РАЗБИТЫЙ ЛОБ ЛИБЕРАЛИЗМА

Древняя мудрость гласит: «Человек в своей жизни должен сделать три вещи: посадить дерево, построить дом и вырастить сына».

Я с давних пор добавлял к этим трем также еще и четвертую задачу – написать книгу. Ведь даже при том, что «много книг составлять конца не будет», человек приходит в мир сказать свое слово и хочет – не хочет, пишет, как минимум, роман собственной жизни, о котором говорит Виктор Франкл: «»Роман», прожитый каждым индивидом, остается несравнимо более грандиозным произведением, чем любое из когда-либо написанных на бумаге».

Однако у израильтянина, по моему мнению,  имеется также еще одно — пятое бонусное задание – застрелить террориста.

Одним из первых моих приобретений на исторической родине был пистолет. Более тридцати лет, куда бы я ни выходил, я ношу с собой огнестрельное оружие.  

Не раз при выходе я колебался: может на сей раз оставить этот обременительный груз дома?

Но почти всегда внутренний голос шептал: возьми, вдруг это произойдет как раз сегодня!

Как ни странно, но на месте теракта я оказался лишь один раз в жизни. Услышав выстрелы в супере, я побежал на них, в сущности, понимая, что опоздал. В этом теракте погиб одноклассник и близкий друг моего сына — Янай Вайс.

Стремление защитить себя и окружающих, разумеется, осмыслено   в любом уголке мира, однако только в  Израиле оно превращается в дополнительную, особо значимую миссию. Участие в войнах Израиля —  великая честь.

Репатриировался я в сорокалетнем возрасте, призыву не подлежал, да и в ЦАХАЛ, который в ту пору (1993) на глазах все больше превращался в боксерскую грушу, не тянуло.

Поначалу я получил от армии «Узи», но в конце 90-х меня, как и многих других поселенцев, автомата лишили. С той поры я всегда имею при себе короткоствольное оружие.

При всей выраженности своего бонусного желания, ненависти к арабам я никогда не испытывал, как не испытываю ее по отношению к опасным животным. Как последние родились кровожадными хищниками, так первые ими воспитались.

Эти люди учатся жестокости с детских лет, они учатся ей в семье, во дворе и школе, учатся на куклах, на животных, друг на друге и, конечно же, на «проштрафившихся», самых строптивых из которых, по свидетельству праведного гера  Ярона Авраама,  https://moshiach.ru/view/profile/23816.html обезглавливают прямо на уроках.

Я им не судья, я никогда не желал вникать в историю болезни этих темных душ, и берегу себя от вступления с ними в какой-либо эмоциональный контакт.

Пусть с убийцами евреев выясняет отношения их Творец. От евреев требуется лишь организовать им скорейшее с Ним свидание.

Между тем, важно отметить, что названное желание – направить в иной мир террориста — находится в известном конфликте с действующим  израильским законодательством.

Десятки раз, проходя тренировки на стрельбище, я выслушивал из уст адвокатов эту юридическую тонкость: легитимной целью закон признает лишь нейтрализацию покушающегося на убийство, но ни в коем случае не его уничтожение.    

Разумеется, во многих ситуациях нейтрализовать террориста оказывается возможным лишь убив его, но, повторяю, с либерально-правовой точки зрения убийство не является самоцелью. Немало израильтян оказывались под следствием, потому что продолжали стрелять в террориста после того, как тот отбросил нож или выронил пистолет.

 В соответствии с этой же либеральной доктриной, заключение в тюрьму не преследует цели наказания преступника, но представляет собой лишь его изоляцию, условия которой поэтому могут быть близкими к санаторным.

Я не берусь судить, насколько этот либеральный подход  моральней консервативного, позволяющего стрелять в проникшего в дом грабителя,  и рассматривающего пенитенциарную систему как карательную по преимуществу.

Вместе с тем я настаиваю, что либеральный взгляд  совершенно  неадекватен в случае терроризма, который, во-первых, является актом войны, а, во-вторых, войны без правил, войны, исходно не считающейся с конвенциями.

Помимо миссии освобождения Эрец Исраэль в желании убить террориста присутствует также и здравый правовой смысл. Конвенция – это соглашение между государствами и поэтому не распространяется на бандформирования, отрицающие базисные цивилизационные нормы.

Задача военных состоит в том, чтобы либо уничтожить противника, либо добиться его капитуляции. И если жизнь сдавшихся в плен конвенцией защищена, то лишь тех, кто признает ее обязательной также и для себя.

Взгляд этот, хотя отдельные юристы его и высказывают, не принят ни в одной стране Запада. И в США, и в Великобритании имеются военнослужащие, осужденные за убийство обезоруженного террориста.

В то же время именно эти юридические соображения до сих пор позволяют США содержать террористов в тюрьме Гуантанама, в условиях, не отвечающих постмодернистским правовым стандартам.

Между тем сам этот правовой курьез ясно показывает, в какой мере Западное общество бессильно перед террором  и  исламской экспансией.

Симбиоз правозащитников с джихадистами, сложившийся на Западе в последние десятилетия, представляет  собой антитезу нормам иудео-христианской цивилизации, объявленной новой неомарксистской элитой «репрессивной».

Беспрецедентное распространение ислама в Европе и в мире в целом  держится исключительно на эксплуатации джихадистами правовой либеральной культуры в своих интересах. Ислам расширяется, опираясь на либеральное право, но с ясной целью заместить это право шариатом.

Кажется, что либерализм  загнал себя в тупик и отчаянно бьется головой о стену. Но то не тупик, то «Т»-образный перекресток, в котором следует определиться: поворот налево ведет к полной капитуляции, ведет к легитимации любого зверства, если совершивший его признается «угнетенным»;  поворот направо знаменует восстановление тех карательных норм, которые установились в цивилизованном обществе в эпоху модерна.   

Рамки правового поля, в пределах которого действовали  британцы при подавлении арабского восстания 1936 года в Палестине, необходимы и достаточны.

После 7 октября министр внутренней безопасности Итамар Бен-Гвир ужесточил условия содержания террористов, но   в результате натолкнулся на критику всевластной юридической советницы правительства Гали Бахарав-Миара.

Верховная чиновница нашла, что камеры изощренных убийц и садистов недостаточно освещены, и выразила недовольство тем, что они отлучены от ларька, не получают фруктов, а два раза в неделю им выдаются сосиски, которые по мнению диетологов вредны для здоровья.

Но самое прискорбное, что Бахарав-Миара направила следствие над Нухбой в русло гражданского уголовного права, категорически противясь самой идее создания специального трибунала, в рамках которого их можно было бы приговорить к смерти на основании одного лишь участия в садистском рейде, вызывающим прилив гордости у 98% палестинцев.

 Прилив гордости сама Бахарав-Миара испытывает, когда уважает «человеческое достоинство» в нелюдях и отстаивает «святость человеческой жизни» именно в их лице.

Позиция эта не только высокоаморальна, но прежде всего неадекватна.

Почет в арабском мире весьма востребован, но это в первую очередь уважение перед социальным статусом, перед силой, а не перед человеческим достоинством, которое как таковое джихадистам неведомо.

Как я уже отметил, жестокости в арабском сообществе учат с яслей, и психологических ролей поэтому там ровно две: обидчик и обижаемый.

Поэтому, когда террорист видит, что с ним обращаются, как с человеком, он может воспринять это только как слабость, только как моральную капитуляцию «неверных», и, соответственно, как свою победу.

И наоборот, когда он содержится в тяжелых унизительных условиях он сознает, что страдает заслуженно. Сознает, что он получил то, чего желал другому, а значит мир адекватен и проблем когнитивного диссонанса у него не возникает.

Какой-то аятолла сказал, что главный враг Израиля, который в конечном счете приведет его к гибели – это его культура. Разумеется, это так: нельзя ограничивать защиту правилами классической борьбы, когда противник избивает тебя ломом.

Итак, желание убить террориста ничего предосудительного в себе не содержит. Если практикующий джихадист не был уничтожен на месте преступления, он должен быть казнен. Если же по недоразумению он все же оказался в тюрьме, то должен содержаться по меньшей мере в таких же нечеловеческих условиях, в которых коротает три пожизненных заключения (обвиненный на основании выбитого под пыткой самооговора) Амирам Бен-Улиэль. Тренировать свой либерализм на этом заключенном израильское правосудие отказывается. Но значит может, когда хочет. 

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 16, средняя оценка: 4,81 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Арье Барац

Арье Барац — израильский литератор и публицист, автор художественных и религиозно-философских книг: «Два имени Единого Бога», «Там и всегда», «Теология дополнительности», «День шестой» и пр. Родился в 1952 году в Москве, окончил Медико-биологический факультет РГМУ. Изучал философию в семинарах Л. Черняка, В. Сильвестрова, В. Библера. С 1993 по 1996 обучался в Иерусалимской йешиве «Бейт-мораша». С 1992 проживает в Израиле, где с момента приезда сотрудничал с газетой «Вести». С 1999 по 2018 год вел в этой газете еженедельную религиозно-философскую рубрику.
Все публикации этого автора

11 комментариев к “РАЗБИТЫЙ ЛОБ ЛИБЕРАЛИЗМА

  1. Лелея мечту застрелить террориста (как инженер Щукин – о покупке новой чертежной доски), Вы, незаметно от себя, создаете уголок убийцы в душе. А всякое (и доброе, и злое) семя, брошенное в душу, имеет свойство разрастаться, становиться независимым от породившей его причины и стать доминантным. Вам сны, что пристреливаете террориста, ненароком, еще не снятся?
    Поэтому будьте крайне осторожны допускать злые мысли в свою душу, каким бы 100%-ым праведным гневом они порождены не были. Я бы сказал – именно праведный гнев ведет человека в ад 🙁
    Если вы допускаете мелкое зло в душу, то через эти ворота могут проникнуть разбойники, испоганить, а то и похитить вашу душу.
    Так что не дайте миру посадить зерна зла в душе ни под каким предлогом.
    Духовная гигиена – прежде всего. Адам тоже отпал от Бога, вовлекаясь в добро и зло.
    Будьте учеником Христа, который учил, что душа, в отличие от ее носителя — земного человека), имеет свой собственный – ангельский устав и не дав миру посадить в нем плевела, надо растить в душе семя Царства, которое, разрастаясь, становится большим деревом, на которое спускаются «птицы небесные» 🙂

    1. Мне вначале также показались весьма подозрительным убийственные фантазии Арье Бараца. Ведь ещё Толстой, находясь в мирной Ясной Поляне, говорил о том, что «смысл того, чтобы не уподобляться злу, состоит в том, чтобы не позволять ему захватить тебя»? А строки „Soldaten sind Mörder“ («Солдаты — это убийцы») которые написал Курт Тухольский в 1931, охотно подхватывают современные «борцы за мир», хотя в большинстве своём под миролюбивой маской скрывается злобный оскал антисемита, который так и мечтает о уничтожении государства евреев. Однако одна из самых роковых ошибок человечества состоит именно в том, чтобы не спросить себя: «Через какую призму вы смотрите на окружающий мир?» Очки, через которые житель мирной Швейцарии смотрит на мирных соседей, должны отличаться от очков, через которые житель Израиля обозревает своих соседей-фанатиков: Бытие определяет сознание! Солдаты, которые должны противостоять злу, должны быть готовыми убивать. Или же человечество должно хвалить баранов и бранить волков? У каждого человека или животного под солнцем есть свое предназначение. «Никто, войдя в дом сильного, не может расхитить вещей его, если прежде не свяжет сильного, и тогда расхитит дом его», — учил ещё Йошуа своих учеников. Он призывал быть слабым? В Израиле, да и в Армении, нельзя быть слабым, иначе придут враги и заберут не только Карабах.

      1. «житель мирной Швейцарии смотрит на мирных соседей,»

        Ну да как жители мирной Швеции спокойно смотрят как ежедневно насилуют их шведских Женщин. Как в б/у мирной стране сегодня гибнут от огнестрельного оружия ее граждане и устанавливает рекорды по их числености погибших. Да их мирное нежное воспитание не позволяет взять в руки оружие и навести в своей собственной стране порядок. Может когда нибудь и эта уснувшая власть станет их защищать? Куда торопится впереди еще вечность?

        1. Что довольно показательно, Виктор, что сам Л. Н. Толстой, который призывал не допускать злые мысли в свою душу, на самом деле под видом Зла имел в виду (по моему убеждению) свою сварливую жену, которая не могла примириться с передачей прав на публикацию его книг общественным организациям, боясь остаться ни с чем после смерти писателя. В ночь на 10 ноября 1910 года Л. Н. Толстой, не вынеся вечных упрёков сварливой жены, тайно покинул Ясную Поляну, пройдя в морозную ночь много вёрст до железнодорожной станции, получил воспаление лёгких и умер спустя неделю.
          А другой апологет той же теории, Курт Тухольский, который лучше других понимал опасность наступления нацизма и сам бежал в нейтральную Швецию, наблюдал издалека, как те же дискредитированные им «солдаты-убийцы» Рейхсвера не противостояли коричневым ордам SА, позволив фашистам захватить власть.

          1. Я также убежден, что сегодня «международные миротворцы» и «борцы за права человека» , хорошо помня историю, пытаются превратить ЦАХАЛ в Зомби, в безвольную марионетку, чтобы осуществить их бред «от реки до моря». Спаси нас, Всевышний, если уже сами израильтяне называют наш ЦАХАЛ самой гуманной армией мира. Это путь в ад.

      2. Фриц, у Вас, как и у Виктора ниже, абсолютно неискаженный Библией языческий взгляд на отношение ко злу и его носителям. Как будто для вас Библия вообще не существует. Абсолютное непонимание и смешение вещей, относящихся к духу и условиям этого эона.
        Библия абсолютно трезвая книга, естественно, знающая, что человеку приходится действовать в среде, где присутствует зло и ни в какой своей части (ни у Моисея, ни Иисуса) не проповедует «хвалить баранов и бранить волков». Чтоб сказать как именно — целую длинную лекцию надо читать. Скажу только, что всё намного тоньше и сложнее.
        Мой коммент был адресован Барацу, который иногда проявляет понимание тонких вещей.
        К слову, «непротивление злу» Толстого это дурно понятое христианство, что неудивительно с уст ересиарха, имевшего, к тому же, наглость с карандашом в руках «редактировать» Евангелие. Ссылаться на Толстого как на выразителя евангельской истины — это как судить о голосе Карузо с перепева соседа Хаима.
        А если цитировать Йешуа, то в контексте обсуждаемой темы более уместны не приведенные Вами слова, относящиеся к связыванию князя мира сего перед тем, как действовать в его царстве (т.е. в этом мире), а «предъява» фарисеям и книжникам, что тщательно следят за чистотой внешней — личной гигиеной и мойкой посуды, но внутри полны зависти, ненависти, и всяких прочих истей. Еще сравнивает сей контингент с могилами, которые чистенько обустроены снаружи, но внутри полны продуктами гниения.
        А основное, что я хотел напомнить Барацу, было то, что независимо от того, как появляется в душе злое намерение, она, как брошенное семя, имеет свойство разрастаться, приобрести самостоятельное существование и владеть над человеком, или частью его. Это из проповеди Иисуса.

        1. да и стоит испоганить единственную душу из-за какого-то придурка-аллахакбариста, стремящегося поскорее попасть в объятия гурий?
          Если реалии этого мира таковы, что, помимо позитивной программы, требуется еще и противостоять злу, то выполняй минимально необходимые шаги в этом направлении. Но зачем при этом марать собственную душу, которая предназначена для выполнения Первой заповеди?

        2. С философской стороны существует различие между решительностью, присущую зрелому мужу, и гневом. Решительность — заключение, хорошо и спокойно обдуманное в длительном отрезке времени, а гнев — кратковременное умопомешательство. Об этом почитайте у Сенеки. «Гнев — это все­гда воз­буж­де­ние, раз­дра­же­ние, взрыв; неисто­вая, нече­ло­ве­че­ская жаж­да ору­жия, кро­ви, каз­ни; гне­ву без­раз­лич­но, что ста­нет­ся с ним самим, лишь бы навредить дру­го­му; он лезет пря­мо на рожон, горя жела­ни­ем ото­мстить во что бы то ни ста­ло, хотя бы ценой жиз­ни мсти­те­ля». Именно гневом и страхом руководились так называемые апостолы и Павел. Ими руководило всепоглощающее желание воздать болью за боль из-за неразделенного принятия евреями их «новых ценностей» и страх перед Римской Империей, которая с легкостью могла сделать их и их сторонноков на голову короче. Поэтому они и не остановились даже перед тем, чтобы предать и подло изгадить собственный народ. Для «Понимания тонких вещей» Вы, армянин, к сожалению находитесь на неподходящей для христианских излияний и догм платформе. Прощайте.

          1. Можно придерживаться всяких воззрений, но в рамках вменяемости.
            Мотив же действий, который Вы приписываете апостолам, заставляет усомниться в вашей адекватности.
            Скажите, а Наполеон не назло лично Вам захватил Европу?
            Впрочем, аdieu

            1. Кровавый след ненависти к евреям, заложенный его апологетами-апостолами, тянется через два тысячелетия и свидетелями тому — сотни тысяч невинно уничтоженных мучеников за веру. Существует даже специальный термин для этого — «христианский антииудаизм»; об этом написаны тысячи книг и кто хочет — тот сможет прочитать. В январе этого года мы с женой две недели путешествовали по Португалии. В центре Лиссабона находится одна довольно неприментная церковь São Domingos с фасадом в стиле Барокко. Внутри, однако, она полностью обгоревшая в результате пожара 1959 г.. Её решили не восстанавливать, как напоминание о событиях, проишедших 19-го апреля 1506. Тогда один монах-францисканец утверждал, что ему явился Христос. Один еврей из числа так называемых новых христиан (cristãos-novos), находившийся тогда в церкви заметил, что так называемое чудо было лишь отражением света в стекле витражей. За это толпа верующих «усомнилась в его адекватности» и набросилась на него, забив до смерти. Так как погибший был новообращённым христианином еврейского происхождения, все cristãos-novos были обвинены в ереси и бедах, постигших Португалию. За несколько дней в Лиссабоне по разным оценкам было убито от двух до пяти тысяч евреев. Перед церковью несколько дней горел «священный костер» аутодафе, куда бросали несчастных женщин, детей, стариков. Сегодня перед церковью São Domingos возвышается большая Звезда Давида с мемориальной надписью, напоминающую о событиях тех дней, а внизу памятника — маленькая приписка: «Лиссабон — город толерантности».

    2. армянин:
      05.07.2024 в 11:08
      Лелея мечту застрелить террориста

      Действительно, пусть бандиты убивают ваших родных и насилуют ваших женщин.
      Но Зато Вы в душе будите чисты как ангел…… (только в пятнах крови)

      Правильно уже в Европе говорят, что эта либеральная идеология кастрировал всех Европейских мужчин, И превратила их в существо среднего рода. Не способного сопротивлятся исламскому фашизму. Мы просто равнодушно наблюдаем Гибель Западной Цивилизации, Как римляне наблюдали и не сопротивлялись гибели своей Империи от нашествия Варваров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *