Дэвид Сеймур: он слушал биение сердца (1911–1956)

Фото: fotogora.ru

Фотограф с Одри Хепберн
Фото: fotogora.ru

Небольшого роста, упитанный, в очках с толстыми стёклами Дэвид Сеймур походил больше на врача или кабинетного учёного, чем на вездесущего фотожурналиста, оставившего глубокий след в истории мирового фоторепортажа ХХ столетия. Он стоически переносил тяготы своей профессии и в опасных обстоятельствах держался достойно.

Дэвид Сеймур с добродушным лукавством говорил: «Всё, что нужно для фотографии — немного удачи и усилие мышцы, достаточное, чтобы щёлкнуть затвором». И уже серьёзно: «Я говорю на языке изображений».

Дэвид Сеймур не снимал эпизодов сражений и героических подвигов подобно Роберту Капе. Он сострадательно фотографировал трагедию последствий войны — жертв Гражданской войны в Испании и Второй мировой войны.

Вспоминая своего близкого друга, Анри Картье-Брессон говорил: «Капа изначально был не визуальным человеком, а искателем приключений с острым восприятием жизни. А вот ироничный Чим (Дэвид Сеймур) был философом, шахматистом, человеком хоть и нерелигиозным, но пронёсшим всю тяжесть бытия евреем в формате особой грусти».

Фото: fotogora.ru/
Фото: fotogora.ru

Дэвид Сеймур (урожд. Дэвид Шимин) родился вторым ребёнком в Варшаве в семье Регины и Бенжамина Шимин, известных издателей литературы на идиш и иврите. Они публиковали переводы классических произведений, преимущественно еврейских авторов из Европы и Америки, а также современных еврейских писателей. Книги имели большой спрос. Между двумя мировыми войнами Варшава была культурной и духовной столицей европейских евреев. К концу XIX века варшавская еврейская община насчитывала около полумиллиона человек.

С началом Первой мировой войны семья Шимин уезжает в Одессу. Переждав годы войны, «беглецы» через пять лет возвращаются в родной город. Дэвид после десяти лет обучения в еврейской гимназии Ascolax (1929), идя по стопам отца, поступает в Государственную Академию графики и книгопечатания в Лейпциге. Здесь он изучает также новую технологию цветной печати (1929 — 1931).

На следующий год Дэвид уезжает в Париж, где, продолжая образование, изучает естественные науки в Сорбонне. Однако вскоре его помыслы о будущей карьере изменились, когда возникли финансовые проблемы. В связи с антисемитскими погромами отец уже не мог его поддерживать. Помог друг семьи Д. Раппопорт, имевший в Париже фотоагентство «Рап». Он предложил Дэвиду заняться фотографией и одолжил ему камеру.

Поначалу Дэвид Шимин снимает уличные сцены, фотографирует ночной Париж, подражая Брессаи. Первый успех приходит, когда он начинает снимать объекты, связанные с рабочим классом, для левого французского иллюстрированного журнала Regards и других изданий. Дэвид, сократив свою фамилию, подписывает фотографии как «Чим» (сокращённая версия фонетического французского произношения его фамилии). Этот псевдоним прижился и часто встречается в литературе. Но в 1942 году, получив американское гражданство, он обретает новое имя — Дэвид Сеймур. Именно под этим именем Дэвид займёт в истории фотожурналистики ХХ столетия одно из первых мест.

В 1934 году Дэвид становится штатным сотрудником Regards, в котором он работал до 1939 года. С этого времени более двадцати лет он посвятит активному многогранному творчеству фотожурналиста во многих частях мира. В Париже Дэвид фотографировал Международный конгресс писателей в защиту культуры (1935) и события, связанные с образованием правительства Народного фронта во главе с Леоном Блюмом (июнь 1936). 

Чим был одним из первых фотожурналистов, начавших вести репортажи с фронтов Гражданской войны в Испании. Ещё в феврале 1935 года он делает для Regards 25 фото эссе о предвоенной обстановке в стране. Между 1936 –1938 годами Дэвид интенсивно в своих фоторепортажах освещал ход событий войны. В 1938 году он отбирает десять своих избранных испанских фотографий для первого тома «Война в Испании», подготовленного журналистом Самуилом Шнейдерманом и опубликованного издательством отца в Варшаве.

Фото: magnumphotos.com
Фото: magnumphotos.com

Фотографии Дэвида распространялись по всему миру фотоагентством Alliance, созданным фотографом Марией Эйснер в Париже. Здесь в начале 1930-х годов состоялось его знакомство с Анри Картье-Брессоном, Робертом Капой, Гердой Таро, переросшее в длительную и плодотворную дружбу. Одно время в Париже Дэвид делил с ними на паях фотолабораторию.

В 1939 году обстановка в Париже изменилась. Чим почувствовал недоброжелательное отношение к себе как к иностранцу, еврею, человеку левых убеждений. В мае он покидает Францию, получив контракт от Paris Match на документирование спасительного бегства 1000 испанских республиканцев на корабле S.S. Sinai в Мексику. Фотографии об этом вояже были опубликованы в Paris Match и Life.

Буквально накануне начала Второй мировой войны Чим приезжает в Нью-Йорк. Не имея разрешения на работу, он совместно с берлинским фотографом Лео Коном создаёт небольшую фотолабораторию Leco. Лаборатория находилась в центре города напротив нью-йоркской публичной библиотеки и скоро стала местом притяжения многих фотографов-эмигрантов, среди которых были Филип Холсман и Андре Кертеш.

С началом войны Чим добровольно вступает в американскую армию. Знание шести иностранных языков, профессия фотографа, а также слабое зрение предопределили его назначение. Его направляют в подразделение аэроразведки, расположенное в Англии, для расшифровки фотоинформации. В 1942 году Чим получает американское гражданство и новое имя Дэвид Сеймур. В этом же году его родители были убиты нацистами.

Софи Лорен Фото: Дэвид Сеймур | Magnum Photos
Софи Лорен Фото: Дэвид Сеймур | Magnum Photos

Вскоре после освобождения Франции младший лейтенант Дэвид Сеймур с медалью «Бронзовая Звезда» на груди приезжает в Париж. Происходит его знаменательная встреча с Анри Картье-Брессоном и Робертом Капой. Они обсуждают возможность создания после войны фотоагентства нового типа. Война окончилась. Дэвид Сеймур возвращается в Нью-Йорк и продолжает работать в фотолаборатории Leco. 27 апреля 1947 года на ланче в кафе Музея современного искусства (МоМА, Нью-Йорк) собрались Анри Картье-Брессон, Роберт Капа, Дэвид Сеймур, Джордж Роджер и Уильям Вандиверт для обсуждения и создания ранее задуманного фотоагентства. Согласно легенде, полуторалитровая бутылка шампанского (Магнум), распитая в тот день, дала название вновь образованному фотоагентству «Magnum-Photos». Достовернее предположить, что название «Магнум» имеет латинское значение «Большое, великое», реально соответствующее уровню нового фотоагентства.

«Магнум» давал фотографам больше творческой возможности в выборе темы и сохранял за ними авторские права. Тогда, как работая по контракту со многими газетами и журналами, например Life, они теряли свои авторские права на публикуемые фотографии. В основу эстетики творчества членов «Магнума» был принят принцип «решающего момента» Картье-Брессона.

Он так его пояснял: «В этом мире нет ничего без своего решающего момента. Есть только один момент, когда все элементы, находящиеся в движении, сбалансированы. Фотограф должен уловить этот момент. Фотографировать — это в один и тот же миг, в малейшую долю секунды распознать факт и строгую композицию увиденных форм, которые выражают этот факт. Поставить на одну линию прицела свой ум, глаз и сердце. Фотографировать — это затаить дыхание, когда все наши способности действуют совместно перед ускользающей реальностью».

Наиболее ярким и последовательным выразителем концепции Картье-Брессона среди членов «Магнума» был Дэвид Сеймур. Первым президентом «Магнума» был Роберт Капа. После его трагической гибели в 1954 году новым президентом избирается Дэвид Сеймур.

В 2007 году праздновалось 60-летие образования «Магнума». К этой дате был выпущен уникальный альбом из 13 фотографий тиражом 75 экземпляров и стоимостью 12,5 тыс. долларов. Фотографии отпечатаны на бумаге, покрытой платиновой эмульсией, что придаёт снимку ощущение глубины и мягкости изображения. Текст альбома набран вручную старомодным способом высокой печати. Переплёт также сделан вручную. В альбоме среди избранных фотографий представлен пронзительный снимок Дэвида Сеймура из серии «Дети Европы», названный им: «Сирота Терешка, пережившая немецкий концлагерь, делает мучительную попытку нарисовать свой дом».

После окончания войны Дэвид Сеймур лишь в 1947 году смог вернуться к фотожурналистской работе. По контракту с журналом This Week он на протяжении двух лет, путешествуя по Европе, делает фото эссе «We Went Back», показывая многие памятные места Второй мировой войны: Омаха-Бич («Children playing on Omaha Beach, Normandy»,1947), Франкфурт («Woman in her garden amid ruin»,1947), концентрационный лагерь Дахау…

Ещё во время работы с журналом This Week к Сеймуру обратился Международный фонд помощи детям (UNICEF) с просьбой сделать фоторепортаж о послевоенном положении детей. На собственном автомобиле он целый год ездил по Греции, Италии, Австрии, Венгрии и Польше, создавая глубоко эмоциональную картину послевоенной детской трагедии. Он рассказывал: «Куда бы я ни шёл, я видел детей, мечтающих о мирной жизни, но находившихся в руинах жизни родителей».

Сеймур отснял 257 кассет, запечатлев сотни детей, оставшихся осиротевшими, покалеченными, бездомными. К числу наиболее впечатляющих фотографий относится упомянутый ранее портрет польской девочки Терешки из школы детей с психическими отклонениями. Её попросили нарисовать на классной доске свой дом. В результате на чёрном фоне появился клубок белых хаотичных линий. Так она воспроизвела свой дом, разрушенный бомбёжкой. Фотография стала символом детей войны.

В декабре 1948 года Life опубликовал фоторепортаж «Дети Европы». Годом позже ООН выпустил альбом фотографий Дэвида Сеймура с импровизированным «Письмом взрослому» от одного из детей, пострадавших в войне: «Я хотел бы говорить в меньшей степени о себе и в большей — о 13 миллионах брошенных детей в Европе, для которых первое впечатление о жизни родилось в атмосфере смерти и разрушения, чьи первые годы прошли в подвальных убежищах, на улицах под бомбами, в горящих гетто, на поездах для беженцев и в концентрационных лагерях».

Между 1949 и 1955 годами Дэвид Сеймур интенсивно разъезжал по Европе и США. В 1949 году в Риме он для альбома «The Vatican: Behind the Scenes in the Holy City» делает 2500 фотографий, запечатлев интерьеры соборов, портреты священнослужителей, горожан и крестьян.

В этот период Сеймур четыре раза побывал в Израиле. Среди его многих израильских фотографий, часто репродуцируемых, есть снимок мужчины, держащего на поднятых руках первого младенца, рождённого в мошаве Альма (1951). Не менее примечательна фотография «Импровизированная свадебная хупа», 1952, на которой показана молодая пара под тентом, поддерживаемым винтовками и вилами на фоне горной гряды. Эта фотография анонсировала персональную выставку Дэвида Сеймура «Reflection from the Heart» в ICP (2007, Нью-Йорк).

Пабло Пикассо Фото: spletnik.ru
Пабло Пикассо Фото: spletnik.ru

В 1955 году в Музее современного искусства (МоМА, Нью-Йорк) открывается подготовленная Эдвардом Стейхеном выставка «Род человеческий». Среди отобранных из около двух миллионов фотографий представлен снимок Дэвида Сеймура. Выставка побывала во многих странах мира. Её посетило более 9 миллионов человек. В следующем году работы Дэвида Сеймура были представлены на первой объединённой экспозиции «Магнума» на выставке Fhotokina в Кёльне.

Осенью 1956 года Дэвид Сеймур по договору с журналом Newsweek отправляется делать фоторепортаж о боевых действиях во время Суэцкого кризиса. 10 ноября 1956 года по прошествии четырёх дней после прекращения международного конфликта в зоне Суэцкого канала Дэвид Сеймур, ехавший в Эль-Куантару с фотожурналистом Жаном Роем (Paris Match) на съёмку обмена раненых солдат, был убит автоматной очередью египетского солдата.

Дэвиду Сеймуру было 45 лет. Его другу Роберту Капе, погибшему в 1954 году, — 41 год. За то немногое время, что им было отведено, они по праву обрели славу лучших военных фотожурналистов в мировой истории фотографии. Имя Дэвида Сеймура внесено в число почётных членов Международного Пресс-клуба (Нью-Йорк). В Израиле создан фонд Роберта Капы/Дэвида Сеймура для содействия пониманию и повышению роли фотографии как среды, выражающей гуманизм.

Дэвид Сеймур был отзывчив и искренен в сопереживании, с сердцем, открытым для чужого горя и радости, он тепло относился к людям. Ему принадлежит множество искренних, выразительных фотографий исторических событий ХХ столетия. На его снимках — хроника трагедий, непосредственным свидетелем которых он был. Дэвид сострадательно, как собственное несчастье, фотографировал беженцев, женщин и детей, под бесконечными бомбардировками в период Гражданской войны в Испании, детей, оставшихся сиротами после Второй мировой войны, и жизнеутверждающие события молодого Государства Израиль. Он обладал редким даром фотожурналиста — одним кадром отобразить историческое событие.

Лев ДОДИН

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *