Поэтическая страница Игоря Тимковского

TIMKOVSKAY IGOR - #1415 - web copy

TIMKOVSKAY IGOR - #1415

Игорь Тимковский

Окончил школу с традициями, бывшую Первую Санкт-Петербургскую гимназию для дворян. Пишу стихи с 1988 года. Печатался в журнале «Время и Место». Сочиняю мелодии для своих стихов, а также делаю поздравительные открытки и адреса.

 

 

Человек веры … даже на фронте

В стране, где всюду лицемерие,
Где партии гнетёт доверие,
О вере говорить смешно
И … даже, думаю, грешно.

Но не о том пойдёт рассказ,
О том, где власти не указ.
Где Фонтанка, девяносто*,
Дом найти довольно просто,

Через дом жил человек,
Верой осветил наш век.
Только он один, мы знаем,
Но, отнюдь, не понимаем.

Шаббат строго соблюдал,
Жизнь он вере всю отдал.
Утром каждую субботу,
Как мы в будни — на работу.

В синагогу шёл пешком,
Куда жители тайком
Все по одному стекались,
Внутрь ворот затем пускались,

Чтоб не привлекать других,
А особо … дорогих.
Тут отмечу непременно:
Пел тот человек отменно.

Кантором он там служил
И … на деньги эти жил.

*Известный в городе адрес, где в 50-70-е годы собиралась вся местная шпана

***

Poetry - Reklama - color

Мелодия отдыха

На жалюзи раскрытого окна
Играет бриз октаву ксилофона.
Запомнилась мелодия одна,
Она о том, что отдыха здесь зона.

Мне здесь уютно, дышится легко.
Во всём повинна близость океана.
Всё беспокойство где-то далеко.
Я тут другой. Мне это как-то странно.

Я здесь стою часами на песке,
Хотя обычно устаю мгновенно.
Я здесь хожу часами взад-вперёд,
Хотя и лень в бок тычет несомненно.

Я здесь лежу на белой простыне
И слушаю своё сердцебиенье.
Я благодарен этой тишине …
И наступает строчек вдохновенье.

***

Закат на Гудзоне

Закат разлился в зеркале Гудзона,
Создав на нем неповторимый блеск.
Смотрел я вниз на реку, пораженный,
Как цвет меняет каждый ряби всплеск.

Смотрел на солнце как завороженный.
Поймать стараясь каждый его цвет.
Увлекся и забыл: диск отраженный
На водной глади не оставит след.

Уж поздно, солнце хоть не закатилось,
Но больше не играет в ту игру.
Так чудо на Гудзоне прекратилось,
Вернув меня в реальности пору.

***

Италия «В штанах»

Ты вся в строительных лесах.
Ты прячешь прелести от взоров.
Ты словно статуя в штанах,
Стыдишься видимых зазоров.

Ты хочешь вид свой возвратить,
Тот, что заложен был веками.
Не можешь взгляд ты допустить
С незавершёнными мазками.

Плеяда гениев тебя ваяла твёрдою рукой.
Вписала совершенства миг
в единых линиях строкой.
Я всё ж стараюсь угадать
твоих фасадов силуэты
И понимаю, почему писали о тебе поэты.

Смартфонные Статуи
Стоят, как статуи, девицы,
мелькая на моём пути,
Сосредоточенные лица
в попытке истину найти.
Их взгляды целеустремлённы,
но цель, увы, не впереди,
Как будто неодушевлённы,
хоть человечества среди.

Сверля глазами ту пластинку,
что умещается в руке,
Являют резкую картинку,
бросая голову в пике.
Понять пытаюсь я невольно,
что побудило их застыть.
Поверить трудно: добровольно
хотят скульптурами прослыть.

И я лавирую меж ними,
боясь упасть на вираже.
Они остались недвижимы,
всё ж буду я настороже.

***

Как я пишу

Когда я пишу, всё себе представляю,
С картинок я строчки свои составляю.
Я словно смотрю свои кадры в кино,
Пытаюсь в словах передать заодно.

И жест чуть заметный,
и взгляд пусть случайный,
Пускаюсь за словом в поход я отчаянный.
И шелест листвы, ветерка дуновенье
Писать побуждают, неся вдохновенье.

Вот так и пишу: слово, слово и строчка.
Пока, наконец, не поставлена точка.
Тогда я могу уж вздохнуть с облегченьем,
Оставшись довольным своим ощущеньем.

Опять мне легко на душе и приятно,
Мне каждое слово близко и понятно.
Закрою глаза с чувством сданной работы,
Нет больше волненья и груза заботы.

Свободно вздохну, как могу, глубоко
И музе кивну, ей со мной нелегко.

***

День рождения

Ведётся так, что День рождения —
Минут приятных порождение.
Все поздравляют, письма шлют,
Приходят в гости и там … пьют.

Пьют за здоровье, пьют за счастье,
Не надвигалось чтоб ненастье.
За внуков пьют и за детей,
Чтоб больше добрых новостей.

Пьют за хозяйку, её мужа,
За жизнь, чтоб завтра всё ж не хуже.
Пьют за родных, друзей, гостей,
Что жаждут чая и сластей.

Потом за стол, что было вкусно,
Хозяйка подала искусно,
Потом за классное вино,
Всем как понравилось оно.

Но как бутылка опустеет,
И за окном темь загустеет,
Все начинают вспоминать,
Что завтра день им начинать.

И сразу темы иссякают,
Что им пора, все намекают.
Хозяева глядят в окно:
«А у соседей уж темно».

И так всё бурное веселье
Теряет смысл быть даже целью.
Виновнику былого дня
Нет сил в него подлить огня.

Веселье медленно всё тлеет,
Над всеми быт вовсю довлеет.
Повсюду слышатся зевки
И солидарности кивки.

Все начинают подниматься
И за отбытье приниматься.
Стоят в квартирной тесноте
И, по природной простоте,
Пытаются уйти скорей,
Толкаясь в узости дверей.

Всё кончено, уж все ушли
И способ выбраться нашли.
Усталость навлекает сон.
Убрать бы сил, — призывен стон.

И тут же мысль: «То не беда,
Ведь нам не надо никуда.
У нас ведь завтра выходной»
И сразу мозг как заводной:
Посуду мыть, в душ, и в кровать
За днём, чтоб завтра поспевать.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *