Дети Франции с желтой звездой

0

Историк Марио Эскобар: «Большинство французов были равнодушны к судьбам евреев или сотрудничали с режимом Виши». Ни оккупация Польши, ни стремительное продвижение в глубь СССР не доставили такой радости Адольфу Гитлеру, как капитуляция Франции 22 июня 1940 года. Тогда от избытка эмоций фюрер даже бросился в пляс.

Начиная с этого дня, страна была разделена надвое. Северная часть была оккупирована немецкими войсками, а южная оказалась под властью коллаборационистского правительства, расположившегося в городе Виши.

Как гласят легенды, сотни тысяч людей влились тогда в ряды вооруженного движения Сопротивления, но, по мнению испанского историка и писателя Марио Эскобара, это не более чем миф.

Сопротивление существовало, хотя и невооруженное. Именно об этом рассказывает Эскобар в своем новом романе «Дети с желтой звездой». Книга повествует о том, как население небольшого городка Шамбон-сюр-Линьон на юге Франции спасло — под руководством местного пастора Андре Трокме — от нацистов тысячи еврейских детей.

Книга вышла в свет буквально через несколько недель после того как лидер ультраправого Национального фронта Марин Ле Пен заявила, что Франция не несет ответственности за зверства, совершавшиеся в годы войны.

— Какую роль сыграло движение Сопротивления во Франции?

— Оно было немногочисленным и стало играть заметную роль в конце войны. Сопротивление добилось того, что немцы, вместо Восточного фронта, были вынуждены отправлять во Францию больше солдат, чем планировали. Но правда и то, что большинство населения было равнодушным или сотрудничало с режимом Виши.

Удивительно, что режим Виши не просто находился в подчинении у нацистов, но идеологически был так близок им, что даже принял в отношении евреев законы, аналогичные нюрнбергским. Для них был введен запрет на определенные профессии, запрещалось занимать государственные должности. Дело не дошло до запрета смешанных браков, как в гитлеровской Германии, но евреи чувствовали себя полными изгоями.

— В какой степени правительство Виши сотрудничало с Германией?

— Оно преследовало не только евреев, но всех выходцев из Средиземноморья, которых считало враждебными своей идеологии. В частности, испанских республиканцев, укрывшихся во Франции, или итальянских гастарбайтеров. Если у них не было работы, то их отправляли в концлагеря, созданные французами.

— Какого же рода сопротивление существовало во Франции?

— Это был бойкот немцев. Сам Андре Трокме был настолько убежденным пацифистом, что в этом городке чуть ли ни до конца войны не совершались покушения на немцев и коллаборационистов, поскольку считалось, что мирное сопротивление наиболее эффективно.

Многие французы, например, меняли указатели на дорогах, чтобы сбить немцев с пути. Другие уничтожали хлеб или воровали у оккупантов одежду. Они не прибегали к насилию, хотя и пытались создать немцам проблемы. Вначале французская кампания была для нацистов чуть ли не летним отпуском.

— В книге «Дети с желтой звездой» рассказывается о том, как режим Виши депортировал тысячи евреев…

— Иногда создается впечатление, что Франция состоит только из парижан-космополитов. Однако это не так. Во французском обществе произошел раскол. В стране было множество консервативно настроенных крестьян, не воспринявших ценности республики и считавших, что государству не хватает порядка. Именно они стали благодатной почвой для антисемитской пропаганды.

Эта часть общества поддержала «консервативную революцию» (как ее называли), в ходе которой встала на защиту традиционных ценностей вечной Франции, не желавшей принимать новое. В итоге все обернулось фашизмом.

— Гитлер знал о подобных воззрениях во Франции?

— Да. Главной задачей фюрера было не завоевание Франции, а создание в ней государства, созвучного его идеям, которое впоследствии присоединилось бы к Германии. Этому способствовало не только то, что режим Виши сотрудничал с нацистами, он также разработал законы о преследовании евреев, весьма похожие на немецкие.

— В романе вы упоминаете о французских концлагерях, куда вишисты отправляли евреев.

— Эти концлагеря создал не режим Виши, а Третья Республика, когда она захотела взять под контроль испанских республиканцев, скрывавшихся от франкистов на юге Франции. Лагеря оборудовали на береговой полосе, и условия в них были нечеловеческими. Постепенно они распространились по всему югу Франции. Но началась война, которая все изменила. Некоторых заключенных выпустили с тем, чтобы они пополнили ряды вооруженных сил (например, республиканцы записались в Иностранный легион). Других использовали на рытье траншей.

Дорога, ведущая в ад

Дорога, ведущая в ад

Придя к власти, режим Виши перепрофилировал эти лагеря — туда отправляли беженцев из Германии и других стран Европы, без различия национальности. Также в этих лагерях были изолированы так называемые «нежелательные элементы». Постепенно перенаселенность лагерей и нехватка продовольствия привели к тому, что организации вроде Красного Креста или квакеров обратились за помощью к людям, подобным Андре Трокме, умоляя их увезти еврейских детей в безопасное место.

— Проводились ли во Франции облавы на евреев?

— Большая облава прошла в 1941 году, когда от 7 до 8 тысяч евреев были отправлены в немецкие концлагеря. Но самая массовая произошла в 1942-м, когда французская жандармерия схватила детей, стариков и женщин. Дело в том, что немцы просили прислать им только взрослых, но режим Виши не знал, что делать с детьми. Поначалу их не трогали, но французские власти заявили немцам, что не желают оставлять у себя детей — в итоге многих из них отправили в Освенцим. Многие из этих детей жили во Франции с середины 30-х годов и имели французское гражданство. Правительство Виши приняло закон, позволявший лишать гражданства как их самих, так и их родителей, дабы облегчить выдворение из страны.

Это был холодный и тщательно спланированный шаг, в конце концов, французы сделали гораздо больше того, о чем их просили немцы. Они были убеждены в том, что необходимо выдворить из страны всех евреев.

— Французского движения Сопротивления тогда еще не существовало?

— Нет. Франция наряду с Голландией и Данией была одной из стран, приютившей наибольшее количество беженцев. Во Франции нашли убежище многие евреи. Если французских евреев было уничтожено менее 50%, то, например, в прибалтийских республиках почти 100%. Но все дело в том, что народ Франции весьма пассивно отнесся к оккупации. Думаю, что население пребывало в психологическом шоке. Французы никак не могли предположить, что так быстро потерпят поражение. Франция не могла противостоять немецкой мощи ни в военном, ни в политическом плане. Нацизм представил ее как нечто устаревшее, подлежащее сносу.

Мы живем в обществе, где считают, что новое всегда лучше, хотя это совершенно неправильно. В данном конкретном случае, например, новое оказалось значительно хуже. Нацизм и фашизм — это коммунизм в националистическом обличье.

— Как получилось, что значительная часть жителей стали коллаборационистами или проявляли безразличие к гонениям на евреев?

— Антисемитизм всегда был позором Европы. И Франция в этом смысле не исключение. Еврея всегда рассматривали как чужака, даже если он прожил в стране десятки лет.

Подобное наблюдается и у нас. В Испании по-прежнему существует антисемитизм, хотя 500 лет назад евреи были изгнаны из страны. Например, при Франко беженцам евреям-сефардам не разрешали селиться в Испании, хотя и позволяли пересекать Иберийский полуостров, если они направлялись в Аргентину.

— Но с другой стороны, жители отдельных городов, как Шамбон-сюр-Линьон, выступили против нацистов.

— Они хорошо понимали суть происходящего. Начиная с 1939 года, пастор Андре провел большое количество бесед с местными жителями. Он хорошо знал, что происходит в Германии с протестантской церковью, к которой принадлежал. Протестанты отказались принять условия нацистов и отделились от официальной лютеранской церкви. Благодаря полученной информации население Шамбон-сюр-Линьона сумело правильно оценить события. Когда было сформировано правительство Виши, жители этого городка знали, чего ждать.

— Как они помогали еврейским беженцам?

— Первой мыслью было отправить их в Швейцарию или Марсель, где уже скопились тысячи беженцев, ожидавших теплохода, чтобы покинуть Европу. Беженцев доставляли в Марсель те же группы, которые отправили множество детей в Шамбон-сюр-Линьон.

Инфраструктуру создали еще до начала войны прихожане, принимавшие детей рабочих Лиона, чтобы обеспечить им летний отдых. Они также располагали небольшой гостиничной инфраструктурой (городок был излюбленным местом отдыха в летнее время). Кроме того, пастор Андре создал школу пацифистов с тем, чтобы дети гугенотов и протестантов имели возможность поступить в вузы. Все это сделало возможным размещение там такого количества детей.

— Все ли оказывали помощь?

— Да, хотя между местным населением и беженцами и возникали некоторые трения. Не столько с детьми, сколько со взрослыми, прибывшими ранее частным порядком, чтобы затеряться здесь. Они стремились покинуть большие города и скупили большое количество продуктов питания, что вызвало рост цен. Но в итоге восторжествовал дух солидарности.

Когда пастор Андре в течение какого-то времени скрывался из опасения быть арестованным, население продолжало помогать беженцам. Тем самым оно продемонстрировало, что за всем этим стоит не один человек, а десятки обычных людей. Ни один из горожан не предал своих товарищей. Все были охвачены духом единения и взаимной поддержки.

— Почему ни немцы, ни спецслужбы режима Виши не разгромили это сопротивление?

— Нацисты бывали в городке наездами, и когда местные узнавали об их приезде, то предупреждали всех беженцев, чтобы те ушли в горы. Кроме того, Шамбон-сюр-Линьон — достаточно изолированное место, куда зимой попасть непросто. В определенном смысле он был отрезан от остального мира. Там даже не было казарм жандармерии, поскольку этот район считался спокойным. Не было и постоянного воинского контингента, поскольку нацисты не видели в этом необходимости. Хотя предпринималась попытка депортировать евреев, испанских республиканцев и творческую интеллигенцию, которые там укрывались, но в итоге на это закрыли глаза. Правительство Виши вообще не захотело этим заниматься, а перед немцами стояли другие проблемы. Они начинали проигрывать войну и не хотели отвлекать силы на регион, не имевший стратегического значения.

— Выходит, что и облав не было?

— Были и становились все более интенсивными. Летом 1943 года Даниэль (двоюродный брат Андре) был схвачен и отправлен в концлагерь по обвинению в том, что он еврей, хотя таковым не являлся. Несколько ребят из школы, которой он руководил, также были схвачены и отправлены в концлагеря.

— Как наказывали тех, кто укрывал или помогал бежать евреям?

— Обычно казнили, бросали в тюрьму или отправляли в Германию как члена Сопротивления (независимо от того, участвовал ли тот или иной человек в вооруженной борьбе или нет). Любое противодействие означало большой риск для всех членов семьи.

Еще есть живые свидетели. Во время посещения Шамбон-сюр-Линьона я беседовал с детьми, которых когда-то спрятали здесь и которые живут в городе до сих пор. Я мог войти в дома, где они прятались, посмотреть схроны… Многие из спасенных остались здесь после войны, поскольку им некуда было идти, родители их погибли, родственников не было.

Вторая мировая является ключевым моментом для того, чтобы мы могли понять сами себя. Нельзя сказать, что жители этого городка не испытывали чувства страха, они просто сумели преодолеть его ради совершения добра. Говорят, что беда не в том, что плохие люди творят зло, а в том, что хорошие люди при этом молчат.

Мануэль П. ВИЛЬЯТОРО

ABC, Мадрид

Перевод: «Хадашот«

Публикуется в значительном сокращении

http://www.isrageo.com/

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0