Без вмешательства властей. Недельная глава Торы «Эмор»

0

В разделе «Кдошим» Тора призывала евреев к святости и сообщила заповеди, помогающие достигнуть этого идеала. Теперь она формулирует более строгие требования, предъявляемые к коэнам, служителям Храма. Для сохранения своей ритуальной чистоты коэны не должны касаться трупов и участвовать в похоронах. Им разрешается хоронить только ближайших родственников: жену, отца, мать, сына, дочь, брата и незамужнюю сестру. На первосвященника («коэн-гадоль») даже это исключение не распространяется. Коэны ограничены также в выборе жены. Народ обязан их почитать. Перечислены физические изъяны, не позволяющие коэну участвовать в храмовой службе. Приношения, получаемые коэном, разрешено есть только ему и членам его семьи. Для храмового жертвенника подходят лишь животные без дефектов в возрасте не менее восьми дней. Евреям заповедано освящать Имя Б-га образцовым поведением и готовностью к самопожертвованию. Они должны, в первую очередь, избегать трех самых тяжких грехов: кровопролития, разврата и идолопоклонства. Тора описывает еврейские праздники и требует воздерживаться от некоторых видов работ в эти дни. Нельзя есть зерно нового урожая до принесения в Храм «омера», меры ячменя. Даны указания по приготовлению масла для храмового светильника Меноры и храмовых хлебов. Раздел завершается рассказом о человеке, казненном за оскорбление Б-га.

* * *

«Скажи Аарону и сыновьям его: «Пусть осторожно обращаются они со святынями, посвящаемыми мне сынами Израиля, чтобы не бесчестили они святого Имени Моего: Я – Б-г» (22:2).

Осквернение Имени Всевышнего («хилуль а-Шем») считается в иудаизме одним из тяжелейших преступлений, которому нет искупления. Насколько важно избегать ситуаций, которые могут привести к «хилуль а-Шем», показывает следующий эпизод из жизни выдающегося общественного деятеля и главного ашкеназского раввина Иерусалима в конце XIX и начале XX веков рава Йосефа-Хаима Зоненфельда.
Это произошло еще при власти турок в Эрец-Исраэль. Однажды из иерусалимской синагоги «Батей-Варша» украли свиток Торы, подаренный одним из самых состоятельных и уважаемых жителей города Исраэлем-Исером Леви.
Семья Леви не смирилась с потерей и провела частное расследование, в результате которого сумела точно, без тени сомнений вычислить вора. Было решено обратиться в турецкую полицию и добиться его ареста.
Однако сам жертвователь заявил, что не предпримет никаких действий без консультации с равом Зоненфельдом. Во время встречи с равом некоторые члены семьи настаивали на обращении в полицию, считая это справедливым и действенным шагом. Если мы промолчим, утверждали они, то похититель свитка, будучи завсегдатаем местных синагог, уверует в свою безнаказанность и совершит новые кражи.
Однако рав Зоненфельд не согласился с этим мнением.
«Допустим, что мы не выдадим его в полиции, – сказал он. – Что произойдет тогда? Скорее всего, он продаст ваш свиток другой синагоге. Что еще он может делать с ней? В синагоге «Батей-Варша» много свитков Торы, и пропажа одного из них ничего не изменит. Зато в какой-нибудь другой, менее богатой синагоге, которая купит ваш свиток, им будут пользоваться гораздо чаще, и он не будет пылиться без дела в ковчеге Завета. Поэтому сама «сефер-Тора» не пострадает. Скорее, наоборот…
С другой стороны, обращение в полицию приведет к вопиющему осквернению Имени Всевышнего. В чем это выразится? В том, что гои, не говоря уже о наших собственных смутьянах, будут злорадствовать и раздувать скандал… Кто тогда ответит за этот « хилуль а-Шем»?! Кроме того, турецкие власти известны своей жестокостью. Есть ли гарантии, что наш вор останется в живых после ареста?
Теперь вы говорите, что ваше молчание поощрит его на новые кражи. Наверное, вы правы. Поэтому я предлагаю тихо сообщить ему, что вам известно о его преступлении. Во-первых, это удержит его от новых краж. И, во‑вторых, не исключено, что он задумается над своим поведением и раскается. Как знать, может быть, он тогда добровольно вернет свиток…»
Внимательно выслушав рава, Исраэль Леви и его семья согласились с ним. Один из них был отправлен с деликатным поручением встретиться с вором и без свидетелей сообщить ему о раскрытии его преступления.
В результате, предположение рава Зоненфельда полностью осуществилось. Через несколько недель похищенный свиток Торы был незаметно возвращен в «Батей-Варша», и весь инцидент был вскоре забыт.

При чем здесь шаббат?

«…Праздники Б-га, которые вы должны называть священными собраниями, вот праздники Мои: шесть дней будет совершаться работа, а в седьмой день – суббота покоя, собрание священное: никакой работы не делайте; это – суббота Б-га во всех поселениях ваших» (23:2–3).

Начав говорить о праздниках, Тора вдруг переходит к шаббату, который вовсе не является праздником. «Как объяснить это несоответствие? – спрашивает Виленский гаон (рабби Элиягу бен Шломо Залман, 1720–1797 гг.)
И сам же отвечает. Тора установила семь праздников (йомим-товим) в году: два дня Песах, Шавуот, Рош-Хашана, Йом-Кипур, Суккот и Шмини-Ацерет (он же Симхат-Тора). Шесть из них называются «шабатон», и в эти дни разрешается работа по приготовлению пищи. А в седьмой день, как и в шаббат, никакая работа не разрешается. Поэтому в Торе сказано: «… шесть дней будет совершаться работа». Имеются ввиду «йомим-товим», когда можно готовить пищу. «А в седьмой день (Йом-Кипур) …никакой работы не делайте». Недаром Йом-Кипур называется в Торе шаббат-шаббатон, «шаббат» всех других праздников.
Другой великий мудрец рабби Шимшон-Рафаэль Гирш (19 век, Германия) иначе объясняет приведенный отрывок из сегодняшнего раздела.
Речь в нем действительно идет о шаббате, считает рав Гирш. Он пишет, что эти вступительные слова – вовсе не предисловие к описанию праздников, которое начинается только двумя стихами ниже. Они учат нас, что «йом-тов» устанавливается не автоматически по календарю, а вводится по решению Главного раввинского суда (во всяком случае, так было в эпоху Храма, до введения фиксированного календаря).
«Вот праздники Мои», – говорит Б-г. – Но именно вы решаете, когда их надо отмечать». Этим они отличаются от шаббата, продолжает Тора. Шаббат остается исключительной прерогативой Всевышнего и находится под Его «личной юрисдикцией».
Шаббат был установлен Б-гом раз и навсегда с момента Сотворения мира. Он приходит каждый седьмой день, и никакая сила в мире не может передвинуть его на другой срок.

Художник Алекс ЛЕВИН
artlevin.com

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0