75 лет битвы у берегов Нормандии

trump d day

6 июня Европа отметила 75-летие высадки десанта союзников у берегов Нормандии или D Day. Это была одна из самых рискованных операций в истории Второй мировой войны. В ходе Тегеранской конференции Франклин Делано Рузвельт, Уинстон Черчилль и Сталин долго обсуждали саму идею этой операции. Они знали, что ставки в игре слишком велики, и поражение союзников может переломить войну в пользу Гитлера. Тем не менее, они решили, что операция необходима. Генерал Дуайт Эйзенхауэр, верховный командующий объединенным экспедиционным корпусом, считал, что, несмотря на величайший риск, наступление было необходимо.

D-Day-anniversary-1136269

«Каждое препятствие можно преодолеть, перестрадать любые неудобства и пойти на любой риск, но сделать так, чтобы наш удар был неотразим, — писал Эйзенхауэр своим командирам. – Мы не можем потерпеть поражение».

Он разработал план до мельчайших деталей, хотя и знал, что не все в его власти. 4 июня, получив от синоптиков очередное штормовое предупреждение, он оказался перед дилеммой – начать наступление 6 июня или ждать у моря хорошей погоды. Ожидание означало срыв операции, так как высокие приливы открывали только узкое окно возможности для высадки десанта через пролив. С другой стороны, высадка десанта в штормовую погоду без прикрытия авиации грозила неисчислимыми потерями. Генерал Роммель на противоположном берегу тоже взвешивал все «за» и «против», и пришел к выводу, что союзники не отважатся выйти в море.

5 июня в половине четвертого утра Эйзенхауэр собрал своих генералов, чтобы выслушать их мнение. Когда выступления закончились, он сказал: «ОК, мы выступаем». Высадка десанта началась на следующий день.

В отличие от маршала, который посылал солдат на минные поля, словно там мин не было, так как «бабы новых нарожают», Эйзенхауэру решение о штурме далось мучительно трудно, о чем он писал в своих дневниках. Он приехал в расположение 101 авиаполка в Ньюбери и постарался лично поговорить с летчиками перед вылетом, а к полуночи вернулся в штаб-квартиру в Портсмуте.

Когда вечером 6 июня в Овальный кабинет начали поступать первые радостные известия, президент Рузвельт обратился к нации не с речью, а молитвой. Это было начало конца гитлеровской Германии, хотя до дня победы оставался почти год.

«Всемогущий Б-же, нашим сыновьям, гордости нашей страны, в этот день предстоит великое испытание, борьба за сохранение нашей республики, нашей религии и нашей цивилизации, борьба за освобождение страждущего человечества, и им нужно Твое благословение».

Когда президент Трамп выступил с речью на американском кладбище в Нормандии, отдавая дань памяти ушедшим героям и тем, кто дожил до сегодняшнего дня, и сидел на трибуне для почетных гостей, он сказал, что благодаря мужеству и самопожертвованию американским солдатам удалось отстоять ценности нашей цивилизации, освободить человечество и сделать Америку великой страной. Речь Трампа перекликалась с молитвой Франклина Рузвельта и была ответом на нее.

Даже завзятые критики президента Трампа были вынуждены признать, что это была лучшая речь президента. Джо Скарборо, ведущий MSNBC, назвал выступление «самой сильной речью, которую он произносил как президент Соединенных Штатов».

Высокая оценка роли Англии, Франции и Канады стала «заверением дружбы и сотрудничества», несмотря на все словесные перепалки между президентом Трампом и европейскими лидерами, отметил Скарборо. Он сравнил выступление Трампа с речью президента Рейгана на 40-летии высадки десанта. Выступавшая в той же программе журналистка Мика Бжезински, обычно критикующая Трампа, отметила, что речь Трампа «полностью соответствовала моменту и была настоящим салютом единству этого дня». Еще один ведущий программы Вилли Гайст добавил, что, по его мнению, «речь была великолепной», и Трамп сделал «замечательную вещь», рассказав историю штурма на основе личных историй приглашенных ветеранов.

Ведущий CNN Джим Акоста был вынужден признать, что президент Трамп «поднялся до величия момента».

Президент Трамп приветствовал ветеранов, прибывших на торжество, назвав их «среди величайших американцев всех поколений».

d day

«Наши 170 ветеранов Второй мировой войны, которые присоединились к нам сегодня, вы относитесь к величайшим американцам всех поколений, — сказал Трамп. – Вы гордость нашей страны. Вы – слава нашей республики, и мы благодарим вам от всего сердца».

Президент Трамп отметил, что на американском военном кладбище в Нормандии имеются не только кресты, но и звезды Давида, что еврейские солдаты сражались плечом к плечу со всеми союзниками. Он также сказал, что после победы в Нормандии солдаты отправились дальше, в том числе, чтобы освобождать еврейских узников нацистских лагерей смерти.

Между тем доктор Себастьян Горка, отдавая дань памяти ветеранам, заметил, что «политкорректность» в нынешних вооруженных силах не позволит появиться таким военным лидерам, которые могли бы встать вровень с Дуайтом Эйзерхауэром, Джорджем Паттоном и Омаром Брэдли.

«Мы так много потеряли в смысле лидерства, решимости, прямоты и честности, — сказал Горка. – Посмотрите на офицеров типа Эйзенхауэра, Паттона или Брэдли. В нынешней армии они не поднялись бы выше майора, потому что на них смотрели бы как на иконоборцев, на слишком независимых индивидов, готовых говорить правду. У нас имеется, по крайней мере, два поколения офицеров, зараженных политкорректностью, и это подрывает нашу национальную безопасность».

Горка припомнил случай на курсах при министерстве обороны для полковников и подполковников, чья военная специальность определялась как разработка стратегии. Горка предложил своим курсантам определить «основную угрозу Америке» и разработать «всеобъемлющую стратегию» для ее предотвращения.

«Это был шестой год администрации Обамы. Более половины курса полковников и подполковников сказали, что главной стратегической угрозой Америки является глобальное потепление. Вот тут я сдался», — вспоминал Горка.

Он подчеркнул, что борьба с теми, кто стремится уничтожить западную цивилизацию, является нашей вечной миссией: «Эта миссия остается. Это не обязательно токсичная мужественность с винтовками М-1 в десанте у побережья Омаха (в Нормандии), ведь мы сталкиваемся с не менее серьезными попытками подрыва иудео-христианской цивилизации не только извне, но и изнутри, и это реальный сегодняшний мессидж. Это не история. Это не только наши деды. Миссия продолжается». Он напомнил слова президента Рональда Рейгана о том, что «уничтожение свободы всегда отстоит от нас на одно поколение», «и это не только 75 лет тому назад, но, к сожалению, и сегодня».

, ,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 11, средняя оценка: 4,64 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Виктория Вексельман

Автор Виктория Вексельман

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *