Дюжина ножей в спину революции зонтов

Вступление: я знаю что в этой статье нет ничего напрямую затрагивающего «еврейскую» тему; однако как Б-г в Пуриме,так и «еврейская» тема в мировой политике, присуствует постоянно незримо; да и Юлия Латынина, которой статья посвящена, для нашей общины личность весьма заметная, и даже символичная. Поэтому считаю публикацию данного материала на нашем сайте вполне уместной
////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////
Название этой заметки я «украл» у любимого мною (и однажды даже кустарно «экранизованного») Аверченко. Правда, его книга «Дюжина нижей в спину революции» была посвящена революции Российской Октябрьской(забегая вперёд, замечу, что та революция не единственная октябрьская—у китайцев есть своя, 1911-го года, на 6 лет старше российской, которая вобще, как мы знаем, по современному календарю Ноябрьская), и отношение к той революции у Аркадия Тимофеевича было крайне отрицательным. Причём хотя это отношение и было им, до революции человеком весьма либеральных взглядов, выработано достаточно поспешно, но история его, как мы знаем, совершенно оправдала и подтвердила. Моя же заметка посвящена критике не рассматриваемой в ней революции, а как-раз критике некоторых её критиков. Вернее, одного.

Скажу без обиняков: считаю, что Юлия Латынина своей позицией по Гонконгским событиям, по сути совершила моральное самоубийство. Так что настолько же, насколько она, можно сказать, всадила эти самые дюжину ножей в спину гонконгской революции, она их всадила и в собственную репутацию. Даже в большей мере, ибо врядли её позиция по Гонконгу будет имеет особо значение для хода событий, а вот для её репутации это штука почище не только Фауста Гёте, но и предыдущих латынинских эскапад о вреде всеобщего избирательного права, леволиберального дискурса и т.д.

Итак, рассмотрим эти «ножи» по порядку—впрочем, произвольному. Вот, к примеру, Нож первый: обвинение лидеров протеста в том, что они представляют всего лишь какую-то сотню человек. Не совсем ясно, почему г-жа Латынина так издевательски говорит о сотне, изначально вышедшей на «Оккупай Сентрал», в то же время восхваляя киевлян, тоже в количестве нескольких сотен вышедших на майдан в ноябре прошлого года, протестуя против нежелания Януковича подписывать ассоциацию с ЕС. Также не совсем ясно, почему надо столь отстранённо и иронично говорить об участии в попытках разгона гонконгского протеста бандитами, при этом возмущаясь ровно такими же действиями в Киеве. Также непонятно, почему надо вслед за китайскими властями принижать число участников протестов, начавшихся после разгона изначальной сотни.

Тем более непонятно, почему надо игнорировать историю протестов в Гонконге, которые периодически вспыхивают уже много лет, и собирают порою чуть ли не по полмиллиона человек. Будем считать это «ножом номер два»: покорное повторение и заглатывание официозной позиции тоталитарного режима, в исполнении вроде бы абсолютно независимого комментатора, выглядит, мягко говоря, странно.

Нож номер три: игнорирование общекитайского контекста. При всей видимости «стабильности» и крепости правящего режима, страну даже на пике экономического роста (кстати, в последне евремя серьёзно замедлившегося) то и дело трясут самые разные конфликты: в Тибете и Уйгурии, в каком-нибудь селе где то у крестьян незаконно отнимут землю, то какой-нибудь местный китайский мент изнасилует крестьянскую дочь; между этническими китайцами Хань, исповедующими «традиционные» местные верования, и Хуэй, перешедшими давно и надёжно в ислам; между властями и «подпольными» христианскими общинами; между властями и экологами (а как ни относись к экодвижению вобще, дикая загрязнённость китайских городов—непреложнейший факт). Зная всё это, можно сделать явный вывод, что в полном соответствии с русской поговоркой, «где тонко, там и рвётся»—а самое «тонкое» в политическом смысле место Китая сегодня именно Гонконг. И не так уж важно, кто именно и с какими требованиями выходит там, в Пекине, Лхасе или Урумчи на протест. Странно, что наша пламенная, во всех смыслах слова, либертарианка, этого не замечает.

Нож номер четыре: «стёб» над молодостью некоторых лидеров гонконгских протестов. Как будто в истории не бывало достаточно юных лидеров, способных и выигрывать битвы, и в дальнейшем успешно управлять государствами, а главное—меняться и менять свои взгляды, с течением времени и обретением опыта. И как будто нет примеров вроде Даниэля Кон-Бендита, в юности возглавлявшего парижские волнения 1968 года, а в итоге ставшего вполне респектабельным политиком левоцентристского толка.

Нож номер пять: постоянное упирание на соображения «экономической эффективности». Как будто не является фактом, что самые экономически успешные, самые твёрдо гарантирующие права собственности, свободу предпринимательства и т.д., страны, даже в Юго-Восточном Азии—именно те, где господствует «порочная», по латынинскмому мнению, система всеобщего права голоса. Япония, Корея, Тайвань, да даже Малайзия с Индонезией, которых всё чаще упоминают как «второй эшелон» новых экономических «тигров», способный потеснить набившие уже порядком оскомину «кирпичики» из БРИКСа.

Нож номер шесть: полуправда (мягко говоря) в отношении сути политической системы Гинконга, как она существовала до сих пор. Да, британцы назначали губернатора—но точно так же его назначали и до сих пор назначают, в Австралию, Канаду, Новую Зеландию и т.д. При этом, в Гонконге аж с середины 19-го века существует городское Законодательное собрание, а под ним ещё долгое время имелся и отдельный «горсовет». Говорить после этого, что в Гонконге хотябы в усечённом виде не было никогда «демократии»—большая натяжка. Да, можно сколь угодно распинаться и расписываться в любив к автократам типа Ли Кван Ю, но во-первых, вобще управлять маленьким городом-государством гораздо легче, чем большой страной, во-вторых, исключения лишь подчёркивают правила, а в-третьих, любое авторитарное правление кончается рано или поздно, только иногда оно кончается так, как в Испании, Чили, Корее или том же Тайване, а иногда—как на Кубе или в Иране; в зависимости, не в последнюю очередь, от ума авторитарного правителя—а тут уж раз на раз не приходится. По мне (и думаю, со мной согласится огромное число народу по всмеу миру), гораздо лучше первый вариант.

Нож номер семь: упрёки протестующим в «подрыве» нормального течения жизни города, в том числе его финансовых и прочих артерий. Это ровно тот же «аргумент», который провластные «рассерженные горожане» всегда используют против любых протестующих, будь то в Киеве, Москве, Тегеране, Гонконге, Бангкоке, Каракасе или где ещё. Опять повторюсь, странно слышать такие перепевки от сторонника(-цы) максимальных свобод.

Как и вобще, странно видеть, что человек таких взглядов становится на сторону откровенно антилиберальных режимов, пускай и чуточку «приглаженных». Допустим, аргумент о предпочтении экономических свобод политическим, при всей своей «белониточности», может иметь смысл—хотя выгода такого режима для этих свобод крайне иллюзорна, ибо в любой момент он может у кого угодно что угодно отнять, конфисковать и т.д.—даже у зарубежных компаний, как например вышло с австралийской Рио Тинто. Рискну даже утверждать, что между российскими олигархами к китайскими «красными миллиардерами» нет сущностной разницы: да, последние несколько чаще по-настоящему «сделали себя сами», чем «подняли плохо лежавшее»; но и те и другие имеют свои миллиарды только постольку, поскольку лояльны власти.

НО: неужели можно закрывать глаза, тем более борцу с ментовским произволом в той же России, на пытки, незаконные аресты, затыкание ртов всем неугодным нынeшней китайской власти, от неосторожно ляпнувшего о необходимости «пятисот лет колониализма» диссидента, до некогда самой же КПК созданной чисто гимнастической и абсолютно аполитичной Фалун Гонг? А пресловутый китайский контроль за интернетом?

Да и ладно проблемы местного, внутрикитайского характера: как быть, уж если на то пошло, с международной позицией нынешнего Пекина, захватывающего спорные острова под носом у более слабых соседей—что уже довело даже социалистический Вьетнам до фактического альянса с США,— или с блокированием в ООН мер, направленных против тиранов типа Асада, Хаменеи, Мугабе и тому подобные? Считайте это ножом номер восемь, впрочем стоящим нескольких.

Нож девятый: оправдание, в принципе, лжи власти в адрес своего народа. Оправдание нарушения обещаний, более того, взятых официально и закреплённых чернильно-бумажно обязательств. Если это нельзя Януковичу, то почему можно Ши Цзиньпину?

Нож десятый: опять же, «леволиберальный». Мир полон парадоксов; политических—в том числе. Порою бывает и так, что формально настроенные антоглобалистски, антибуржуазно и т.д. люди, выступают по сути «тараном» продвижения вполне буржуазных ценностей. Гонконг тому яркий пример. Тамошние «протестанты» выступают по сути именно за дальнейшее сближение со свободным миром, пускай и видят его в своеобразной, «розовой»(в политическом смысле) призме. А вот те кто формально прикрывается экономикой, скорее как-раз по сути отстаивают интересы тоталитарного режима, намеренно или нет. Если намеренно—то они лжецы и преступники; если ненамеренно-то именно они, эти «обеспокоенные деловые люди», в данном случае и выступают в роли «полезных идиотов». Ну а что, кто сказал что полезными идиотами могут быть только артисты?

Кстати, об экономике. Доля Гонконга в китайской экономике в целом упала со времени «воссоединения» в 1997м году, с 16% до 3-х. Да, это во многом благодаря позитивному фактору—обшему росту самого Китая; но тем не менее, падение важности города должно было бы тревожить многих, включая его «доброжелателей». По сути, в случае «интеграции» с КНР какой она пока ещё является, Гонконгу грозит участь Великого Новгорода, благополучно сведенного, после «воссоединения» с Московским великом княжеством, до уровня обычного провинциального центра, к которому всё реже, и то только во сне, приходят воспоминания о былой славе. Может это и естественный процесс, но понять людей, не желающий терять особый мир, особый уклад жизни своего города, и его особую роль, безусловно можно бы.

Попутно, раз уж мы упомянули «леволиберальный» дискурс, замолвлю слово за международных «правозащитников». На мой взгляд это неправда, что они занимают однобокую позицию в таких ситуациях, как, например, конфликт Израиля и Хамаса. Своими глазами видел заявления на сайте Хьюман Райтс Уотч, например, о преступности обстрелов Хамасом израильских гражданских целей. Просто, не задача таких организаций делать политические выводы—их задача фиксировать нарушения прав человека, и они это более-менее делают.

Нож одиннадцатый. Как заметили уже до меня ряд комментирующих латынинскую позицию, если костяк протестующих в Гонконге составляют студенты из весьма зажиточного слоя, то именно с латынинской точки зрения, их надо было бы одобрить и поддержать, как «социально близких». А что молодым людям «рожна хочется»—так это в природе молодых людей; и задача—даже обязанность!—общества и его политической системы, дать им такой выход этому самому «желанию рожна», который направит их энергию в созидательное русло. Не можете такого выхода дать-получайте Оккупай.

Кстати, о самом названии движения.»Что в имени тебе моём»? Один из этапов «белоленточного» движения в Москве назывался «Оккупай Абай», когда антипутинские активисты собирались у памятника казахскому акыну. Выходит, «своим» оккупаить можно, а «чужим» нет? я конечно понимаю, что двойной стандарт иногда допустим—но это в случаях с волкодавом и людоедом; гононгские же студенты, вроде бы, пока никого не ели, даже собак, не то что людей. А к именам прuдираться—тогда nридётся и Навального, не ровён час, с его «Партией Прогресса», обвинить в «левачестве», поскольку словом «прогресс» как правило пользуются представители именно этого полит. лагеря.

И наконец, нож последний, двенадцатый. Свешивать на всеобщее избирательное право гильотины Робеспьера или побышение воинственности жителей Германской империи во времена Бисмарка, как это делает Юлия—совершенно нечестно. Особенно если вспомнить что некоторые особо ярые франвузские революционеры призывали органичить права голоса как-раз только санкюлотами, то есть «пролетариями»—по сути, зеркальное отражение той самой системы, которую они же свергали, но уж никак не апологетика «всеобщего права голоса».

Да и кто сказал, что всеобще право всегда помогает левым и популистам? Если б это было так, не приходили бы к власти Рейганы с Тэтчерами, Берлускони (латынинский любимец), Меркель, Кэмерон и прочие. Когда люди правильно строят кампанию, умело излагают свои идеи, и вдобавок ещё успешно ловят «ветры» народных настроений и коньюнктуры, особенно экономической—никакие СиэНэНовские «телекиллеры» и универовские профессора-леваки их не остановят; тем более что на каждый СиэНэН есть свой Фоксньюс, на каждую Таймс—своя Уолл Стрит Джорнал; а на «основные» университеты с их «либеральными искусствами» всегда можно основать «универ консервативных искусств», как уже сделал Раш Лимбо. Ну а если у правых туговато с новыми идеями, то это уж точно не вина леваков.

По моему наблюдению, ни один случай отнятия или серьёзного сужения политических орав общества, никогдан не приводил к его «выздоровлению». Наоборот, коррупция, разврат, преступность и т.д., разрастались ещё больше, так как исчезали даже самые последние способы контроля за властью. Нынешний Китай, кстати, где регулярно отстреливают коррупционеров (или тех, на кого укажут пальцами власти), а коррупция не снижается, есть явное доказательство этой позиции. Кстати, покойная Новодворская, ещё года 4 назад, когда латынинские взгляды на всеобщее избир. право стали известны и впервые наделали шуму, заметила в одном из видеовыступлений, что когда, например, в России резко ограничили избирательные свободы в преддверии выборов в 3-ю Думу, то всё к чему это привело—это наводнение Думы черносотенцами и прочими реакционерами.

И ещё, Валерия Ильинична однажды сказала примерно так: «У плохого режима, не должно быть хорошей армии. У плохо режима, не должно быть хорошей экономики.» и т.д. Хоть я очень редко с ней в чём-либо соглашался, но в данном случае разделяю её позицию на все 146 процентов. Попытки ставить лошадь экономической выгоды, стабильности и т.д., впереди паровоза политических, культурный, информационных и прочих свобод, приводят регулярно—как мы видим на примере нынешних Китая и той же России, а ранее в 20м веке на пример «стран Оси» во 2й мировой, а отчасти и «Центральных держав» 1-й—к рождению этаких монстров, пользующихся элементами свободы, и в частности рыночной экономики, для укрепления изначально антигуманных режимов, а не для их «размягчения». Да, свобода без сытости—тоже опасно; но сытость без свободы ничем не лучше, да и не бывает такого. Выход—только один: СВОБОДА И БЛАГОПОЛУЧИЕ ОДНОВРЕМЕННО. И даже при всей пестроте, порою левом уклоне, юности лидеров и прочих проблемах «Революции Зонтиков», она достойна поддержки любым элементарно сочувствющим делу добра человеком, даже если в каких-то конкретных моментах он с мировоззрением участников этой революции не согласен. Жаль что такой интересный и для многих авторитетный человек, как Юлия Латынина, этого не понимает.

Думаю, нынешняя гонконгксая революция, конечно, падением китайского режима не кончится. Она ещё слишком слаба, в ней почти (за некоторыми исключениями) не участвует важнейший «протестный» слой—рабочий класс; её легко замолчать или оболгать в глазах населения «маыерикового» Китая. Более того, врядли падёт даже нынешнее риководство города. И я не удивлюсь, если режим КПК в итоге объявит себя победителем в нынешнем конфликте, заявив что-то вроде того что «попытки империализма раскачать лайнер (крейсер?линкор?) китайской государственности с треском провалились». Но в глазах той части мира, которая понимает что к чему, эти события—как и предыдущие волнения в Уйгурии, Тибете, других местах—всё равно оставят солидный «бланш» на лице китайской политической системы. «Бацилла» свободы крайне заразительна, и сколь верёвочка не вейся, а конец будет—«бациллу» эту придётся либо полностью впустить в политический организма страны, что будет значит просто-напросто полновесную демократизацию Китая, его, если угодно, «тайванизацию/гонконгизацию», либо просто выжигать без оглядки на соображения гуманности, критику извне и т.д. Китай находится на распутьи, и события в Гонконге тому явный признак. И хочется верить, что «затолкнуть» эту величайшую страну обратно в автаркию, даже смешанную с примитивно понимаемым капитализмом, не удастся.

Засим, заканчиваю перечисление «ножей», воткнутых в спину гонконгской революции Юлией Латыниной. В конце заметки, хочу выразить—несмотря на сказанное в начале о «самоубийстве»— надежду на её «политическое выздоровление»—в конце концов, заблуждения случаются с лучшими из людей, да и менять взгляды никогда, вобщем-то, не поздно, уж по крайней мере в правильном направлении точно(как говорится, «Иногда они возвращаются»); и выражаю благодарность сообществу http://ru-latinina.livejournal.com/, отслеживающему и анализирующему творчество нашей героини, за ряд интереснейших комментариев и ссылок.

оригинал—http://spikeyapples.livejournal.com/134426.html

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 1,33 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Алекс Якубсон

Парадоксов Друг
Все публикации этого автора