«Банда двадцати» на выборах спикера

Кал Томас. Фото: quotesgram.com

Кал Томас. Фото: quotesgram.com

Как сказал бы оживший Джон Рид, это были четыре дня, которые потрясли мир, которому сейчас не до таких мелочей, как выборы спикера Палаты представителей Конгресса США. Да и вряд ли они потрясли США, населению которых достаточно результатов прошлогодних ноябрьских выборов, когда республиканцы получили большинство мест в этой самой палате.

Но для Республиканской партии, для политиков-аналитиков и для мыслящих в корень это было нечто больше реалити-шоу, которое мы видели по телевизору с полудня вторника до полуночи субботы. Перечислив голосующих, через полчаса после полуночи с пятницы на субботу ведущая заседания Шерил Джонсон произнесла, что «Кевин Маккарти от штата Калифорния получил большинство голосов и надлежащим образом избран спикером Палаты представителей». Законодатели-республиканцы встретили это стоячей овацией, взаимообнимками и поцелуями, а демократы сдержанными хлопками, но их 52-летний лидер Хаким Джеффрис поднялся на помост славы и торжественно передал 57-летнему Кевину Маккарти молоток власти, на время доставшийся ему от 82-летней Нэнси Пелоси. Они обнялись, чего Пелоси никогда бы себе не позволила, и Кевин Маккарти стал 55-м спикером Палаты представителей Конгресса 118 созыва, что далось ему 15 попытками получить необходимое большинство голосов. 14 предыдущих попыток были неудачными, и это окрестили рекордом столетней давности, имея в виду 1923 год, когда Палата представителей в течение трех дней девять раз перевыбирала спикера-республиканца Фредерика Джиллетта. Затем уточнили, что в 1859 году спикера-республиканца Натаниела Бэнкса выбирали 133 раза в течение трех месяцев. 

Легкой победы Кевину Маккарти однопартийцы и не сулили, обвиняя его в излишней мягкотелости к либералам вообще и курсу администрации президента Байдена в частности, а палку в колеса колесницы его победы сунул кокус консерваторов с гордым названием «Freedom», то есть «Свобода». У двух десятков свободолюбцев кокуса были свои претензии к Маккарти, и он постепенно уступал. В Палате представителей нового созыва 222 республиканца и 212 демократов, так что для победы Маккарти нужно было минимальное большинство в 218 голосов. До четырех инакомыслящих однопартийцев ему не помешали бы, но их оказалось в пять раз больше, тогда как все 212 демократов единым строем от раза к разу голосовали за своего лидера Джеффриса. Перед четвертым раундом Русская служба «Голоса Америки» сообщила, что, «согласно регламенту,.. голосование будет продолжаться до тех пор, пока один из кандидатов не наберет явное большинство голосов». Затем, во всяком случае, мне, недотепе, стало известно, что по тому же регламенту, при большинстве республиканцев не исключена победа спикера-демократа, если он получит требуемые 218 голосов, то есть 6 республиканцев не просто откажутся от Маккарти, а проголосуют за Джеффриса. 

Но склока среди республиканцев была чисто внутрипартийной, и в первый же день голосований лидер кокуса «Свобода» Скотт Перри в своем твиттере заявил, что «я твердо стою за перемену статус-кво без разницы, сколько потребуется голосов, и если бы Маккарти так же боролся с провальной, токсичной политикой администрации Байдена, он бы уже был спикером». По ходу голосований кокусовцы предлагали в спикеры других республиканцев, чем только вредили общему делу, так как шансов на победу у их протеже не было. За принципиальность «банду двадцати», конечно, следует уважать, но они осрамили всю партию и дали демократам повод задирать носы от их единства в Конгрессе, хотя на менее представительном уровне это не так. Как считает обозреватель канала Fox News Чад Перграм, все хорошо, что хорошо кончается, и если бы 15-е голосование тоже ни к чему бы не привело и было перенесено на понедельник, Кевину Маккарти могли предложить снять свою кандидатуру, а не голосовать до бесконечности. Он от такой перспективы наотрез отказывался, считая, что вода камень точит и рано или поздно он угодит ультраконсерваторам. Перграм усомнился, не подорвет ли такая победа авторитет института спикерства и, напомнив Маккарти про 1859 год, спросил, не значит ли это, что новый спикер станет слабее. «Нет, — ответил ему Маккарти. — Я стану слабее только если стану бояться». 

Кевин Маккарти. Фото: golosameriki.com
Кевин Маккарти. Фото: golosameriki.com

Другой обозреватель Fox News К.Т.Фарленд считает, что для победы Кевину Макккарти пришлось пойти на уступки и согласиться с тем, как работать Палате представителей. «В основном, — написал он, — это было ослабление диктатуры спикера и усиление власти рядовых законодателей. По новым правилам, горстка республиканцев сможет сдерживать спикера, особенно если он попытается проталкивать раздутые бюджетные билли с тратами на интересы особых групп, оставит без внимания безопасность южной границы, станет потакать фанатикам Зеленой революции или найму еще 87 тыс. налоговых инспекторов.». Фактически это будет сопротивление программе Байдена, в чем Фарленд видит залог не успеха, а провала миссии спикера Кевина Маккарти. Благодаря кокусу «Свобода», поясняет он, «Маккарти окажется прижатым к стенке и не сможет ладить ни с лидером сенатских республиканцев Митчем Макконнеллом, ни с демократами». 

Но вопреки старой истине, в политике не скоро сказка сказывается, да скоро дело делается. После полуночного избрания Кевина Маккарти спикером он был приведен к присяге верной службе всем 435 членам Палаты представителей и утром в субботу, уже с молотком в руке, произнёс первую тронную речь. «Наша система построена на системе сдержек и противовесов, — сказал он. — Пришло время сдержать политику президента и обеспечить некоторый баланс», после чего причислил основные приоритеты предстоящей работы: от сокращения расходов до решения проблемы нелегалов и «культурных войн». Как было немедленно отмечено, войну в Украине и расходы США на эту войну наш 55-й спикер не упомянул. «Надеюсь, — заявил он, — что после этой недели вам ясно одно: я никогда не сдамся. Я никогда не подведу вас, американский народ. И никогда не подведу нашу преданность Америке… Знаете, мой отец всегда говорил мне, что дело не в том, с чего начать, а в том, чем закончить. И сейчас нам нужно закончить силой американского народа. Как спикер Палаты представителей я в ответе — и вы в ответе — за нашу страну. Два месяца назад вы проголосовали за новое направление нашей страны». Уж не знаю, как восприняли эти слова 212 демократов, но президент Байден в то же субботнее утро поздравил Кевина Маккарти с избранием, по привычке отметив, что готов работать с республиканцами, когда это будет возможным, и что в ноябре прошлого года «избиратели ясно дали понять: они ожидают, что республиканцы также будут готовы работать со мной». Это был намек на неубедительную победу Республиканской партии на промежуточных выборах, когда ожидаемая «красная волна» обернулась «красной струйкой». Как тогда же отметил «Голос Америки», «запоздалая победа Маккарти наступила на следующий день после двухлетней годовщины атаки на Капитолий 6 января 2021 года, когда агрессивная толпа ворвалась в Конгресс, пытаясь отменить поражение тогдашнего президента Дональда Трампа на выборах».

По этому поводу консервативный обозреватель и радиокомментатор Кал Томас в разгар голосований написал, что новому микроскопическому большинству республиканцев в Палате представителей недостает чего-то большего, чем лидер, точнее, ума, а еще точнее, глубины интеллекта. «Администрацию Рейгана, — написал Томас, — можно считать последней, призывавшей американцев думать.

Возможно, что эта нехватка интеллекта и его глубины в нашей политике объясняется средствами и сайтами, которые думают за нас. Сейчас мы настраиваемся на волну газеты, кабельного канала и сетевого сайта, которые подкрепляют наши убеждения, и нас мало волнует, откуда они взялись, как работают и кому приносят пользу». Перечислив ассов консервативной журналистики, от Уильяма Бакли до Рассела Керка, и издания от National Review до National Affairs, 80-летний Кал Томас сожалеет, что большинства уже нет в живых, а оставшиеся пасуют под напором охватившей весь мир левизны. Либералам, считает он, также не хватает интеллектуалов уровня сенатора Мойнихена и газет класса некогда великой New York Times,которая скатилась до уровня провинциальной врушки. В прошлом, продолжает он, мозги американцев питались дебатами левых интеллектуалов с правыми, как это было в телепрограмме Бакли “Firing Line” («На линии огня»), которую сегодня не заменишь ни экс-президентом Дональдом Трампом или конгрессменом Джорджем Сантосом справа, ни экс-спикером Нэнси Пелоси и сенатором Чаком Шумером слева. «Куда девались интеллектуалы? — сожалеет Кал Томас. — Как их вернуть?» И отвечает, что начать нужно со школ, где нормальные педагоги учат подлинным идеям и концепциям, чтобы ученики читали наших классиков, нашу Конституцию и сборник The Federalist Papers («Записки Федералиста») — 85 статей в поддержку ратификации Конституции в 1788 году. У родителей должен быть выбор, который поможет отдать детей в школу, где они получат настоящее образование и способность думать, а не попугайничать, повторяя то, что им навязывают. Томас напоминает цитату из Танаха, что «железо точит железо, а человек учит человека», и поясняет, что некоторые теологи, признавая, что речь идет об отношениях между людьми, применяют это к интеллектуальному общению. «С кем поведешься, от того и наберешься», заповедал бы современный царь Соломон, комментируя четырёхдневное толковище в Палате представителей.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *