Провал республиканцев в Алабаме

0

Республиканцам надо было сильно постараться, чтобы выдвинуть кандидата, который бы проиграл выборы в Сенат США левому демократу в ультраконсервативной Алабаме.

Они с честью выполнили эту задачу, выдвинув судью Роя Мура, который явился на избирательный участок, гарцуя на лошади. Этот жест наверняка импонировал многим избирателям южного штата, в котором Дональд Трамп разгромил в прошлом году Хиллари Клинтон с отрывом в 28 процентов, но он не спас Мура от поражения, а Республиканскую партию — от исполинского конфуза.

Бравый Мур, впрочем, отказался признать поражение и дожидается вторника, когда будут оглашены результаты голосования среди алабамских военнослужащих. Соперник Мура демократ Даг Джонс победил с перевесом всего в полтора процента. Если голоса военных, на которые рассчитывает Мур, сократят разрыв до полупроцента, то пересчет будет оплачен властями штата. Если не сократят, Мур собирается оплатить пересчет из собственного кармана. Местная организация Республиканской партии считает, что натерпелась из-за Мура достаточно и отказывается платить за пересчет. Настаивая на нем, Мур следует примеру не только Джорджа Буша-младшего, который в 2000 году победил благодаря пересчету демократа Эла Гора и сделался президентом США, но и сенатора-демократа Эла Фрэнкена, заявившего на днях, что он «в ближайшие недели» подаст в отставку.

Фрэнкен, являвшийся до этого профессиональным комиком, был избран сенатором от прогрессивной Миннесоты в результате пересчета, давшего ему на какие-то 312 голосов больше, чем его сопернику-республиканцу.

Отставка Фрэнкена была неразрывно связана с кандидатурой Мура. Оба они обвинялись в сексуальных домогательствах. Оба их отрицали. Правда, Фрэнкен поначалу расплывчато извинялся, но, объявляя о намерении уйти в отставку, он категорически заявил, что эти извинения не следует считать признанием вины.

Мур с самого начала категорически отрицал факт домогательств и даже знакомства с женщинами, которые на него пожаловались. Он производил дремучее впечатление и опровергал в интервью обвинения довольно бездарно. Большинство алабамцев считали, что обвинения против него звучат правдоподобно. Его положение осложнялось тем, что двое из жалобщиц были в момент предполагаемых домогательств несовершеннолетними. Одной было 14, тогда как Муру, работавшему в то время прокурором, — 30 с небольшим. Его заступники отмечали, что в Алабаме совершеннолетие наступает в 16 лет, и находили подозрительным, что женщины несколько деятилетий молчали, хотя Мур неоднократно куда-то баллотировался, а тут вдруг прорезались в преддверии самых важных выборов в его жизни.

Даг Джонс

Даг Джонс

Обвинения против сенатора Фрэнкена не всегда звучали убедительно. Одна женщина, например, пожаловалась, что однажды он ущипнул ее за складку жира на боку. В тот момент Фрэнкен был не сенатором, а комиком, и его атака на эту складку вполне могла быть элементом клоунады, а не сексуальным домогательством, обреченным на провал.

Но сенаторы-демократы один за другим начали призывать его уйти, и Фрэнкен упал на меч ради своей партии. Как единодушно решили конервативные комментаторы, партия пожертвовала им — и своим старейшим конгрессменом Джоном Коньерсом, который тоже обвинялся в приставаниях и был вынужден уйти, завещав посадить на освободившееся место своего сына, — для того, чтобы потом с чистой совестью клеймить за домогательства Мура и президента Трампа.

А Мур взял и проиграл. Это лишило его полезности для демократов, но избавило республиканцев от необходимости за него краснеть, поэтому исход выборов в Алабаме можно истолковать и как их большую удачу. Не было счастья, да несчастье помогло.

Несмотря на поражение Мура, демократы пожертвовали Фрэнкеном и Коньерсом не напрасно, поскольку у них развязаны руки для нападок на «основную дичь» — президента Трампа, который не устает помогать им своими милыми твиттами. Сейчас он, например, оскорбил сенатора-демократа Кирстен Джиллибранд, твитнув, что она якобы клянчила у него деньги на свою предвыборную кампанию и вообще была «готова на все услуги»… Это вряд ли уронит Трампа в глазах его твердокаменных фанатов, но поможет оппозиции изображать его женоненавистником и подкрепит обвинения в домогательствах, которые звучат сейчас в США все громче.

Потеряв один мандат в Сенате, республиканцы остались с 51 голосом против 49 у демократов. То есть для того, чтобы торпедировать важное начинание, теперь потребуются всего два инакомыслящих республиканца (один голос может добавить партии Трампа его вице-президент Майк Пенс, считающийся по Конституции главой Сената).

У республиканцев было бы больше сенаторов, если бы в начале года Трамп не выдернул одного из них — алабамца Джеффа Сэшнса, назначив его министром юстиции. Губернатор Алабамы временно назначил на его место республиканца Лютера Стрейнджа, который, скорее всего, разгромил бы сейчас демократа Джонса. Но Стрейнджа разгромил на праймериз Мур, которого проталкивал бывший стратег Белого дома Стивен Бэннон, объявивший джихад республиканскому истеблишменту. Котировки Бэннона сейчас вошли в пике. Республиканцев утешает то, что демократ Джонс избран лишь до конца срока Джеффе Сэшнса, то есть ему придется снова баллотироваться в 2020 году. Если они снова не выдвинут в Сенат Мура, у них будет хорошая возможность отыграться, особенно если Джонс сейчас решит, что ему больше не нужно строить из себя умеренного политика, и пустится во все тяжкие. Отчасти он победил в Алабаме, потому что слегка умерил перед выборами свои взгляды, например, внезапно потеплел ко 2-й Поправке к Конституции США, защищающей наше право на оружие. Если Джонс теперь решит резко полеветь обратно, алабамские избиратели выкинут его в 2020 году на мусорную кучу истории и снова посадят на это место республиканца.

Джонсу сильно помогли центровая пресса, изображавшая Мура педофилом и вообще исчадием ада, левые со всей Америки (он собрал в 10 раз больше пожертвований, чем Мур, якобы представляющий партию богачей), ряд агитировавших против Мура видных республиканцев, таких, как другой сенатор от Алабамы — Ричард Шелби, Митт Ромни и Кондолиза Райс, родившаяся в этом штате, и вздорность самого Мура и его жены Кайлы.

Последняя перед выборами попыталась опровергнуть обвинения в юдофобстве, предъявляемые левыми ее мужу, и заявила, что один из их юристов — еврей. Этот аргумент всегда вызывает в Америке насмешки и фразу some of them are my best friends. Она передразнивает людей, опровергающих обвинения в антисемитизме, расизме, гомофобии и так далее доводом, что у них есть друзья-евреи, черные или геи.

2

Об авторе

Владимир Козловский
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0