Потерявшийся

1026850661аааааааааа

Первые месяцы войны. Последние поезда с эвакуированными покидали Киев в конце августа 1941 года. Темной душной ночью переполненный стариками, женщинами и детьми эшелон отошёл от станции. Состав часто останавливался, пропуская поезда с ранеными, идущие с запада, и поезда с военными, идущие с востока. Немецкая авиация постоянно бомбила все эшелоны, не различая санитарные составы с красными крестами, гражданские с мирными людьми и военные с боевой техникой.

Семилетний Алик, вместе с мамой, с двумя чемоданами и узлом в последний момент с трудом втиснулись в вагон поезда, который шёл на восток неизвестно куда. Маленький мальчик и его красивая темноволосая мама, лет тридцати, были тепло одеты в эту августовскую жару. Отца Алика мобилизовали в первые дни войны, и за два месяца от него пришло только одно письмо, датированное концом июня…

Вражеские самолёты появились внезапно и начали бомбить поезд. Первые бомбы, не попав в эшелон, повредили железнодорожные пути. Поезд остановился. Люди бросились из вагонов врассыпную, хватая своих детей и вещи. Неподвижный, длинный поезд стал хорошей мишенью для низко летевших немецких самолётов. Затем были прямые попадания и в паровоз, и в несколько вагонов. Десятки убитых и сотни раненых остались после этого налёта. Многим пассажирам удалось убежать в лес. Они потеряли не только свой багаж, но и друг друга. Через несколько часов после бомбежки уцелевшие пассажиры вернулись, пытаясь найти потерявшихся близких людей. Кому-то повезло, и они встретились. Живые, но совершенно обессиленные, обезумевшие люди помогали раненым, хоронили убитых и пытались найти свой багаж. В это время местные жители из ближайших сел появились на месте катастрофы. Некоторые старались помочь пострадавшим, но большинство охотилось за добром эвакуированных. Наиболее хваткие прибыли на подводах и увезли много чужих вещей, принадлежавших ещё живым людям из этого поезда. Бомбежка разлучила маленького Алика с матерью. Он попал в лес и заблудился. Поседевшая за несколько часов мать двое суток разыскивала сына. Его не было среди раненых, а некоторых убитых разорвало на части, и их невозможно было узнать.

Потеряв надежду найти сына, мать с оставшимися в живых пассажирами, не найдя своих вещей, ушла на восток. Семилетний мальчик, который никогда не расставался со своей мамой, остался один в густом темном лесу и не знал куда идти и что делать. Он ел ягоды и пил воду из ручья, вдоль которого шёл. На третий день он вышел к небольшому селу. Алик стучался в двери белых хат, но его прогоняли, иногда давали кусок хлеба, но в дом не впускали. Обессиленный, он постучался в двери последней хаты. На пороге появилась женщина, возраста его матери, в белом платочке на голове, с тёмным от загара лицом и натруженными руками. Она с грустью посмотрела на него и сказала: «Ты еврейский хлопчик, и я спасу тебя». В темном погребе этой сельской хаты они построили стенку, которая отделила уголок, где много месяцев прятался мальчик от смертельной опасности. Ещё совсем недавно он жил в светлой комнате в городе со своими родителями. Алик из-за всех сил старался помогать простой украинской женщине, прятавшей его. Она никому не рассказывала о нём, но некоторые односельчане догадывались о её тайне. Село было небольшим, немцы появлялись здесь редко. Однако полицаи наведывались часто, чтобы поживиться самогоном или чем-то съестным. Четверо полицаев, делая очередную облаву в ближайших сёлах, задержали двух мальчишек-разведчиков из партизанского отряда и 15-летнюю еврейскую девочку, которая пряталась в хате людей, у которых она жила на даче вместе с родителями в довоенное время. К Гале, которая прятала Алика, они вломились под вечер, требуя самогона и еду. Она дала им и выпивку, и закуску. Напившись, они потребовали добавки и сами полезли в подвал. Кто-то из односельчан навёл их. За выдачу евреев полагалось вознаграждение: мука, крупа, соль, мыло.

