«Заканчивайте операцию немедленно!» Я люблю тебя, Иерусалим!

0

Продолжение. Начало тут

Он держит свой пистолет, направив дуло ей в затылок. Он испытывает ужас перед тем, что ему предстоит выстрелить в безоружную женщину. Он заставил себя вспомнить, как выглядело безжизненное тело Баума или тела других людей, которых убила эта женщина, он подумал о тех, кого снова она стала бы убивать, если он, Ави, проявит слабость. Возможно, перед ним самая опасная женщина-убийца в мире. Глаза блондинки впивались в глаза Ави с холодной ненавистью. Неожиданно её рука дотянулась до кнопки. Ящик письменного стола с грохотом выдвинулся, пружина подбросила крошечный короткоствольный «Дерринджер». Пистолет этот не обладал высокой точностью при стрельбе, однако это оружие вполне годилось для того, чтобы ухлопать человека, сидящего за карточным столом или в кабине машины. Блондинка подхватила его, но Авигдор опередил её и выстрелил. Магда стала медленно сползать со стула на пол. Из угла ее рта потекла струйка крови. Ави взглянул на часы. Они провели в лесном домике ровно три минуты и тридцать семь секунд. Они сели в машину. Георг нажал на педаль газа. И в это время из-за поворота вырулил джип и перекрыл им дорогу. Из него выскочили двое мужчин в штатском. Один — лет сорока, с энергичным лицом, со стремительными движениями, другой — молодой, долговязый, бесцветный. Они выхватили пистолеты. Георг, вывернув руль, попытался объехать «джип». Долговязый выстрелил. Георг дернулся, будто кто-то

Американская светошумовая граната М-84

Американская светошумовая граната М-84

отшвырнул его в сторону. В следующую минуту он почувствовал адскую боль в плече, капли пота заблестели на его лице, на рубашке показались густые пятна крови. Рана отзывалась нечеловеческой болью при каждом движении руки. Он почувствовал приступ рвоты и нажал на тормоз. Авигдор, который сидел рядом с ним, перелез на водительское место и повел машину. Ави действовал автоматически, как учили их в подобных ситуациях. Он швырнул в машину преследователей американскую светошумовую гранату М-84. Раздался ужасный взрыв.
— Сейчас они обосрутся в буквальном смысле слова. Обосрутся мгновенно и мгновенно вырубятся. Это проверено в экспериментах. Мы имеем пятнадцать минут. За это время надо доехать до больницы в Бадене, сдать Георга, а потом… Потом неважно… По обстоятельствам… Главное — спасти Георга, — сказал Ави.
Они въезжали в Баден.
— Где здесь больница?! – закричал Авигдор какой-то старушке, притормаживая.
— Прямо по этой улице, вы сейчас её увидите, — пролепетала старушка.
Действительно, перед ними открылся портал симпатичного белого здания с большой медной табличкой «Больница имени Герарда ван Свитена».
Ави ворвался в вестибюль больницы и закричал диким голосом:
— Он умирает, его ранили бандиты! Пулевое ранение. Каталку и капельницу! Он умирает!
Крик сработал мгновенно. Несколько человек в голубых униформах вывезли на улицу каталку с капельницей. С помощью Авигдора и Ави они уложили стонущего Георга и повезли его в приемный покой. Ави шепнул ему на иврите:
— Мы уходим. Тебя никто не заметил. Настаивай, что ты турист. Ехал по дороге. Мы тебя остановили и под угрозой пистолета сделали своим извозчиком. Ты целиком нам подчинился. При первой возможности мы постараемся тебя спасти.
Через минуту «БМВ» уже мчался по направлению к Вене.
— Времени у нас уже не осталось. Сейчас полиция поднимет тревогу и перекроет все дороги. Что делать будем? – спокойно произнес Ави.
— Прежде всего, надо отделаться от нашей машины, описание которой, я думаю, уже вошло в полицейскую ориентировку, — ответил Авигдор.
Машину спрятали в лесу и молча побрели по шоссе. Каждый сознавал, что их сейчас могут арестовать. Надо срочно находить новый транспорт.

***

По шоссе несся голубой «Ситроен-DC». Ави энергично замахал рукой. Завизжали тормоза и «Ситроен-DC», сбавив скорость, остановился. За рулем сидела брюнетка лет восемнадцати с накрашенными бледно-сиреневыми губами и большой грудью. Ее подведенные глаза выражали неестественную жажду секса. Она обвела медленным взглядом всех трех мужчин, выбирая нужную ей особь, как венская хозяйка выбирает в мясной лавке нужную ей вырезку.
— Как раз то, что нам нужно, — тихо проговорил Ави и обратился к брюнетке:
— Фройляйн, мы из полиции. Преступники, которых мы преследовали, изрешетили наш автомобиль, а нам надо срочно добраться до Вены. Не подвезете?
Брюнетка, очевидно, окончательно решила, что именно Ави тот человек, с которой ей было бы приятно провести сегодняшнюю ночь. Она зазывающе улыбнулась:
— Куда именно вы направляетесь?
Ави мгновенно составил план.
Мы должны заехать в Аббатство Хайлигенкройц и задать пару вопросов аббату, а затем нас ждет полицейпрезидент Вены.
— Что ж, — сказала брюнетка, поедем. Ни разу еще не попадала в детективные истории, хотя всю жизнь обожала смотреть их по телевизору. А вы расскажите мне, в чем, собственно, состоит ваша история. Надеюсь, вы не связаны с Джеймсом Бондом.
И она счастливо засмеялась, обрадовавшись, что смогла показать новому избраннику свой литературный кругозор.
Ави тоже рассмеялся:
— Представьте, что как раз в этой истории все жутко засекречено, но мы расскажем вам много других интересных вещей.
Полное взаимопонимание было достигнуто и «Ситроен-DC» покатил к аббатству. Не доезжая ворот обители, Ави попросил брюнетку остановиться и троица отправилась к автобусной стоянке. В один из
автобусов заходили туристы после окончания экскурсии по аббатству. Услышав немецкую речь, Ави подошел ближе и обратился к ведущей:
— Простите за любопытство, ваша группа приехала из Баварии?
— Нет, — ответила ведущая, — наша группа из Берна.
— Вы возвращаетесь в Вену, или прямо в Берн?
— В Берн, а что, собственно, вас интересует?
— У вас есть свободные места в автобусе? — продолжал Ави, не обращая внимания на её вопрос.
— Есть, отвечала ведущая, но мы никого со стороны не берем. Такова политика нашего турагентства.
— Ну да, разумеется, — сказал Ави, нам, правда, необходимо попасть именно в Берн, но раз нельзя…
Глядя через плечо ведущей, он увидел, что посадка в автобус закончилась. Ведущая вежливо попрощалась и подошла к дверям автобуса.
— За мной, ребята, — тихо произнес Ави и направился вслед за ведущей. Та резко повернулась к нему и раздраженно бросила:
— Я ведь уже сказала, что…
— Нам очень нужно, позарез, – быстро и взволнованно заговорил Ави. — Умирает моя мать. Врачи от неё отказались. Я везу с собой двух экстрасенсов, которые говорят, что могут её спасти. У нас нет времени. Счёт идет на часы. Пожалуйста. Я заплачу. Тысяча долларов. С шофером я договорюсь отдельно. Он в обиде не останется.
— Мои туристы…
— Ваши туристы ничего не поймут. Я хорошо знаю Австрию, я здесь родился и прожил всю жизнь, в Венском университете я преподаю историю и географию Австрии. Я буду им всю дорогу рассказывать про те места, которые мы проедем. Уверяю вас, они будут в восторге. Сойдём мы сразу после пересечения границы. В городке Бад-Рагац. Поверьте, вы сделаете очень доброе дело.
В автобусе они обрели спокойствие и оценили обстановку. В ближайшее время им ничего не угрожало. Они – обыкновенные туристы. Австрийская полиция не станет обыскивать швейцарский автобус и ловить преступников, которых даже не видели. Если даже допустить, что полиция все-таки остановит на дороге их автобус, то у них всё равно не будет никаких оснований выделить их троицу. Они — туристы из Швейцарии с безупречными швейцарскими паспортами.

***

Скульптура Торвальдсена «Умирающий лев»

Скульптура Торвальдсена «Умирающий лев»

Границу они пересекли без всяких сложностей и сошли с автобуса в Бад-Рогац, маленьком курортном городке. Из Бад-Рогаца перебрались в Люцерн и поселились в трех разных отелях. «Познакомились» они, случайно столкнувшись у скульптуры «Умирающий лев» Торвальдсена. Ави сказал вслух, как бы ни к кому не обращаясь:
— Да, недаром Марк Твен назвал этот памятник «самым грустным и самым трогательным каменным изваянием в мире». Это действительно так.
— Простите, кто это сказал? – спросил Вернер.
— Марк Твен, был такой умный американец.
— А где это он написал? – спросил Авигдор.
— Хоть убей, не помню, вероятней всего в своих очерках «Прогулка за границей».
Так они и познакомились, продолжив прогулку уже вместе.
В маленьком ресторане у знаменитого на всю Европу «Дома с фреской Фаснахта» они роскошно пообедали. За кофе начался серьёзный разговор, велся он на иврите.
— Слушайте, ребята, нам надо серьёзно поговорить. То, что на нас напали те двое, это не случайно. Венская полиция не могла знать о том, что мы пришли ликвидировать Магду. Я вообще не уверен, что это была полиция. Это могли быть боевики, нанятые палестинцами. Меня мучают подозрения. Меня мучают подозрения с тех самых пор, как я ознакомился с вашими отчетами в «Моссаде».
— Ты читал все наши отчеты? – с удивлением спросил Авигдор.
— Меня засадил за их изучение ваш шеф. Но не в этом дело. Кто, кроме Виктора и Макизара, мог знать, что мы живем в Лондоне и посещаем «Бар этрусков»? Кто знал, что мы едем в Вену кончать с Магдой? Что, если Макизар предает нас? Если он продает нам палестинцев, то почему бы ему не продать тем же палестинцам и нас? Они должны только радоваться, что их клиенты истребляют друг друга. Чем скорее это произойдет, тем лучше, то есть чем скорее старый мир исчезнет, тем скорее станет возможным построить мир новый. По Марксу и Ленину. Это их цель, кажется? К тому же это и экономически весьма выгодно. Не исключено, что Макизар, получая огромные деньги от моссадовцев, мог получить вознаграждение и от палестинцев, выдав им моссадовцев. Умело маневрируя, Макизар сохранит дружеские отношения со всеми. Каждая сторона, таким образом, добровольно выдает ему информацию о себе. А он продает ее другой стороне. Это — надежный и практически неисчерпаемый источник их дохода.
— Я думал об этом, — сказал Авигдор. – Я думал. И не раз. Действительно, почему бы людям типа Макизара и Виктора не предавать нас? Но обдумав такую возможность, я отверг её. Макизар мог бы нас выдать давно. Почему, скажем, не на Кипре?
—Может быть, тогда у него еще не было покупателей, — возразил Ави. — Или не было смысла убивать курицу, которая должна была вот- вот снести золотое яичко.
—Ты действительно в это веришь? — спросил Авигдор.
—Мы слишком безоговорочно им верим, — ответил Ави. — Кто они в конце концов? Я не удивлюсь, если в один прекрасный день окажется, что их организация создана и финансируется Москвой. Ведь КГБ поддерживает террористов. Достоверно известно, что Москва стоит, скажем, за спиной Саламе. Возможно, что даже сам Макизар, не знает, кто стоит за его спиной. Среди его осведомителей может быть какой-нибудь Ахмед или Омар, которым наше местопребывание известно. Кто-то из них, безусловно, знал, что мы в Лондоне в то время, когда был убит Баум. И Макизар мог нас выдать — чтобы заработать, чтобы всем угодить, чтобы обезопасить себя. А затем устранить Магду нашими руками и выдать нас же венской полиции или палестинским оперативникам в Австрии.
—И что же? Отказаться от его услуг? – вспыхнул Авигдор. — Мы должны использовать все, что он нам даёт, но при этом соблюдать большую осторожность. Быть более осмотрительными. Даже для того, чтобы иметь возможность продать, он вынужден будет нас обслужить. Работу с Макизаром нужно продолжить. Но ты прав, что поднял этот вопрос. Действительно, надо быть бдительными.
—Да и какой другой есть у нас выход? – вдруг вступил в разговор Вернер, не принимавший до тех пор в нем участия. — Отказаться от услуг Макизара, потому что мы не можем ему доверять? Это значит отказаться от лучшего из тех источников, которыми мы располагаем. Сколько террористов могли бы мы ликвидировать без их содействия?
—Пусть даже они нас предают, — резюмировал Авигдор, — но… Давайте удвоим осторожность, но использовать их все же будем.
Так и было решено. Затем Авигдор составил отчет о последних событиях и отослал его через специального курьера в Израиль.

***

Заканчивался третий год их миссии в Европе. Авигдор чувствовал: если не удастся с этим развязаться в ближайшем будущем, то через год, в свои тридцать восемь лет, он будет уже стариком. Он слышал о таком от других нелегалов, но в это не верил. И вот теперь дошла очередь и до него. С момента смерти Баума и ранения Георга Авигдор не мог уснуть в своей постели. У него был всегда хороший сон, теперь же, находясь один в номере отеля, он не мог спать. Спать, как все люди. Он вставал по многу раз, проверял замок, задвижки на окнах, выходил на балкон, прислушивался к шагам и разговорам в коридоре.
Теперь Авигдор спал очень чутко и просыпался каждый час, словно его будил внутренний будильник. Если убийцы подойдут к его номеру, он услышит их и сможет подготовиться. С Вернером происходили подобные же вещи. Они понимали, что все это было следствием нервного перенапряжения и, расскажи они Ави об этом, он бы это расценил как трусость. Тем не менее, они ничего не могли с собой поделать. Мучило их еще и другое. Они понимали, что вся их деятельность постепенно теряет смысл, если им не удастся в самое ближайшее время выследить Али Хасана Саламе, Абу Дауда или Хадада. Их отзовут, так и не дав довести до конца начатое ими дело. Пусть даже никаких обвинений против них и не выдвинуто. Все равно — это банкротство. Они вынуждены будут уйти, оставив работу незаконченной.
И вдруг, как удар ножом в спину, в бернской газете «Bernerzeitung», которую они обязаны были читать ежедневно, появилось сообщение: «Ганс Вассер, дипломированный ветеринар, эффективно лечит большинство заболеваний коров курсом иглоукалывания». Это сообщение означало «Кончайте операцию немедленно».
Авигдор, Ави и Вернер весь день горячо обсуждали приказ и решили продолжать охоту по крайней мере месяц. Они надеялись, что за это время у них появится шанс настигнуть того, кто еще оставался в «Списке». Того, кто значился там под номером один. Им так и не удалось найти Саламе. И вообще, с момента ликвидации Будиа, почти полтора года назад, они не ликвидировали ни одного из тех, кто еще значился в их списке. Если б они погибли, не закончив своей миссии, — это было бы другое дело. Сейчас – судя по газетным сообщениям — в лагере палестинцев наблюдался разброд и растерянность. Скорее всего, это происходит в результате ликвидации девятерых лидеров террора. Оставшиеся в живых лидеры вынуждены будут покинуть свои укрытия в восточноевропейских странах и в странах Ближнего Востока и приехать в Европу для реорганизации всей системы терроризма. В ближайшем будущем Саламэ, Абу Дауд или доктор Хаддад появятся в Европе. Если бы они закончили операцию сейчас, это было бы предательством.

Александр Цывин
Продолжение тут

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0