ИДЕОЛОГИЯ, А НЕ НРАВСТВЕННОСТЬ

0

(Продолжение)

Ленин не ограничился ответом Горькому и 19 мая 1922 года пишет Ф. Дзержинскому записку «К вопросу о высылке писателей и профессоров, помогающих контрреволюции». Он требует «собрать систематические сведения о политическом стаже, работе и литературной деятельности профессоров и писателей. “Надо поставить дело так, чтобы этих «военных шпионов» (?! – С. Д.) изловить, излавливать постоянно и систематически высылать за границу» (выделено мною – С. Д.). В среде творческой интеллигенции создаётся тотальный контроль через всеохватывающую сеть осведомителей, сообщающих в карательные органы о каждом слове чуть ли не каждого мало-мальски известного артиста, художника, писателя, музыканта, учёного, преподавателя школ и ВУЗов. 16 июля Ленин пишет Сталину из Горок: «Очистим Россию надолго… Всех их (интеллигентов – С. Д.) – вон из России. Делать это надо сразу, к концу процесса эсеров, не позже. Арестовать несколько сот и без объявления мотивов – выезжайте, господа!» (выделено мною – С. Д.). Политбюро поручает Сталину, Дзержинскому и Семашко разработать план, и 10 августа выходит Постановление ЦК РКП(б) «Об утверждении списка высылаемых деятелей интеллигенции». В ночь на 16 августа 1922 года в разных городах России были произведены аресты.

5 сентября Дзержинский издаёт распоряжение по ГПУ «завести на каждого интеллигента дело». Вскоре начались высылки: по железной дороге в Ригу и Берлин, морем из Петрограда в Германию и из Одессы в Константинополь. Первым рейсом 26 сентября на пароходе «Пруссия» из Петрограда в Штеттин выслали партию гуманитариев. Им разрешили взять с собой одну смену белья! Этот пароход позднее назвали «Философским». В октябре Горький пишет Дзержинскому: «Сообщаю Вам, что я смотрю на аресты, как на варварство… и заявляю,… что Советская власть вызывает у меня враждебное к ней отношение» (выделено мною – С. Д.). Следующая группа была выслана 16 ноября. В поэме «Россия» Максимилиан Волошин изобразил изгоняемого «врага»:

«Его мы помним слабым и гонимым,

В измятой шляпе, в сношенном пальто,

Сутулым, бледным, с рваною бородкой,

Страдающей улыбкой и в пенсне».

Сталин посчитал высылку за границу недопустимой роскошью и впоследствии расправлялся с выдуманными врагами на местах.

8 июня 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) приняло «решение о фильтрации студентов к началу будущего учебного года, об установлении строгого ограничения приёма студентов непролетарского происхождения; об установлении свидетельств надёжности для студентов». Не имея на то никаких оснований, Солженицын утверждает, что «еврейскую молодежь, хоть и буржуазного происхождения, свободно принимали в ВУЗы, еврею прощалось, что он – не пролетарий» (Моего отца, сына к тому времени уже умершего десятника на лесосплаве, отчислили в 1926 году со второго курса Ленинградского политехнического института за непролетарское происхождение – С. Д.).

Художник Юрий Анненков приводит такие слова Ленина: «Как только искусство отыграет свою пропагандистскую роль, мы его – дзык-дзык! – вырежем, как аппендикс» (Ст. Рассадин «Самоубийца»). И ещё: «Наш лозунг «ликвидировать безграмотность» отнюдь не следует толковать, как стремление к нарождению новой интеллигенции». Эти ленинские слова приводит А. Н. Яковлев («Сумерки»), а в недавнем интервью («Вечерний Нью-Йорк», 5 – 11 декабря 2003) говорит: «До 1924 года у нас ещё была интеллигенция. А потом Бухарин сказал, что мы будем штамповать, как на фабрике, новую интеллигенцию…». Вот что сказал Н. И. Бухарин (1925 г.): «(Необходимо), чтобы кадры интеллигенции были натренированы идеологически на определённый манер. Да, мы будем вырабатывать их, как на фабрике». И со школьной скамьи воспитание стало идеологическим, а не нравственным. Большевистское ханжество извратило мораль: из лексикона исчезло слово «милосердие», мы вновь услышали о нём только в фильме «Белорусский вокзал», о добровольных пожертвованиях – даче цдаки (иврит) узнали только в Америке, прочтя имена дарителей на дверях операционных и палат во всех госпиталях. В Союзе это было немыслимо: никакой милостыни.

И «наштамповали» поколения новой интеллигенции. Вот как рассказывает об этом Николай Эрдман в притче «О курице, которой подложили утиные яйца». Вылупившиеся утята потащили её к воде: «Плыви!» «Кто, по-вашему, эта курица? – спрашивает Эрдман и отвечает: — Это наша интеллигенция. Кто, по-вашему, эти яйца? Яйца – это пролетариат. Много лет просидела интеллигенция на пролетариате… Всё высиживала, высиживала, наконец, высидела. Пролетарии вылупились из яиц. Ухватили интеллигенцию и потащили к реке… Плыви! «Я не плаваю». «Ну, лети». «Разве курица – птица?» — сказала интеллигенция. «Ну, сиди!» И действительно, посадили» (Ст. Рассадин «Самоубийцы»). В одном из доносов в НКВД «Какой-нибудь честный предатель, проваренный в чистках, как соль» (О. Мандельштам) приводит слова Аркадия Гайдара: «Тревожит меня мысль – я так изоврался». И снова Николай Эрдман (пьеса «Самоубийца»): «Посмотрите вокруг. Посмотрите на нашу интеллигенцию. Что вы видите? Очень многое. Что вы слышите? Ничего. Почему вы ничего не слышите? Потому, что она молчит. Почему же она молчит? Потому, что её заставили молчать». «Наша интеллигенция склонна прижиматься к власти, если власть проявит к ней хоть какую-то заботу, — говорит Александр Яковлев. – И эта ласка власти принимается рабски. Как милость». Наштамповали.

КРАСНЫЙ ТЕРРОР И ЛИШЕНЧЕСТВО

Захватив власть, Ленин взялся за гигантскую задачу физического уничтожения всех классов и сословий дореволюционной России и создания на их обломках двух новых классов рабочих и крестьян с добавкой новой интеллигенции (той, что будут «штамповать на фабрике»). Этот ленинский план популярно разъясняет некто Сафронов в повести Андрея Платонова «Котлован»: «Поставим вопрос: откуда взялся русский народ! И ответим: из буржуазной мелочи! Он бы и ещё откуда-нибудь родился, да больше места не было. А потому мы должны бросить каждого в рассол социализма, чтоб с него слезла шкура капитализма, и сердце обратило внимание на жар жизни вокруг костра классовой борьбы и произошёл бы энтузиазм!»

Красный террор был развязан в стране сразу после захвата власти, хотя официально объявлен только 5 сентября 1918 года после покушения на Ленина, приписанного Фанни Каплан, и убийства Леонидом Каннегиссером Моисея Урицкого, главы Петроградского ВЧК.(Уже давно не секрет, что полуслепая Фанни Каплан не стреляла. Покушение совершили два провокатора ВЧК Григорий Семёнов и Лидия Коноплёва. Прокуратура РФ 19 июня 1992 года возбудила следствие по «вновь открывшимся обстоятельствам покушения». Результаты держатся в секрете – Арк. Ваксберг «Гибель буревестника»).

Продолжение следует

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Комментарии к записи закрыты.

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0