их стран. Королю в принципе не положено вмешиваться в политику, но в данном случае, в феврале 1939 года, через три месяца после «Хрустальной ночи», личный секретарь короля Георга VI сообщил министру иностранных дел: «Король надеется, что еврейским беженцам не позволят покинуть страны происхождения».

«Хрустальная ночь» изменила намерения Гитлера. Он считал, что еврейский погром принудит христианские страны открыть свои границы для еврейских беженцев. Были выпущены из Дахау многие евреи. Способным эмигрировать правительство даже выдавало кое-какие деньги на дорогу.

Но мир в ответ на «Хрустальную ночь» только плотнее затворил перед евреями свои двери. Наконец, на Ванзейской конференции 20 января 1942 года Германия пошла навстречу пожеланиям христианского мира и приняла программу «окончательного решения еврейского вопроса». Во многих странах депортацию евреев в «лагеря уничтожения» местные власти совершали без специального приказа нацистов. Облавы в Париже, Амстердаме, других городах континента проводила местная полиция. Иногда немцы, оккупируя страну, прекращали избиение евреев местным населением. Например, это произошло в Литве. Германия поддерживала своё эксклюзивное право на насилие.

Главный христианин Европы — римский папа Пий XII никаких заявлений относительно уничтожения евреев не сделал.

Евреи и греки

Я не был бы евреем, если бы не написал, что виноваты в происходящем мы сами. Конечно, виноваты в таком страшном духовном провале Европы евреи. И вина эта старая.

Получив Тору у горы Синай 33 века назад, мы должны были распространить среди народов единобожие, излечить народы от идолопоклонства, стать светочем человечества. Конечно, задача эта была сверхтрудная. Но один народ, с которым нам пришлось тесно общаться, был необыкновенно одарён, и как показала жизнь, готов к духовному росту. Это — античные греки. Не было в истории народа, близкого к грекам по гениальности и вкладу их в цивилизацию.

И с Торой греки познакомились не благодаря просветительской деятельности евреев, а из-за энергии и денег Птолемея Филадельфа, греческого правителя Египта. В первой половине III века до нашей эры Птолемей организовал перевод Торы 72 еврейскими мудрецами на греческий — Септуагинту. Он же, описывает Иосиф Флавий, снабдил иерусалимский Храм утварью для богослужения из чистого золота, отлитой по его эскизам.

Но иудаизм греки приняли не от главных направлений иудаизма, а от побочной мессианской секты — назаретян. Прямой переход в иудаизм пугал греков обрядом обрезания, грозившим, им казалось, импотенцией. Полный статус принадлежности к избранному народу грекам обещали назаретяне. Для этого прозелитам было достаточно поверить в мессианство Иисуса и в его воскресение из мёртвых.

Идея мессии, хотя и значится РАМБАМом среди 13 принципов веры — мучительная, принёсшая евреям много бед. Наши мудрецы запрещали вычислять время прихода Мессии, но сами же этим занимались — и рабби Акива, и РАМБАМ, и РАМБАН. Самый известный кандидат в Мессии после Иисуса — Шабтай Цви. Когда он в 1666 году перешёл в ислам, значительное количество его учеников последовало за ним. И сейчас в Турции и в Греции существует секта дёнме — потомков учеников Шабтая. В целом шабатианство осталось в истории евреев ужасным конфузом.

Не так просто с мессианством Иисуса. По евангелиям, он должен был вернуться вскоре после своего воскресения и установить «царство Б-жие на Земле». Прошли неделя, месяц. Он не объявлялся.

Тогда христиане создали теологию, основанную лишь на чуде воскресения Иисуса. «Иисус воскрес, поэтому наша вера истинна», — писали мне православные священники, с которыми я состоял в короткой переписке. Но мой вопрос: что же сталось с его воскресшим человеческим телом (душа, понятно, бессмертна), оборвал нашу переписку. Иисус в теле, чтобы объявиться вновь, должен обитать где-то на Земле. Но 2000 лет — чрезмерный срок для человеческого тела.

Мистически настроенный Александр Блок переживал проблему этой догмы христианства. Взяв эпиграфом строки другого мистика, Владимира Соловьёва: «И тяжкий сон житейского сознанья Ты отряхнешь, тоскуя и любя», он написал:
«Предчувствую Тебя. Года проходят мимо –
Всё в облике одном предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду,– тоскуя и любя.

Весь горизонт в огне, и близко появленье,
Но страшно мне: изменишь облик Ты,

И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты…»
Подозрение в связи с затянувшимся отсутствием Иисуса возникло в России не у одного Блока. Чуковский описал, как ко Льву Толстому приехал перед пасхой Шаляпин. Певец обнял великого писателя «и произнёс традиционную формулу: «Христос воскрес, Лев Николаевич!» Толстой дал Шаляпину поцеловать себя в щёку, а потом и говорит: «Христос не воскрес, Фёдор Иванович».

В начале ХХ века подавляющая часть населения России, отчаявшись дождаться Иисуса, отвергла христианство вместе с иудео-христианской этикой. Это привело в страну столетие беды. За десятилетия после Холокоста вера покинула и христиан остальной части Европы. Сейчас там посещают церкви 5 — 10% населения. Рухнул в Европе институт семьи, катастрофично упала рождаемость. У европейцев исчезло желание продолжаться, и они пригласили в свои страны многие миллионы представителей враждебных цивилизаций, которым предстоит заменить коренных обитателей.

Давид Гелентер

Давид Гелентер

Сейчас евреи предпринимают попытку спасти остатки цивилизованного мира. В конце ХХ века появилось и расширяется движение Бней Ноах — неевреев, принимающих на себя 7 заповедей сыновей Ноаха и основные части иудаизма, не обращённые эксклюзивно к евреям. Иудаизм предполагает дифференциацию людей — отдельные законы для мужчин и для женщин, для когенов и для прочих потомков Израиля. Под руководством рава Ури Шерки в Израиле создан Брит Олам — Всемирный Ноахидский центр, подготовивший молитвенник для ноахидов; создан замечательный сайт с курсами лекций, интересных и для ноахидов, и для евреев.

Это движение уже имеет по миру десятки тысяч последователей. Но успеет ли оно спасти европейскую цивилизацию, жизни которой осталось, боюсь, от силы поколения два?

Американцы и иудеи

Иная картина с Америкой, противостоящей сейчас, относительно Иерусалима, всем европейским странам. Разделение это имеет долгую историю. Ещё первые европейские переселенцы, в XVII веке пересекшие Атлантику, с целью создать в Новом Свете общество на основе учения ТАНАХа, называли своё движение Американским сионизмом. Отцы-основатели США создавали идеологию нового общества по урокам древней Иудеи, изложенным в еврейской Библии. Эту идеологию со времён Томаса Джефферсона принято называть американизмом. Гарвардский профессор Самуэль Хантингтон определил американскую идею так: «Два слова… не появляются в общественных документах и на церемониях. Это слова «Иисус Христос»… Американская общественная религия — это христианство без Христа». А выдающийся американский поэт Роберт Фрост описал самовосприятие адепта американизма, назвав себя: «христианин Ветхого Завета».

Авраам Линкольн называл американцев «почти избранный народ», оставляя место «избранного» его библейскому обладателю. Он собирался, окончив Гражданскую войну, подготовить кампанию по возвращению евреев на их историческую родину.

С темой американизма можно познакомиться по моему эссе 2006 года «Демократия и религия» http://www.machanaim.org/history/gulko/demokratija.htm, написанному на основе публикаций йельского профессора Давида Гелентера.

Опыт развития демократии в США пригодился воссозданному 70 лет назад Израилю. Европейцы подчеркнули своё духовное отличие от этих двух государств — ни одна из их стран не поддержала право Америки признать столицей Израиля священный Иерусалим. Иудео-христианская цивилизация оставляет Старый Свет.

tel:18448717842

Об авторе

Борис Гулько

Нью-Джерси, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

6 комментариев

  1. Весьма спорно утверждение (раздел «Евреи и греки») о том, что «виноваты в происходящем мы сами, (потому что)… иудаизм греки приняли не от главных направлений иудаизма, а от побочной мессианской секты — назаретян».
    Такое утверждение базируется на ошибочном постулате о том, что евреи всемогущи, совершенно упуская при этом еще более важные желания контрагентов. Вы забываете, Борис, что для договора необходимо согласие двух сторон, ведь насильно мил не будешь. Знаменитый историк Theodor Mommsen подробно рассмотрел вопрос о том, могли ли евреи сделать иудаизм космополитичным и дал на это негативный ответ. Его аргументами были:
    1. Александр Великий и позднее также Цезарь заботились о том, чтобы превратить их империи из отдельных национальных государств в единое космополитическое целое. Для Цезаря космополитические евреи могли быть «Ферментом космополитизма и национальной деструктивности», но не фактором распостранения единой новой религии, а в качестве примера — народа без родины. Также важным элементом для своей империальной политики Цезарь видел в способности евреев приспосабливаться к жизни с другими народами.
    2. Theodor Mommsen также рассмотрел вопрос о «могуществе» евреев в античном мире и заметил, что локально евреи не представляли никакой реальной силы. Их сила была в глобальной сфере, в контактах с другими единоверцами по всему миру. Поэтому мировые империи были заинтересованы в способности евреев в международной торговле и обмене информацией.
    3. Вопрос о распостранении единой иудейской религии никогда не стоял на повестке дня императоров, желания евреев не играли при всем желании решающей роли. А глобальное распостранение христианства было просто историческим капризом и обязано своему распостранению упорству и хитрости Елены, матери Константина.

  2. Борис Гулько
    Борис Гулько на

    FRITZ, не согласен с Вами, что «глобальное распространение христианства было просто историческим капризом и обязано своему распространению упорству и хитрости Елены, матери Константина». Язычество сносилось, и должно было быть заменено какой-то формой монотеизма. Закономерно ли, что этой формой стало христианство?
    Для духовно не очень развитых людей вера нуждается в чуде. Я писал об этом в одной из своих недавних колонок. И тут христианство имело козырь – воскресение Иисуса. А также история о непорочном зачатии.
    С другой стороны – евреи и не пытались прозелитствовать. А переводу Торы на греческий даже посвятили пост 10-го тевета как событию трагическому.
    Сейчас, когда сносилось и христианство, возможно, пришло время поднимать все народы, прошедшие через него, к истинам иудаизма. Это, мне кажется, и пытаются делать рабби Ури Шарки и его организация.

    • Fritz (Германия, Карлсруэ) на

      «Язычество сносилось, и должно было быть заменено какой-то формой монотеизма. Закономерно ли, что этой формой стало христианство?» (БОРИС ГУЛЬКО)

      1. Меня заинтересовал Ваш тезис о исторической необходимости заменты языческих культов через монотеизм. Так ли это?
      Константин Великий незаконно узурпировал власть своего отца Constantius I., нарушив существующий тогда Закон Тетрархов (2 Августа+2 Цезаря). В государственной системе Тетрархов главнымыми божествами были Юпитер и Геркулес. Константин решил разрушить и отменить старый закон и таким образом лигитимировать свою власть и для этой цели «списал» старых богов и ввел нового государственного бога — Солнце, которого его мать — изощренная и влиятельная Елена — сделала идентичным с Христом. Римляне праздновали День Рождения Солнца 25 Декабря и христиане продолжили эту традицию и назвали ее Рождеством. Для римских императоров монотеизм иудеев и христиан был однозначно неприемлим в качестве государственной религии, т.к. император всегда был высшим божеством и не терпел конкурентов.

      2. Признание монотеистического христианства государственной религией в Риме обязано не победным идеям христианства, как утверждают его клирики, не исторической необходимости (что противоречило статуту императора, как высшего божества), а государственной афере, дворцовому перевороту, капризу истории. Ведь Константин только на ложе смерти принял христианство. О каких «победных идеях» или привлекательности христианства в античном мире можно говорить, если всего лишь около 5 % из 60 миллионов жителей Римской Империи были христианами и это за 300 лет после его основания!? Не даром Остап Бендер говорил: «Вы не в церкви, вас не обманут».

      • Борис Гулько
        Борис Гулько на

        FRITZ, Вы сообщаете интересные детали. Я не знал, что «Римляне праздновали День Рождения Солнца 25 Декабря». Но, всё же считаю, что христианство распространилось по миру не случайно. Фейхтвангер сообщает в своей трилогии об Иосифе Флавиии, что перед возникновением христианства происходил массовый переход жителей Римской империи в иудаизм и, чтобы остановить это, Тит ввёл смертную казнь за обрезание для нееврея. Это препятствие преодолели христиане, принимая к себе язычников без обрезания. Фейхтвангер считает этот момент важным для распространения христианства.
        В этой истории тоже видно, что язычество сносилось и не удовлетворяло его носителей. Христианство особо привлекло греков, и после разгрома Иудеи в восстании 66-70 годов, развивалось (или коррумпировало под влиянием язычества) среди греков.

  3. БОРИС, среди нескольких дюжин религий Римской Империи христианство не было значительной по величине или влиянию. Несмотря на массивное миссионирование, которое было заложено в религиозной доктрине, число христиан за 300 лет не превышало 3 миллионов и уступало числу иудеев. Можно ли говорить о сияющей Иглезии-Победительнице и Ослепленной Синагоге, как любимый мотив украшения порталов христианских церквей?

    По Вашему совету я посмотрел интересный фильм о Троцком, где Ленин произносит занимательную фразу: «Однако то, что произошло, не было (народной) Революцией, а Переворотом». Типичный пример приукрашения истории, который немцы очень точно характеризуют пословицей: «Sich mit fremden Federn schmücken» («Себя украшать чужими перьями»), которая базируется на басне римского писателя Федра: «Ворона подобрала перья Павлина, воткнула себе в хвост и гордо пошла гулять, красуясь перед животными».

    Мне кажется, что сегодняшний процесс разложения христианства, базируется на зыбком фундаменте принуждения и насилия того времени. Все, что делается форсировано — огнем и мечём — когда-нибудь рушится. Надеюсь, что та же судьба постигнет и ислам — иншалла!

  4. Яков Сегал - Иерусалим на

    Но ведь в Эвиане США также отказались принимать еврейских беженцев.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0