Вдова убитого в Лос-Анджелесе россиянина арестована за угрозу агенту ФБР

0

Георгий Сафиев и Николай Харабадзе

Одним из самых зловещих насильственных преступлений «русской мафии» в Соединенных Штатах можно считать дело банды Михеля, действовавшей в районе Лос-Анджелеса в конце 2001 — начале 2002 года.
Банда в составе шести выходцев из бывшего СССР во главе с Юрием Михелем и Юриусом Кадамовасом похитила с целью выкупа четырех «русских» иммигрантов и одного американца. Бандиты получили с родственников и деловых партнеров похищенных назначенный выкуп, но своих пленников убили, причем некоторых до получения выкупа.
Арестовали их в феврале 2002 года, и через пять лет Михеля и Кадамоваса приговорили к смертной казни, что стало первыми смертными приговорами федерального суда Лос-Анджелеса за полвека. Петро Крылов был приговорен к пожизненному заключению; его подруга Наталья Соловьева и Алексеус Марковскис получили по 15 лет тюрьмы, а Айнар Алтманис, который согласился сотрудничать с прокуратурой и оказал помощь следствию, все равно получил 23 года и 4 месяца тюрьмы. Арестованных в Объединенных Арабских Эмиратах россиян Андрея Агуреева и Андрея Ляпина доставили в Лос-Анджелес, но из дела выделили. Недавно это дело получило самое неожиданное продолжение.
Тела убитых бандиты упаковывали в полиэтиленовые мешки, вывозили на север Калифорнии и топили в водохранилище неподалеку от Йосемитского национального парка. Их жертвами стали еврей-американец Мейер Мускатель, а также «русские» — владелец магазина дорогой автомобильной электроники Александр Уманский; Георгий Сафиев, которому в престижном лос-анджелесском районе Беверли-Хиллз принадлежала кинокомпания Matador Media; его партнер Николай Харабадзе и бухгалтер компании Рита Пеклер. 29-летний Ник Харабадзе был сыном грузинских актеров Русико Кикнадзе и Георгия Харабадзе, а 38-летний Георгий Сафиев, в прошлом председатель правления московского банка «Российский капитал», мог быть замешан в крупном хищении на территории России до своей иммиграции в США.
Сафиева похитили 20 января 2002 года. В тот же день он связался по телефону с партнерами в Москве, сказал, что находится в опасности, и сообщил номер счета в Дубае, куда срочно нужно перевести 5 млн долларов. 21 или 22 января Сафиев дважды звонил своему коммерческому директору Константиносу Тежику, который тогда находился в Англии, и велел перевести 969 тыс. долларов со счета Matador Media на счет компании Capital Solutions, Ltd. в Сингапур. 24 января Сафиев позвонил к себе в офис, подтвердил, что его похитили, и велел подготовить почти миллион долларов, но не сказал, кому отправить эти деньги. Не зная, что Сафиева похитили, Тежик перечислил названную сумму, а 31 января ему позвонил мужчина, назвавшийся не то Раулем, не то Рафаэлем, и сказал, чтобы Тежик выплатил 4 млн долларов тому, кто предъявит ему оригинал письма, отправленного по факсу. На письме была подпись Сафиева, который после этого пропал. В итоге похитители и убийцы Сафиева получили 900 тыс. долларов.
Дело о его похищении получило неожиданное развитие почти через десять лет. 16 декабря 2011 года к федеральному судье-магистрату Алише Розенберг явился агент ФБР Брайан Триси, который попросил и получил ордер на арест в Лос-Анджелесе 46-летней Светланы Сафиевой, вдовы Георгия, постоянно приживающей в Москве на Тверском бульваре в доме 16, корпус 5, квартира 18. Любопытно, что, судя по материалам дела, ее арестовали 15 декабря, за день до получения ордера, а затем зарегистрировали в федеральной тюрьме под № 57929-112 и 25 января 2012 года освободили под залог в 100 тыс. долларов, обязав сдать российский и британский паспорта. Сафиева не признала себя виновной, и суд присяжных назначен ориентировочно на 9 часов утра 13 марта 2012 года. В предварительном обвинении агент Триси под присягой сообщил, что Светлана Сафиева угрожала его коллеге, агенту ФБР Луису Пересу, похитить его дочь. Агент Перес возглавлял расследование похищения и убийства Георгия Сафиева, а затем помогал Сафиевой получить через суд хотя бы часть уплаченного выкупа из денег, найденных у бандитов. Сафиева считает, что Перес виноват в гибели ее мужа, так как недостаточно эффективно расследовал его похищение, а также из миллиона долларов, которые она заплатила похитителям, отдал ей только 400 тысяч, а остальное присвоил.
Она также утверждает, что Тамара Алимурадова, двоюродная сестра покойного Георгия Сафиева, и ее муж Халид Омаров похитили в Москве 14-летнего Дениса Сафиева, сына Светланы и Георгия, а саму Светлану несколько лет, вплоть до августа прошлого года, пытались отправить на тот свет отравленной питьевой водой, чтобы завладеть капиталом. Взрослая дочь Светланы Сафиевой, проживающая в Ирландии Евгения Пейн, в письме в ФБР от 6 ноября 2011 года указала, что капитал матери составляет примерно 9 млн долларов и включает недвижимость в Москве, Лондоне и Лос-Анджелесе. Как я выяснил, дом Сафиевой на Крест-роуд, 12038, в Беверли-Хиллз общей площадью 5 986 кв. футов по оценке 2003 года стоил 2 466 445 долларов, а квартиры в Москве и Лондоне еще больше.
О себе агент Брайан Триси сказал судье Розенберг, что служит в ФБР почти десять лет, а до этого четыре года работал аналитиком оперативной информации в министерствах финансов и юстиции. В бюро он занимается «различными нарушениями федеральных и штатных законов, включая похищение, захват заложников, вымогательство и другие преступления, связанные с насилием и угрозами».
Перейдя к сути дела, агент Триси под присягой сообщил, что 7 ноября 2011 года агент ФБР Луис Перес сказал ему, что в 2.36 ночи 5 ноября получил на свой сотовый телефон текстовое сообщение следующего содержания: «Я вас так ненавижу. Если вы попытаетесь игнорировать мои слова, что Дениса похитили, ваша дочь станет жить у меня, так как ее будущее со мной лучше. Никаких контактов с вами, никогда. Светлана».
Агент Триси усмотрел в этом тексте нарушение статьи 18, п. 115 (а) (1) (А), то есть угрозу «похищения члена семьи сотрудника федеральных правоохранительных органов с намерением запугать такого сотрудника и помешать или отомстить ему при исполнении им служебных обязанностей». В тот же день он выяснил, что сообщение было отправлено с сотового телефона №447729729441, который зарегистрирован на имя Светланы Сафиевой. Агент Триси установил ее дату рождения (9 августа 1965 года), номер водительского удостоверения штата Калифорния (D1996218) и вышеназванный адрес, по которому она прописана в Москве. 8 декабря 2011 года агент Перес сообщил агенту Триси дополнительную информацию о Сафиевой. Он подтвердил, что общался с ней на протяжении шести лет следствия и судебного разбирательства дела банды Михеля, а затем регулярно связывался с Сафиевой по поводу предусмотренного законом возврата денег, которые она заплатила бандитам. Луис Перес отметил, что с ним и другими агентами ФБР больше общалась не Светлана Сафиева, а ее дочь Евгения, она же Джейн.
Однако, сообщил Перес, Сафиева хорошо знала, что он летал в Москву и связывался с российскими правоохранителями, которые помогали ФБР расследовать это дело. Она знала, что агенты ФБР вместе с российскими коллегами проводили там необходимые по делу обыски, и много раз выражала мнение, будто у Луиса хорошие связи в российском руководстве и по его настоянию там могут возбуждать следствие. Перес убедился в этом, когда Сафиева попросила его «через связи в России» помешать двоюродной сестре ее покойного мужа (т.е. Тамаре Алимурадовой) завладеть всеми активами покойного Георгия. Тогда же Светлана Сафиева намекнула агенту ФБР, что Тамара и ее муж тоже связаны с российскими властями.
Сафиева прилетала в США много раз, всегда без предупреждения, и звонила Пересу из Santa Monica Hotel, где обычно останавливалась. Один раз она попросила его встретиться по срочному делу, и Перес приехал с переводчицей ФБР Анной Махил. Светлана сообщила им, что «подручные» Тамары отравили ее и Дениса, и Перес ответил, что, поскольку это произошло в России, этим должны заниматься российские власти. Он посоветовал Сафиевой, пока она в США, сделать анализ крови и сообщить ему результат, но Светлана этого не сделала. Между тем Евгения Пейн, дочь Сафиевой, рассказала агенту Пересу, что в Москве ее мать становится все агрессивнее и проявляет явные признаки паранойи и расстройства психики. По словам Евгении, мать била ее младшего брата Дениса, который сначала просил сестру взять его к ней в Ирландию, а затем, по просьбе Дениса, тетя Тамара Алимурадова и дядя Халид Омаров с разрешения властей забрали мальчика от матери. «Год назад я второй раз прекратила общение с матерью, — написала в ФБР Евгения Пейн. — Это произошло после того, как она обвинила меня в том, что я оплачиваю по всему миру людей, чтобы ее отравили и за ней шпионили. Она заявила, что я действую по указаниям моей тети Тамары и дяди Халида. Она завершила свои обвинения тем, что ее друг знает чеченцев, которые могут убить тех, кто ее отравляет, и она может обратиться к их услугам, как только продаст свою квартиру».
15 декабря 2011 года Евгения прислала агенту ФБР Брайану Триси электронное сообщение, что ее мать в очередной раз в Калифорнии и живет в Santa Monica Hotel в Санта-Монике. В тот же день Триси встретился там со Светланой Сафиевой и записал на диктофон их беседу. По словам Сафиевой, она прилетела в Лос-Анджелес, чтобы выселить жильца, которому сдала дом в Беверли-Хиллз. Сафиева также рассказала, что в августе Алимурадова и Омаров в Москве похитили у нее сына Дениса, чтобы через него завладеть ее имуществом после того, как они ее отравят. Яд был в бутылках с водой, которые ей давали московские родственники, а также сотрудники ФБР на встречах с ней в Лос-Анджелесе и горничные отелей, где она останавливалась. Яд якобы подействовал, и в Москве в августе ей стало так плохо, что Денис вызвал скорую помощь, и она десять дней провела в больнице, где ей сделали операцию и спасли жизнь. Вообще же, заявила Сафиева, она опасается, что когда Денис был маленьким и они жили в Лос-Анджелесе, его подменили клоном, и сейчас это не нее сын.
Агент ФБР Луис Перес, по словам Светланы Сафиевой, в ответе за гибель ее мужа, похищение которого он расследовал халатно. Похитителям, заявила Сафиева, она заплатила миллион долларов, из которых федеральные власти вернули ей только 400 тысяч, а остальное, по ее словам, держит у себя агент Перес. Она считает, что Перес должен ей 600 тысяч долларов плюс 100 тысяч долларов набежавших за пять лет процентов. Про угрозу Пересу похитить его дочь Светлана Сафиева сказала, что это сделала не она, а свой сотовый телефон она постоянно оставляет без присмотра в общественных местах, вроде баров, и им мог воспользоваться кто угодно.
Сафиева заявила агенту ФБР Брайану Триси, что на агента ФБР Луиса Переса у нее столько компромата в виде документов и сведений, что он вылетит с работы, как только она об этом сообщит. Она обвинила Переса в отказе помочь ей вернуть сына Дениса и расследовать, кто и зачем ее отравил. Если Перес продолжит доставать ее насчет текстового сообщения с угрозой похитить его дочь, сказала Светлана Сафиева, она подаст на него в суд в Лондоне. Она убеждена, что агент ФБР Перес не желает, чтобы она и ее сын оставались в живых, так как боится, что Денис вырастет, найдет Переса и спросит, почему тот не спас его отца, хотя мог это сделать. В будущем она не оставит Переса и его семью в покое, пока интуиция не подскажет ей, что он больше не работает против нее.
В принципе, после такой беседы агенту ФБР Брайану Триси следовало бы обратиться к психиатрам, но он, «на основании подготовки, опыта и роли в данном расследовании», в тот же день арестовал Сафиеву, а на следующий день пошел в суд и получил ордер на ее арест. Угрожать федеральным служащим, а тем более агентам ФБР, у нас безнаказанно нельзя никому, даже российским шизофреничкам с большими деньгами.

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 10, средняя оценка: 3,60 из 5)
Загрузка...

Комментарии к записи закрыты.

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0