Хиллари Клинтон на сцене политического театра

unnamed

Судя по первым опросам после минувших дебатов претендентов на Белый дом от Демократической партии, верх одержал сенатор-социалист Берни Сандерс, потому что он жег сердца избирателей большевистским глаголом. По мнению большинства обозревателей, победу на дебатах в Лас-Вегасе одержала бывший госсекретарь, сенатор и первая леди Хиллари Клинтон, потому что она… Хиллари Клинтон.

В прошлый четверг madame Клинтон 11 часов отсидела в комнате заседаний комитета Палаты представителей по распределению ассигнований, которую временно занял специальный комитет, расследующий трагедию 11 сентября 2012 года в Бенгази, где исламские террористы убили четырех граждан США, включая нашего посла в Ливии Кристофера Стивенса. По мнению простаков, Хиллари Клинтон, которая в то время возглавляла Госдепартамент, предъявили серьезные и доказанные обвинения во лжи и подтасовке известных ей фактов. По мнению знатоков политики, она вышла из воды этих обвинений сухой, потому что она… Хиллари Клинтон.
По мнению обозревателя и редактора правого журнала Commentarу Джона Подгореца, «после девяти жутких месяцев, когда она раз в неделю ошибалась и сама подняла зануду-социалиста до уровня соперника в номинации демократов, Хиллари Клинтон за две недели добилась успеха для любого кандидата в президенты». Сначала она только вельможным видом разгромила соперников в дебатах, затем получила партийный карт-бланш на высшем уровне, когда от участия в борьбе за Белый дом отказался вице-президент Байден, и, наконец, по словам Подгореца, «явный триумф» на слушаниях в Конгрессе.
Как в очередной раз оказалось, дело не в том, хитрила ли она, врала или не говорила всей правды. Дело не в том, что ею занимается ФБР, подозревая в передаче секретной информации, уничтожении государственного имущества и попытках воспрепятствовать правосудию, то есть в чисто уголовных преступлениях. Дело не в том, что накануне слушаний в Палате представителей источники телеканала Fox News в Министерстве юстиции сообщили, будто есть сведения, что госсекретарь Клинтон по халатности передала наши гостайны правительству Китая. Дело в том, что это Хиллари Клинтон, и Америка уже привыкла к тому, что любые атаки на нее — не более чем «обширный заговор правого крыла».
Когда рейтинг Хиллари Клинтон стал падать и в истеблишменте ее партии всерьез забеспокоились, что номинантом на съезде может стать ультралевый горлопан Сандерс, на смену ей стали всерьез готовить умеренного пустомелю Джо Байдена. По некоторым достойным доверия данным, вице-президента «держали на заборе», пока Белый дом не заручился обещанием руководства ФБР не просить ордер на арест Хиллари, хотя и это бы списали на сговор республиканцев, который сдуру, хотя и косвенно, подтвердил Кевин Маккарти, лидер республиканского большинства Палаты представителей.
Мы, конечно, живем в правовом социуме и гордимся верховенством закона, но, как гласит русская пословица, «судить суди, а гляди сюды». Маловероятно, чтобы администрация демократов пошла на предъявление обвинений их ведущему кандидату в президенты перед выборами, хотя такое возможно. Возможно, если ответы Хиллари Клинтон под присягой окажутся ложью, но пока ее слова, а еще больше ее вельможное молчание, идут на сцене политического театра, она ведет себя безукоризненно, и главное для нее — не переиграть в молчанку.
Это уже не та Хиллари, которая на слушаниях в 2013 году не сдержалась и полуистерически заявила: «Да какая теперь разница!» по поводу того, кто убил четверых американцев в Бенгази. Это уже не та Хиллари, которая в начале 2015 года, стоя в коридоре ООН, явно запаниковала, отвечая на вопросы о ее вольностях с рассылкой электронных писем. Максимум ее оплошности на слушаниях в четверг был двухминутный кашель, на который обратили внимание за неимением других очевидных минусов. Слова и молчание madame Клинтон были тщательно отрепетированы, и каверзные вопросы республиканцев спецкомитета не вывели ее из себя. Она не выглядела циничным политиком, который видел в бенгазийских убийствах не кризис нашей внешней политики, а возможные проблемы для президента Обамы на перевыборах, а потому эти убийства были списаны за счет оскорбляющего мусульман видеофильма, который появился на сайте YouTube в Интернете.
«Я обнял Хиллари и пожал ей руку, — вспомнил в программе Fox News Чарльз Вудс, отец одного из убитых в Бенгази американцев. — И она сказала, что мы арестуем киношника, который отвечает за смерть моего сына».
На слушаниях Хиллари Клинтон позволила себе сдержанные эмоции только один раз, в ответе своему однопартийцу Адаму Шиффу, конгрессмену из Калифорнии.
«Это очень болезненное личное обвинение, — сказала она с достоинством. — Оно было отвергнуто и опровергнуто беспартийными и беспристрастными расследователями, но тем не менее толки вокруг этого продолжаются, что меня глубоко огорчает. И знаете, как мне представляется, я думала обо всем случившемся куда больше, чем вы все вместе взятые. Я не спала больше вас всех вместе взятых».
Этот ответ оценил даже глава комитета Трей Гоуди, бывший федеральный прокурор Южной Каролины, который, кстати, собирается уйти из Конгресса и стать федеральным судьей. И это была совсем другая Хиллари, пусть зубрилка, но отличница. Допросчики-республиканцы ссылались на кипы документов и сыпали фактами, но все это, похоже, отскакивало от ее светлости, как горох от стенки. Следуя пословице, что семеро одного не бьют, нужно признать, что, когда несколько человек сурово допрашивают одного, — что Джон Подгорец назвал «оптикой слушания в Конгрессе», — симпатии публики поневоле на стороне допрашиваемого.
Члены комитета, конгрессмены-республиканцы Майл Помпео и Питер Роскам, старались как могли, но в цель не попадали — Хиллари, подперев лицо холеными руками, выглядела слоном, а они моськами. Она вдумчиво роняла заранее припасенные слова о большой политике и интересах государства, а они изводили ее въедливыми вопросиками. У нее спрашивали, почему наше посольство в Триполи и консульство в Бенгази не охранялись как положено, несмотря на просьбы посла Стивенса, а она от имени дипломатов отвечала, что наша служба и опасна, и трудна. «У нас есть дипломатические представительства в зонах войны, — сказала она. — У нас есть послы, которых мы посылали туда, где все время бомбили и нападали».
К тому же ей активно помогали комитетчики-однопартийцы, особенно Элайджа Каммингс, конгрессмен из Мэриленда и старший демократ в комитете. Он заявил Хиллари, что республиканцы загоняют ее в угол, но «мы лучше». «Мы намного лучше, — пылко повторил Каммингс. — Мы лучше как страна. И мы куда лучше, чем тратить доллары налогоплательщиков на попытку уничтожить (политическую) кампанию».
Как сообщила репортер Руби Крамер на сайте BuzzFeed, в перерыве Хиллари подошла к братьям-демократам и сказала, что очень благодарна им за поддержку. Понимать эту благодарность можно как обещание высоких должностей в ее будущей администрации.
На исходе 11-го часа слушаний, основательно прокашлявшись и отдышавшись, Хиллари Клинтон заявила Трею Гоуди, что ей абсолютно все равно, что про нее говорят республиканцы, так как предыдущие расследования доказали ее невиновность. «Ничем не могу помочь, господин председатель, — сказала она, — если всем вам не нравятся эти выводы».
Политолог и комментатор Дэвид Герген, которого считают объективным, поскольку он работал в администрациях Никсона, Форда, Рейгана и Билла Клинтона, полагает, что для Хиллари Клинтон республиканцы стали нежданным подарком.
«Достигнутому успеху Клинтон обязана своими способностями, но, конечно, должна также поблагодарить Республиканскую партию, — написал Герген на сайте CNN, где он работает старшим политическим аналитиком. — Никогда в наше время политическая партия не делала столько для реабилитации ведущего кандидата в президенты от другой партии».
Сказка, конечно, ложь, да в ней намек на то, что новой тактикой демократов становится подрыв веры республиканцев в самих себя.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора