Мир во всем мире через силу Америки

01(10gggggggg

9 января Палата представителей почти строго по партийной принадлежности приняла резолюцию (War Powers Resolution), которая ограничивает возможности Дональда Трампа как президента и главнокомандующего проводить военные операции против Ирана.

За резолюцию проголосовали 3 из 197 республиканцев, а против 8 из 233 демократов, и один из них, 33-летний конгрессмен Макс Роуз из Нью-Йорка, объяснил, что отказывается «играть в политику категориями войны и мира». Как сообщила Русская служба «Голоса Америки», законодатели «обеспокоены тем, что устранение ведущего иранского военачальника Касема Сулеймани может привести к войне с Тегераном», а результат голосования отражает огромную идеологическую пропасть в Конгрессе между либералами и консерваторами».

Перед голосованием спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси на пресс-конференции заявила о «презрительном» отношении Белого дома к Конгрессу, а ликвидацию генерала Сулеймани назвала «провокационной, несоразмерной атакой на Иран, которая поставила американцев под угрозу». Ранее 79-летняя Пелоси назвала уничтожение Сулеймани «ненужной провокацией». В ответ на это 53-летняя Лиз Чейни, третий по старшинству республиканец в Палате представителей и дочь бывшего вице-президента США, назвала провокацией «введение этой резолюции, которая сеет сомнение в решимости Америки и делает войну еще вероятнее».

Среди ведущих претендентов демократов на Белый дом бывший вице-президент Джо Байден заявил, что ликвидацией Касема Сулеймани президент Трамп «просто сунул заряд динамита в бочку с порохом». Сенатор Элизабет Уоррен признала Сулеймани «убийцей, виновным в смерти тысяч, включая сотни американцев», но его ликвидацию назвала «безрассудным решением, которое усложнит ситуацию с Ираном и увеличит возможность новых смертей и нового конфликта на Ближнем Востоке», тогда как «мы прежде всего должны избегать новой дорогостоящей войны». Сенатор Берни Сандерс назвал это «опасной эскалацией Трампа», которая «приближает нас к еще одной катастрофической войне на Ближнем Востоке и может унести бесчисленные жизни и триллионы долларов».

Однако 37-летний Пит Буттиджич, мэр города Саут-Бенд в Индиане и участник войны в Ираке, ограничился заявлением: «Сегодня американцы в Ираке оказались под огнем. Молюсь за них, их близких и семьи «. Еще один участник, а вернее, участница, этой войны и претендент демократов на Белый дом, 38-летняя конгрессвумен Тулси Габбард, в интервью каналу Fox News сказала, что Трамп «пошел на войну с Ираном», а это «подрывает нашу национальную безопасность», так как «Иран больше не подчиняется ограничениям ядерной сделки и все ближе и ближе к созданию ядерного оружия, которое угрожает Соединенным Штатам и всему миру».

За всю историю Соединенных Штатов наш Конгресс официально объявлял войну 11 раз, утвердив 11 резолюций. Первой была война с Великобританией, объявленная в 1812 году, а последним -объявление войны фашистской Венгрии в 1942 году. Кроме этих войн Соединенные Штаты провели 6 необъявленных войн, включая Корейскую, Вьетнамскую и войну в Персидском заливе 1991 года, а также воевали за рубежом в рамках операций НАТО и ООН. Согласно закону 1973 года, президент, который без объявления войны отправляет наши войсковые соединения за рубеж, обязан известить об этом Конгресс в течение 48 часов, сообщив о причинах такого решения, об оценке масштабов предполагаемых боевых действий и об их ожидаемой продолжительности. Собственно, это просьба — не разрешить ему воевать за свою страну, а дать на это деньги. Вести боевые действия без санкции Конгресса наш президент может 60 дней, после чего за 30 дней должен их прекратить. Сейчас демократы Палаты представителей считают, что приказом ликвидировать Касема Сулеймани без согласования с Конгрессом президент Трамп дал повод к началу войны, которая может обернуться Третьей мировой.

Принятая Палатой представителей 9 января резолюция относится к категории «non-binding», то есть не имеет юридической силы. Как и в случае с импичментом Трампа, ее следует направить на согласование в Сенат, где республиканцев большинство, хотя двое эту резолюцию одобряют. Трамп перед голосованием заявил журналистам, что до приказа уничтожить Касема Сулеймани не считал нужным проконсультироваться с Конгрессом. «Иногда необходимо иметь возможность принять решение за доли секунды, — сказал президент. — Иногда нужно действовать очень и очень быстро. В отдельных случаях я даже не должен думать о том, чтобы это сделать». В своем твите президент в очередной раз назвал спикера «чокнутой» («crazy»), на что Пелоси, наверное, уже перестала обижаться. Лично я считаю, что наш президент действительно чересчур щедро ставит подобные диагнозы своим недругам, но в данном случае требование Пелоси звучит глуповато. Предположим, что президенту доложили о появившейся сиюминутной возможности уничтожить Сулеймани, которого давно было решено ликвидировать, а он перед тем как дать добро на ракетную атаку, должен утрясти это со спикершей, оторвав ее от обеда или занятий с девятью внучатами.

Ликвидацию генерала Сулеймани наши СМИ в зависимости от их политической ориентации называли по-разному, пользуясь широкими возможностями терминологии, от «assassination» — покушения на жизнь высокопоставленного лица до «murder» — рядового умышленного убийства. Так или иначе, этот акт был совершен в разгар тупика, в котором оказался Конгресс из-за решения спикера Пелоси тормознуть процедуру импичмента Трампа, которого наши демократы пытаются отстранить от власти и мытьем в грязи разных подозрений, и катанием по обвинениям в них. Досрочный уход из жизни Касема Сулеймени с помощью нашей ракеты Hellfire добавил в это катание повод снова обвинить Трампа в двух смертных грехах президентства — превышении власти и неуважении к Конгрессу.

Старая песня зазвучала на новый лад, и за последнее время на телеэкранах, страницах газет и сайтах социальных сетей появились бывшие госсекретарь Джон Керри, советник по нацбезопасности Сюзен Райс, зам. такого советника Бен Родс и зам. госсекретаря Венди Шерман, которые наперебой доказывали, что «безмозглый» Дональд Трамп подыграл иранским муллам, дав втянуть Соединенные Штаты в новый виток напряженности. Об этом же заявили претенденты от Демократической партии на Белый дом, а общим рефреном кампании, которую усердно раздували основные СМИ, было «мы же говорили», что из Трампа никакой президент, а тем более воевода, в чем сейчас и убедились. В гибели 176 человек, находившихся на борту украинского лайнера, который 8 января сбила под Тегераном иранская ракета российского производства, тоже обвинили Трампа, который велел убить Сулеймани — любимца своего народа, который Соединенные Штаты оскорбили и унизили. В этом «доме, который построил Дон», все было с точностью до наоборот. К 8 января, когда в Белом доме прозвучало заявление Трампа о том, что с Третьей мировой войной можно повременить, прогнулся не он, а иранские лидеры, которых Трамп пригласил за стол переговоров. Для многих сомневающихся стала очевидной и необходимость ликвидировать «террориста номер один» Сулеймани, и необходимость расторгнуть ядерную сделку с Ираном, на которую пошел президент Барак Обама.

Джон Керри в бытность госсекретарем при Обаме два года уступал требованиям иранской стороны, ничего не получая взамен, в итоге уступив инициативу своему российскому коллеге Лаврову, а когда соглашение было достигнуто, Иран его не подписал. Республиканцы были против этого соглашения, и даже сенатор-демократ Чак Шумер сделал несколько замечаний, в частности отметив, что фактически Ирану дают время и деньги на создание ядерного оружия. «Через 10 лет, — заявил Шумер в 2015 году, — если Иран будет такой же страной, как сегодня, с этим соглашением нам будет хуже, чем без него». Через несколько месяцев стала ясна еще одна пагуба этой сделки, которая, как отметил 8 января Трамп, дала Ирану деньги на ракеты, накануне запущенные по двум нашим базам в Ираке.

«Я не собираюсь сидеть здесь и говорить, что можно было предотвратить все компоненты этого соглашения», — сказал госсекретарь Керри в интервью каналу CNBC в 2016 году. Но, тем не менее, он утверждал, что договор с Ираном был лучшим залогом мира во всем мире, и уже покинув Госдепартамент, убеждал наш Конгресс, Евросоюз и даже иранцев в необходимости сохранить эту сделку после прихода к власти Дональда Трампа. В ответ наш новый президент с присущей ему категоричностью предложил отдать Керри под суд за нарушение принятого больше 200 лет назад Закона Логана, который запрещает частным гражданам по своей инициативе вести переговоры с иностранным правительством, не согласным с политикой США. С тех пор по этому закону у нас никого не осудили, но его риторика пользуется политическим спросом. 10 января Керри написал в газете The New York Times, что «дипломатия работала до тех пор, пока Трамп не отошел от нее», и что «мы с союзниками работали, чтобы усилить наложенные на Иран санкции за его вмешательство в Йемене, за передачу оружия «Хизбалле», за действия в Сирии, за нарушения прав человека, за угрозы Израилю и за программу создания баллистических ракет». Реалии последнего времени, включая работу террористических групп под началом генерала Касема Сулеймани, как-то не вяжутся с выводами Керри, что ядерная сделка Обамы с иранцами «создала возможности» умиротворения этой кровожадной державы. Реальный прогресс в этом был достигнут разве что вечером 3 января, когда был ликвидирован, убит или, если угодно, лишен жизни генерал-майор корпуса Стражи Исламской революции Касем Сулеймани.

Как считает обозреватель Майкл Гудвин, президент Трамп, несмотря на все его причуды, в принципе проводит ту же стратегию «мира через силу», которой в основном придерживались Соединенные Штаты в международной политике. Суть этой концепции в том, что мы против военного присутствия за рубежом, пока положение там не угрожает нашей национальной безопасности и нашему представлению о нормах цивилизованного сосуществования. Последнее, конечно, можно оспорить зыбкостью такого представления, но Майкл Гудвин никак не считает Трампа поджигателем войны, каким его изображают недруги. Примером пряника, не кнута в руке нынешнего президента Гудвин предлагает считать отношения Трампа с лидером Северной Кореи, которого он то нещадно оскорблял за строптивость, то хвалил за покладистость. За несколько часов до демонстративной ракетной атаки Ирана на две наши базы в Ираке Гудвин беседовал с Трампом по телефону и спросил, что президент считает желательным ответом иранцев на ликвидацию Сулеймани. «Чтобы они вернулись за стол переговоров», — ответил Трамп, который за несколько дней до этого пригрозил нанести «очень быстрый и очень сильный» удар по 52 иранским объектам — по числу американцев, захваченных там заложниками в нашем посольстве в ноябре 1979 года. Что ни говори, а «мир во всем мире через силу Америки» — убедительный, но, увы, не объединительный аргумент.

1-Depositphotos_7645861_s-2019ффффффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 10, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *