Страх перед Макговерном

McGovern-Geииииииииии77c0001f57b1d

Россия (и отчасти Украина) сделала попытку вмешаться в президентские выборы 2016 года, но довольно убогую. Гораздо активнее в прошлые выборы вмешивалось руководство Демпартии США, финансировавшее работу над знаменитым «Досье Трампа» и ставившее палки в колеса Берни Сандерсу, потому что болело за Хиллари Клинтон.

Головка нашей Демпартии стремится угробить Сандерса и сейчас, но не потому, что он социалист. Она опасается, что он может сделаться вторым Джорджем Макговерном, который бросил в 1972 году вызов Ричарду Никсону и проиграл с таким треском, что демократы даже 48 лет спустя видят его в кошмарных снах.

Демократ Макговерн выступил с такой левацкой программой, что проиграл республиканцу Никсону во всех штатах, кроме Народной Республики Массачусетс, и получил жалкие 4% голосов в коллегии выборщиков. Ни до, ни после этого республиканцы не побеждали с таким разгромным счетом. Эта катастрофа запомнилась демократам, которые с тех пор панически боятся выдвигать радикальных леваков в президенты.

Поэтому демократический истеблишмент относится к Сандерсу как к коронавирусу и болеет за его более молодого соперника, бывшего вице-президента Джо Байдена, хотя юнец в прошлом попался на плагиате, имеет пересаженные волосы и обыкновение мацать посторонних женщин, а также заговаривается и путается в мыслях. В прошлые выходные Байден, например, дал интервью Крису Уоллесу с «Фокса», а в конце назвал его Чаком. До этого он заявил, что в последние годы из огнестрельного оружия были убиты 150 млн. американцев.

В этот вторник паника демократов по поводу Сандерса несколько улеглась, поскольку Байден, которого говорящие головы уже почти списали со счетов, вдруг ожил, как мумия в страшном фильме. Но Сандерс по-прежнему жив и опасен.

Демократы ненавидели Никсона, хотя и не столь исступленно, как сейчас Трампа, считали Макговерна слишком левым и рассчитывали, что соперником Никсона на выборах 1972 года будет сенатор из Мэна Эдмунд Маски, на которого они возлагали такие же надежды, как сейчас на Байдена. Однако в феврале 1972 года никсоновские клевреты слили в газету «Манчестер Юнион-Лидер» фальшивое письмо, в котором утверждалось, что Маски имеет предубеждение против американцев французско-канадского происхождения, или «канаков» (не путать с кунаками). Фальшивка вошла в историю как «Канакское письмо» (Canuck letter).

В Америке, в отличие от Канады, «канак» — это обидное прозвище. «Канакское письмо» появилось за две недели до праймериз в Нью-Хэмпшире, где жили много канаков, и выставило Маски в дурном свете. Его конфузом воспользовался Макговерн, пользовавшийся поддержкой подростков, которые незадолго до этого получили в США право голоса.

Поддержка сопливой молодежи — это не единственное, что роднит Макговерна с Сандерсом. Макговерн провоглашал, что право на лечение есть одно из фундаментальных прав человека, и призывал к национализации американского здравоохранения, хотя, как и Сандерс, не произносил слова «национализация».

Макговерн обещал увеличить пенсии по старости и права профсоюзов, обложить богачей         драконовскими налогами и гарантировать всем американцам определенный доход, то есть посадить всю страну на велфэр. Последний посул был заменен впоследствии на обещание, что правительство будет гарантировать всем людям работу. Сандерс обещает то же самое.

Как и Сандерс, Макговерн часто упоминал наследие Франклина Рузвельта и проклинал «алчность корпораций». Оба обещали продолжить рузвельтовский «Новый курс», который, вопреки распространенному мнению, не спас капитализм, а наоборот, искусственно продлил Великий экономический кризис. Оба изъяснялись в терминах классовой борьбы и представлялись защитниками трудящихся, которых Сандерс видит в основном с заоблачной высоты, поскольку не вылезает из частных реактивных самолетов, чьему выхлопу мы отчасти обязаны нынешней теплынью.

Наконец, Макговерн, как и Сандерс, опирался на поддержку не партийной элиты, а молодежи разных цветов радуги, которая слала ему скромные пожертвования, но слала много. Макговерн завоевал на праймериз голоса множества афроамериканцев, что сильно помогло ему на бурном предвыборном съезде партии, который, в конце концов, скрепя сердце выдвинул его в соперники Никсона. Хотя Никсон стер его в порошок, за Макговерна голосовали на всеобщих выборах 62% латиноамериканцев и 82% чернокожих.

Демократы прекрасно помнят, как Никсон понес Макговерна, и ожидают такой же катастрофы, если их глупые избиратели не послушаются старших и выдвинут Сандерса. Утешим Нацкомитет Демпартии, напомнив, что Трамп — это не Никсон, а сегодняшняя Америка отличается от вчерашней.

Никсон, в отличие от Трампа, был в канун выборов 1972 года весьма популярен. Его рейтинг превышал 60% и был выше рейтинга Обамы и Буша-младшего в 4-й год их правления. И Америка за 48 лет изменилась до неузнаваемости.

В 1972 году трудно было представить, что в президенты будут баллотироваться открытый гей Пит Буттиджич или сразу два еврея, один из которых не состоит в Демпартии, а второй звал себя недавно республиканцем.

Демократический истеблишмент, тем не менее, видит в Сандерсе одну погибель и будет гадить ему от души.

В ряде штатов в праймериз могут участвовать избиратели обеих партий.

3р

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 8, средняя оценка: 4,88 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора