Пойдет ли урок впрок?

877_07_1_3

Через несколько недель в Израиле будет новое правительство с Биньямином Нетаниягу во главе. Но уже сегодня стоит задаться вопросом: пойдет ли впрок урок первой каденции Биньямина Нетаниягу в его бытность премьер-министром? Вопрос этот относится не к нему. Этот вопрос должен быть поставлен перед правонациональным лагерем, перед теми евреями, которые считают себя патриотами Эрец Исраэль, и возмущены, с их точки зрения, недостаточной «правизной» Нетаниягу.

А урок, который право-национальный лагерь должен был выучить, хорошо известен: oт добра добра не ищут. Ведь именно в поисках добра правонациональные силы в 1999 году, возмущенные подписанием Нетаниягу соглашения в Уай Плэнтэйшн, проголосовав за вотум недоверия, привели к свержению его правительства. С того трагического для Израиля дня утекло очень много воды, и хочется спросить у всех тех, кто был счастлив, когда «предатель национальных интересов Израиля», премьер-министр, «сдавший арабам Хеврон» и «подписавший соглашение в Уай», перестал быть премьер-министром: «Ну чтo, ваша душенька довольна?»

Вы не хотели Нетаниягу — и получили Эхуда Барака с его бегством из Ливана и предложением Арафату о сдаче практически всех земель, освобожденных Израилем в 1967 году, включая восточную часть Иерусалима. Вы не хотели Нетаниягу — и получили Ариэля Шарона с его долгим бездействием во время второй интифады, приведшей к гибeли как минимум 1200 израильтян, разрушениям цветущих еврейских поселений в Газе, изгнанию евреев из их домов и рекламой идеи палестинского государства. Вы не хотели Нетаниягу — и получили Эхуда Ольмерта с его бездарным ведением войны в Ливане, пропагандой «палестинского государства в Иудее, Самарии и Газе» и агитацией за сдачу восточной части Иерусалима. Вы не хотели Нетаниягу — и чуть было не привели во власть Ципи Ливни с ее прямо-таки болезненным помешательством на идее «необходимости пострoения палестинского государства».

Ответьте честно на вопрос: «Неужели вам мало тех бед, которые выпали на долю еврейского государства с того момента, как вы свергли Нетаниягу? « А ведь перечисленное — всего лишь цветочки. O многих цветочках, распустившихся с момента его свержения, — превращении в анафему поселенческой деятельности, разрушении сионизма, о росте антисемитизма в мире, о грозящем превратиться в ядерную державу Иране — надо вести отдельный архисерьезный разговор.

Правонациональному лагерю давно пора перестать мусолить «грехи» Нетаниягу: Хеврон, Уай, и его так называемое голосование за «итнаткут» (изгнание евреев из Газы). И наоборот, сделать все, чтобы позволить ему остаться премьер-министром на полный срок. А чтобы это стало возможным, необходимо понять, в чем состоит главное реальное отличие Нетаниягу от Барака, Шарона и Ольмерта. В противовес им он никогда не инициировал ничего, что противоречило бы интересам правонационального лагеря. Он не предлагал отдать Хеврон Палестинской автономии, не выступил в Уай с идеей отказаться от части Иудеи и Самарии, не был зачинщиком ухода из Газы.

Называйте это, как хотите, но то ли Вс-вышний, то ли судьба распорядились так, что Нетаниягу во второй раз получает в руки штурвал корабля, в момент, когда Израилю начинает грозить реальная гибель. В 1996 году это был Ословский договор, являвший собой смертный приговор еврейскому государству. Тогда, в декабре 1996 года, американский журналист Норман Подгорец написал большую аналитическую статью в журнале Commentary, где с горечью признал, что все попытки Нетаниягу остановить несущийся с огромной скоростью поезд «Осло» обречены на провал. Однако тот совершил, казалось бы, невозможное: не только существенно замедлил движение локомотива смерти, тянувшего Израиль к «границам Освенцима», как назвал линии перемирия 1949 года Абба Эбан, не только почти обуздал арабский террор, но и умудрился при этом переписать правила игры, превратив «Осло» из дороги с движением в одном направлении, когда Израиль только давал, а арабы только получали, в улицу с двусторонним движением, введя в уравнение простое правило взаимности: арабы получат что-то от Израиля лишь в том случае, если дадут что-то взамен.

Сидеть на кухне в роли частного гражданина, гоняя чаи и критикуя Нетаниягу на чем свет стоит, за то, что тот не разорвал договор «Осло», когда Арафат совершал нарушение за нарушением — этo одно. Быть израильским премьер-министром под постоянным давлением и требованием мировой общественности и при наивной вере подавляющей части израильтян в то, что «Осло» принесет мир, совсем другое. Как объяснял Нетаниягу в интервью Frontline: «Я знал, что соглашение «Ослo» было должным образом ратифицировано кнессетом, и потому, по крайней мере на некоторый срок, было обязательным к исполнению для любого будущего правительства, в том числе и для моего, если бы меня избрали…». Для Нетаниягу этим «некоторым сроком» было 4 мая 1999 года, когда должны были истечь пять лет с момента подписания соглашения. После этого срока, по условиям соглашения, Нетаниягу мог спокойно похоронить «Осло». Увы, вместо того чтобы терпеливо дожидаться этого момента, правонациональные силы приложили все усилия, чтoбы совместно с шалом-ахшавным левым лагерем «похоронить» правительство Нетаниягу.

Сегодня, когда Нетаниягу готовится опять стать премьер-министром, Израиль вновь находится в критическом положении.

Если в свою первую каденцию Нетаниягу был один против договора «Осло», то теперь он будет опять один, но на этот раз против создания палестинского государства. (Мы не обсуждаем здесь тему Ирана, требующую отдельного разговора.) Причем, в гораздо худшей ситуации на международной арене и с исключительно антиизраильской администрацией в Вашингтоне.

Ему явно не позавидуешь. Ведь его непосредственные предшественники Шарон, Ольмерт и Ципи Ливни (в роли неудавшегося премьера) сделали тему государства для палестинских арабов дежурной на мировой политической арене. И если Шарон заложил фундамент, то Ольмерт и Ливни, да и израильский президент Шимон Перес, стали глашатаями этой смертельной для Израиля идеи. Даже сейчас, в период межвластья и Перес, и Ольмерт, и Ливни не забывают трубить на весь мир, что Израиль без создания на исконно еврейской земле Иудеи, Самарии и Газы второго палестинского государства (первое, разумеется, Иордания, где подавляющее большинство населения составляют палестинские арабы) ну просто-таки жить не может.

О чем говорить, если 3 марта на совместной пресс-конференции с американским Госсекретарем Хиллари Клинтон Ципи Ливни заявила: «Что касается вопроса двух национальных государств для двух народов, то это должно рассматриваться не как лозунг, а как квинтэссенция. … Процесс, кульминацией которого станет создание двух государств, будет в первую очередь на пользу интересам и экзистенциальным требованиям Государства Израиль как национального дома еврейского народа и демократической страны. … Я считаю поддержку идеи двух государств для двух народов необходимой не потому, что это важно для США, международного сообщества или палестинцев, а потому, что для нас это единственный путь разрешения национального конфликта в нашем регионе и самый правильный путь защитить интересы Израиля».

А перманентно уходящий в отставку Эхуд Ольмерт в своем совместном выступлении с Клинтон отметил, что «мы обсудим пути достижения мира в нашем регионе как часть решения на основе создания двух государств. Это единственное решение — в этом не может быть сомнений — и оно полностью соответствует наивысшим стратегическим интересам Израиля, а также интересам палестинского народа».

Разве можно после сказанного израильскими лидерами удивляться словам Клинтон о том, что «Соединенные Штаты на каждом шагу на этом пути будут энергично вовлечены в достижение решения по созданию двух государств. … Согласно нашей оценке, в конце концов нельзя уклониться от неизбежности работы по направлению к созданию двух государств»?

Нетаниягу понимает лучше, чем кто-либо другой, что появление палестинского арабского государства в Иудее, Самарии и Газе равносильно принятию Израилем медленно действующего яда. Какие бы ограничения ни были наложены на такое государство, как условие для его создания, нет никакой другой силы, кроме военной, для того, чтобы добиться их соблюдения. Все клятвы о том, что такое государство будет демилитаризованным, что Израиль будет контролировать его воздушное пространство, что оно не будет иметь права на заключение договоров с агрессивными режимами и прочее, и прочее, и прочее — не стоят и сотой части той бумаги, на которой они будут зафиксированы. Государство потому и называется суверенным, что имеет право делать то, что ему заблагорассудится, а если это кому-то не нравится, то, как говорил Арафат, «они могут пить воду из Газского побережья Средиземного моря». Стоит еще добавить, что возникновение такого государства будет воспринято исламским миром как сокрушительная победа арабов над сионистами и ислама над Западом; и невозможно даже представить, каким всплеском адреналина это послужит в дальнейшей пропаганде исламского джихада и усилении террора во всем мире.

Однако ожидать, что Нетаниягу вот так просто объявит на весь мир, что Израиль категорически против такого государства, после того как израильские лидеры несколько лет подряд пели серенады «будущему палестинскому государству», будет верхом наивности и безрассудства. Как в свое время он медленно останавливал поезд «Осло», так и теперь, ему придется медленно останавливать «поезд второго палестинского государства». Зaдача, которую ему надо решать, исключительно трудная. Ведь он ограничен не только в действиях, но и в словах. Когда Lally Weymouth, во время первого интервью для международной прессы, после того как Перес поручил ему формировать правительство, спросила в лоб: «Верите ли Вы в решение на основе двух государств, как было обрисовано президентом Бушем в 2002 году?» — Нетаниягу ответил: «Я думаю, что имеется согласие внутри Израиля и за его пределами, заключающееся в том, что палестинцы должны иметь возможность управлять своими жизнями, но не угрожать нашим».

Как он собирается выкарабкиваться из положения, куда его загнали его же предшественники, Нетаниягу намекнул в коротком ответе на вопрос, как прошла его встреча с Хиллари Клинтон 3 марта. Его фраза — «Нам необходимо думать творчески для того, чтобы двигаться вперед и создать другую реальность, как с точки зрения безопасности, так и в политическом смысле» — содержит несколько ключевых слов. Израилю действительно надо создавать «другую реальность». Реальность, при которой не только здравомыслящие люди, но и все те, кто одурманен пропагандой о скором мире с арабами, поймут все безумие создания еще одного государства для палестинских арабов в Иудее, Самарии и Газе. В чем состоит его «творческий подход», Нетаниягу дал понять, рекламируя свою идею «экономического мира». Да, он продолжит разговоры о мире. Что же ему остается делать, когда человечество не способно понять, что войны начинаются из состояния мира, а не из состояния войны.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора