Политический балаган в юридическом комитете Сената

0

В юридическом комитете Сената идет обсуждение кандидатуры апелляционного судьи Бретта Кавано, предложенного президентом Трампом в члены Верховного суда.

53-летний Кавано претендует на место ушедшего в отставку 82-летнего Энтони Кеннеди, и официально эта процедура называется «слушания», но происходящее там в эти дни одни называют цирком, другие — фарсом, а третьи, четвертые и пятые — проявлением народного недовольства всем, что делает президент. Как отметила Русская служба «Голоса Америки», от которой доброго слова о Трампе не дождешься, «сенаторы-демократы обеспокоены, что Кавано, известный своими консервативными взглядами, не сможет принимать решения беспристрастно».

Как сообщила русская служба «Радио Свобода», Трамп надеется, что это пожизненное назначение позволит на долгие годы закрепить консервативное большинство в высшей судебной инстанции страны», а Белый дом надеется, что Сенат утвердит Кавано до начала работы новой сессии Верховного суда, то есть до 1 октября. Обе станции, на которые мы в бывшем СССР молились, как на вестников свободы слова, сегодня ведут себя со сдержанной левизной. «За несколько минут до открытия заседания, — сообщила «Свобода», — демократы выразили протест в связи с невозможностью ознакомиться с частью документов, относящихся к деятельности Кавано в разные годы, и попросили перенести слушания». Выразился этот протест в том, что полицейские Конгресса арестовали семь десятков баламутов, а точнее, баламуток, явившихся напомнить, как судья Кавано ущемлял права женщин на аборты. Сотни мнений, которые записал апелляционный судья Кавано, десятки его статей в серьезных журналах, все это не в счет.

Газета New York Post в редакционной статье 5 сентября написала, что большинство сенаторов-демократов в юридическом комитете уже решили валить Кавано всеми правдами и неправдами, а поэтому требуют новые и новые документы о его прошлом, «в надежде, что где-то смогут отыскать любой компромат, чтобы несколько нервных сенаторов-республиканцев перешли на их сторону». За три дня слушаний перед уикэндом Бретта Кавано обвинили в причастности к краже и к сексуальному домогательству, а также в использовании словечек и жестов, которыми пользуются расисты. Один сенатор обвинил Бретта Кавано в получении взяток от лоббистов корпораций, а сенатор Камала Харрис сообщила, будто судья вел тайные и недостойные беседы с юристами Трампа, не уточнив, с кем из 350 юристов этой фирмы велись такие беседы и о чем шла речь.

Сенатор-демократ Кори Букер, заявил, что в одном из решений судья Кавано обозначил криминогенную часть округа Колумбия «расовым кодом, который в дальнейшем мог повлиять на отношение полиции к цветным гражданам». Это была фраза «система расовых останков», и Кавано спросил Букера, известен ли ему хотя бы один случай, когда эта фраза, написанная 20 лет назад, использовалась белыми расистами. Но самым веским, с точки зрения «погребальщиков» Братта Кавано, обвинением стали слова сенатора Патрика Лихи, который заявил, будто судья получил данные документов, похищенных из компьютеров демократов с 2001 по 2003 год. В документах шла речь о стратегии демократов по отношению к ставленникам тогдашнего президента Буша-младшего в Верховный суд. Документы были получены республиканцем Мануэлем Мирандой, а тот поделился их содержанием с Кавано, который тогда работа помощником юриста Белого дома Альбертом Гонзалесом. Сенатор Лихи назвал это «цифровым Уотергейтом», а Бретт Кавано признал, что Миранда знакомил его с этими документами, но он на знал, что они краденые.

Газета Washington Times назвала эти слушания «самыми безумными за десятки лет», добавив, что они мало что изменят в траектории полета Бретта Кавано в Верховный суд, для успеха которого требуется простое большинство, а оно у республиканцев Сената минимальное, но пока есть. «Вас должны утвердить, — сказал ему сенатор-республиканец Линдси Грэм, добавив, что «цирк» этих слушаний может отразиться на процедуре утверждения других номинантов, причем, по мнению 63-летнего Грэма, который заседает в Конгрессе 23 года, эти слушания становятся «все хуже, хуже и хуже». Как это было с его предшественником Нилом Горсачем и другими претендентами в Верховный суд, Бретт Кавано уходил от ответов на вопросы с подковырками, вроде его отношения к иммиграции или тем же абортам, говоря, что если нет прецедентов таких решений Верховного суда или хотя бы федерального апелляционного суда округа Колумбия, где он сейчас работает, он должен исходить из конкретного дела. Бретт Кавано отказался оценивать действия президента Трампа, хотя сенаторы-демократы то и дело выводили его на это. Кавано заявлял, что не намерен давать оценку юридическим проблемам президента, поскольку эти проблемы пока не решены в суде, но однозначно утверждал, что любое его решение никак не будет зависеть от президента, а его главный авторитет Конституция. Сенатор попросил Кавано объяснить, был ли он замешан 17 лет назад в деле о сексуальном домогательстве со стороны судьи, у которого он тогда работал секретарем. В прошлом году из-за того скандала судья ушел в отставку.

Джош Блэкман, профессор юридического колледжа Южного Техаса, сказал газете Washington Times, что Кавано с успехом прошел через этот цирк, «сочетая правовую изощренность судей Верховного суда Джона Робертса и Елены Кейган с персонифицированным подходом судьи Нила Горсача». Пока шансы Бретта Кавано на утверждение в юридическом комитете Сената не гарантированы, но реальны. Все зависит от небольшой группы сенаторов, которые пока не дали знать о своих намерениях. Среди республиканцев это Лиза Мурковски и Сюзен Коллинз, а среди демократов пять сенаторов от штатов, которые в 2016 году проголосовали за Трампа. Один из них, Джои Манчини из Западной Вирджинии, сказал, что он «пока слушает». Слушать, собственно, нечего, и Америке предстоит больше смотреть. Смотреть на гарцующих перед камерами баламутов и позирующих перед камерами сенаторов. В итоге номинант коротко ответит на уйму заковыристых вопросов, и состоится голосование. «Возможно, это демократия, — написала New York Post в редакционной статье, — но это не дебаты и не обдумывание, а кавардак». По-русски это фонетический разнобой, но по-английски слова «democracy», «deliberation», «debate» и «debacle» начинаются похоже.

5

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0