Они вытащили упирающегося мальчишку из подвала, стукнув его прикладом винтовки по голове. Галя умоляла оставить мальчика в покое, обещая отдать всё: и самогон, и съестное. Но подвыпившие полицаи только смеялись, предполагая получить у немцев больше. Они связали малолетних партизан, залитого кровью Алика и закрыли их в пустом сарае. Они потащили с собой 15-летнюю девочку и пошли в хату одного из них. Вволю выпив, и надругавшись над девчонкой, перепившиеся полицаи заснули. Измученная девчушка тихо выбралась из хаты, открыла сарай и развязала всех схваченных накануне. Освобождённые мальчишки-партизаны были местные. Они прекрасно ориентировались в тёмном лесу и к утру вывели всех в свой отряд. Партизаны поимённо знали полицаев, устроили им засаду и повесили на опушке леса.

Девочку звали Рая. После всех потрясений она месяц приходила в себя. В отряде женщин было мало, а мужчин предостаточно. Не могли они отказать себе в тепле юного тела. А она, в благодарность за спасение, покорилась своей тяжёлой судьбе. К её счастью, она не беременела. Когда по тропинке много ходят, она не зарастает травой.

Алик после удара прикладом по голове еле выжил. Находясь более года в подвале, плохо питаясь, а из-за травмы головы он плохо видел. Рая трудилась на кухне. Из очень скудной партизанской еды она иногда оставляла кусок получше для него, чтобы поставить мальчишку на ноги. Окрепнув, он брался за любую работу, чтобы помочь в отряде. Был быстрым и смышлёным, отлично знал украинский язык, мог бы стать хорошим разведчиком. Однако из-за еврейской внешности и плохого зрения его не посылали на задания. Отряд часто перемещался, уходя с насиженных мест, чтобы уцелеть. Немцы и полицаи устраивали засады и облавы. В сёлах были свои люди, которые вовремя предупреждали отряд об опасности.

Слабый маленький мальчик еле переносил многокилометровые блуждания по лесам, но не жаловался и не плакал. Взрослые люди сами уставали и падали без сил.

Было решено тайно переправить заморыша к его приёмной матери. Галя была счастлива снова увидеть доброго и послушного ребёнка, к которому так привязалась, и снова спрятала его в подполье. У неё была старая коза, которая давала всего два-три стакана молока в сутки. С наступлением темноты, несмотря на плохое зрение, Алик наощупь рвал траву для любимой козы Машки. А на зиму они заготавливали для неё сено. Прятала Галя и оберегала свою кормилицу и от немцев, и от полицаев, и от своих соседей. На ночь брала её в дом, чтобы не украли. Давала она иногда соседям стакан-другой молока в обмен на продукты. Стали ушлые соседи замечать, что неохотно обменивает Галя молоко. Подумали, что кто-то снова у неё живёт. Прошло уже несколько месяцев, как Алик вернулся к ней. А тут полицаи схватили сельского мальчишку, партизанского связного. Они его жестоко избили. Не выдержал он и рассказал, что убежавший полгода назад еврей снова живёт у Гали.

С гадкими улыбочками направились полицаи к её дому, надеясь хорошо поесть, выпить и поймать жиденка. Сели они уверенно за стол.

— Накрой стол хозяйка и самогон поставь. Ну, что сама отдашь мальчишку, или мы его искать будем? Если сами найдём щенка, то и козу заберём. Выбирай, что тебе дороже коза или …

— Не трогайте моего хлопчика. Берите самогон, картошку капусту, молоко.

— Или твой хлопчик, или коза. Одно из двух.

— Микола, сейчас лето 1943 года. Два года мы под немцами. Наши наступают, скоро придут сюда, и тебя и всех вас повесят. Вы можете меня убить, но хлопчика и козу не отдам, — и взяла в руки вилы. — А если уйдёте и будете молчать, то я скажу нашим, что вы помогали партизанам и еврейского мальчика спасли.

Дальние раскаты артиллерийских орудий, приближающегося фронта были иногда слышны и в этом селе. Взял Микола своих полицаев и молча покинул хату.

Через месяц Красная Армия прошла через их село. Микола и его хлопцы убежали, но не далеко, их задержали. Галя поехала в центр и сказала, что на них нет убийств, и они немного помогали партизанам. Там долго не разбирались и мобилизовали всех их в армию. Никто из них после войны в родное село уже не вернулся.

Закончилась война. Алика никто не искал. Он ходил в сельскую школу, учился очень хорошо. Жил в доме приёмной матери, вырос, окреп, помогал по хозяйству. Не надо было прятаться, завели огород. Старая коза Машка паслась на воле и стала давать больше молока. Это было послевоенное счастье. Спустя год после войны ему исполнилось 12 лет.

Алик решил разыскать мать. Он помнил адрес и поехал сам в Киев. Дом оказался разрушен. Постоял, поплакал, все вокруг люди, которых он спрашивал, были ему незнакомы. Людей удивлял этот маленький оборвыш, с такой типичной еврейской внешностью, говорящий на чистом украинском языке. В Киеве почти все говорили по-русски. Он решил пройти пару кварталов, где жили его тётя и дядя. Поднявшись на второй этаж, он постучал в обшарпанную дверь коммунальной квартиры, где до войны жили его родственники. Дверь открыла незнакомая женщина. Мальчик спросил на украинском про тетю Софу. Женщина с испугом тут же захлопнула дверь. Мальчик постучал снова.

Женщина крикнула: «Софья Абрамовна, вас какой-то нищий мальчик спрашивает». Через минуту вышла из своей комнаты Софья Абрамовна. Обе женщины нерешительно стояли возле двери. Накинув цепочку на дверь, Софья приоткрыла её. Перед ней стоял мальчик в очень потрёпанной одежде и развалившихся, подвязанных верёвками больших сапогах. Хотя тётя постарела, он узнал её.

«Тётя Софа, я сын Эммы. Вы не впiзнали мене?» — спросил он по-украински.

Тётя не узнала в этом подросшем, очень худом, оборванном мальчишке своего, когда-то упитанного, хорошо одетого племянника, говорящего пять лет назад на чистом русском языке. Наконец-то она осознала, что произошло чудо, пропавший во время бомбежки сын её родной сестры нашёлся после долгого отсутствия. Она затащила его в свою тёмную небольшую комнату и усадила за стол. Все соседи квартиры с необыкновенным любопытством спрашивали: «Кто нашёлся?»

«Мать придёт вечером после работы. А пока я тебя накормлю», — сказала тётя, не сводя глаз со своего внезапно появившегося племянника.

Тётя разогрела борщ и котлеты с картошкой. Мальчик ел всё это, пользуясь только ложкой, ел медленно, тщательно пережевывая, откусывая маленькие кусочки чёрного хлеба. Видимо, так он научился есть, чтобы на более долгое время оставаться сытым. Тётя расспрашивала, как ему удалось уцелеть при немцах. Алик отвечал спокойно, как взрослый. Она разогрела воду и помогла ему помыться. Нашла какие-то вещи своего мужа, которые мальчик смог надеть. Софа перед приходом сестры дежурила в коридоре, чтобы как-то подготовить её к встрече с сыном. Перешагнув порог квартиры, та сразу почувствовала, что случилось нечто необычное.

– Софа, на тебе лица нет. Что происходит?

– Эмма, ты только не волнуйся, все хорошо.

Войдя в комнату и увидев своего повзрослевшего сына, мать упала в обморок. Взволнованные соседи толпились за дверью, с любопытством спрашивая друг друга, а что собственно происходит. Софа с большим трудом привела сестру в чувства. Когда муж сестры возвратился с работы, то соседи уже ждали его во дворе, чтобы сообщить эту необыкновенную новость. Мать, не отрывая глаз, смотрела на своего внезапно вернувшегося сына и не верила, что произошло чудо. Семья сидела до поздней ночи, рассказывая друг другу о том, что случилось в эти страшные годы войны и тяжёлый год мира.

Через несколько дней было решено ехать в это дальнее село к приёмной матери. Собрав еду, одежду и обувь, какую только возможно было найти после войны в городе, мать и сын двинулись в путь. В селе эти вещи были бесценными подарками, и такого там не видели уже много лет.

При встрече две женщины обнялись и, стоя, в слезах, долго не выпускали друг друга из объятий. Они такие разные, ещё молодые, но рано постаревшие, испытали столько горя, пережив ужасы войны. Объединяла их любовь к мальчику, которого одна потеряла, а другая спасла. Было решено, что Алик будет жить с матерью в городе. А с приёмной матерью они будут часто встречаться.

Пропустив много времени, не посещая школы, он набросился на учёбу с большим рвением и интересом. Его живой ум и внимание близких помогли ему очень скоро стать одним из лучших учеников в классе. Алик, перескочив несколько классов, успешно окончил школу вместе с детьми своего возраста.

Его тяжёлое детство наложило на него заметный отпечаток. В свои 18 лет он был невысокого роста, слегка сутулый, носил очень сильные очки от близорукости, был малообщителен и недоверчив. Алик много читал, много знал и обладал отличной памятью. Его родная мать часто болела, и он ухаживал за ней.

Не реже раза в месяц Алик приезжал к своей приёмной маме, привозил продукты и подарки. Часто оставаясь в селе на несколько дней, он помогал ей по хозяйству. Галя тоже болела и нуждалась в его помощи и внимании.

Алик поступил в институт иностранных языков на отделение английского языка. Закончил он институт с красным дипломом. Впоследствии, в техническом вузе он преподавал этот язык и был лучшим специалистом на кафедре. Его часто приглашали быть переводчиком, когда приезжали делегации из англоязычных стран, и он прекрасно справлялся с этим. Иногда студенты из провинции и сел с насмешкой задавали вопросы на украинском языке преподавателю с еврейской внешностью, чтобы подразнить его. Каково же было их удивление, когда он отвечал им на чистом интеллигентном украинском языке, поправляя их деревенскую речь.

Будучи уже преподавателем, Алик встретил девушку на год младше себя, красивую, добрую и отзывчивую. Она закончила медучилище и работала в больнице. Они начали встречаться.

К ней были неравнодушны несколько молодых людей веселых, успешных и обеспеченных. Однако, она выбрала Алика, который красиво ухаживал, был настойчив и смотрел на неё влюблённо, как на богиню.

Поженившись, они жили скромно в коммунальной квартире и были счастливы в своей любви. Он оказался очень заботливым, внимательным мужем, забегая ей все дороги. Через год после свадьбы у них родилась дочь.

Освободилось место завкафедрой. Алик как преподаватель был намного лучше всех остальных. Но эту должность получила женщина с украинской фамилией, которая тотчас же отобрала четверть его ставки. Даже безразличные студенты, которых лишили любимого преподавателя, запротестовали. Алик пытался выяснить причину такой несправедливости у дирекции института. Но ему дали понять, что национальные кадры решают всё.

Обычный рядовой советский человек, давно свыкшийся с серостью и безнадёжностью жизни в стране, подумал: «А зачем нам всегда быть людьми второго сорта?».

Решение было принято — эмигрировать. И вот уже после полугода переживаний, унижений и обид семья Алика и Дины гуляет по улицам чистенькой Вены. А затем три месяца жизни в древнем незабываемом Риме. На скромные эмигрантские гроши удалось съездить на юг и север Италии и увидеть больше, чем за всю жизнь на родине.

И наконец, Америка. Никакой показухи, на улицах грязновато, зато полные продуктов супермаркеты, отдельные скромные квартиры для эмигрантов, и у вновь прибывших есть здоровье и надежда. В Америке он уже Алекс, и у него ещё вдобавок хороший английский язык — ключ к успеху.

Компьютерный век только начинается. Боятся эмигранты компьютеров, им бы что-либо попроще. Алекс в группе молодёжи по изучению этого ещё неизведанного курса. Многие мальчики и девочки, сидящие рядом с ним в классе, могли быть по возрасту его детьми. Вскоре выясняется, что он самый лучший студент. Алекс заканчивает компьютерные курсы лучше всех, и его первого приглашают на престижную работу. Повышения в должности и в зарплате следуют одно за другим. Жена тоже успешно работает по своей медицинской специальности. Семья покупает дом, у дома припаркованы их собственные две добротные машины. Они живут в любви и в достатке. Узнав о Праведниках мира — людях, которые спасали евреев во время войны, Алекс подготавливает анкеты и посылает в Яд-Вашем, указывая имя и село Гали –своей спасительницы, которой уже нет в живых. И, наконец, он узнает, что ей присвоено звание Праведницы мира.

Через двадцать лет Алекс, опытнейший компьютерщик, руководитель проекта с почестями выходит на пенсию. Он доволен тем, что в этой стране добился заслуженного успеха. Алекс домосед, любит читать, смотреть телевизор и сидеть у компьютера. Лишённый в детстве сладкого, он с удовольствием каждый день ест мороженое. Врачи обнаруживают у него диабет, зрение становится ещё хуже. Жена любит путешествовать. Он ни в чём не может отказать любимой и отпускает её с друзьями, сам предпочитает тишину своего уютного дома.

Семья приехала в эмиграцию с несколькими чемоданами, ничего у них не было. И всё же. Дедушка Дины до революции был известный ювелир в Киеве. Он выполнял заказы очень богатых и респектабельных людей. Революция лишила его серьёзных заказчиков и отобрала ценные материалы. Ему удалось для женщин своей семьи создать необыкновенно красивые ювелирные изделия: колье, серьги, браслеты, кольца. Все это наследство передавалось по женской линии семьи. Часть этих прекрасных изделий досталось Дине, и она чудом привезла их в Америку, утаив от жадных и ненасытных глаз советских таможенников. Эти изделия были выполнены с изысканным вкусом.

Алекс каждый раз, как заворожённый, с удовольствием смотрел на жену, когда она надевала их, становясь ещё более красивой и желанной. По его инициативе и по его эскизам уже в Америке были сделаны специальные коробочки для каждого изделия. Он сам следил за всеми этими вещами и аккуратно чистил каждое из них, укладывая их потом на место.

Однажды Дина с друзьями была в круизе на новом шикарном корабле. Их путешествие совпало с сильным ураганом. Капитан корабля увёл круизный лайнер от шторма и качки. Когда он по расписанию привёл свой корабль в порт Майами, то оказалось, что там не принимают, так как из-за урагана в порту нет электричества. Пришлось уйти снова в море. Люди получили бесплатно два дополнительных дня отдыха. Дина очень волновалась и пыталась связаться с мужем по телефону, но телефон не работал. Попав домой, она узнала, что Алекс, встав на стул, пытался поменять лампочку, упал и ударился головой об пол.

Его увезли в госпиталь. Он понимал, что обречён, однако силой воли заставлял себя ждать приезда жены. Когда она в слезах, вбежала в его палату, он обнял её и прошептал на ухо: «Я так любил смотреть на тебя, когда ты надевала семейные драгоценности. Я их спрятал перед тем как меня увезли сюда, чтобы никто чужой не забрал. Ты их найдёшь, в них ты выглядишь потрясающе, носи их, передашь их потом нашей дочери, так похожей на тебя. Я люблю тебя. Прощай мое сокровище. Будь счастлива».

Так печально закончилась жизнь потерявшегося во время войны мальчика, который, став взрослым, был безмерно счастлив со своей женой и дочерью, проживая в этой благословенной стране.

Валерий ЗЕЛИГОВСКИЙ

Холландел Бич, Флорида

6-Depositphotos_21189811_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *