ПОД ПЯТОЙ «ДОСТОИНСТВА И СВОБОДЫ»

b062723f32e3a555fad513fdd9d6a08246743be7Правосудие11

Израиль создавался как государство еврейского народа, на протяжении тысячелетий страстно мечтавшего о своем возрождении: «Еще не погибла наша надежда быть свободным народом в своей стране, стране Сиона».
Таким образом не случайно государство Израиль было провозглашено одновременно и еврейским, и демократическим.
Родимым пятном этого двойного статуса явился «статус кво», установленный между Бен-Гурионом и равом Карелицем: в общественной, государственной сфере чтутся законы Торы, в индивидуальной – свобода совести и права гражданина.
Демократические идеалы наполнялись идеалами национально-религиозными; политические свободы, негласным образом, поддерживались галахой, заведомо не требующей от «украденных младенцев» покорности Торе.
«Единственная демократия на Ближнем востоке» оказалась возможна лишь в форме религиозно-осмысленного — по существу «теократического» — существования «единственного народа на земле».
Первые десятилетия своего существования страна эта поражала воображение своей гордой стойкостью и невообразимой «удачливостью».
Кульминацией этого периода явилась операция «Энтеббе» (1976), когда отряд израильских спецназовцев освободил еврейских заложников в далекой Уганде.
Но после того что-то пошло не так. В такой мере не так, что сегодня государство это уже нельзя назвать ни еврейским, ни демократическим, силовики которого отказываются спасать евреев от рук арабских погромщиков, даже в «международно-признанных» границах.
Процесс отказа от «надежды свободно жить в своей стране» имел множественные причины, но управлял этим процессом один единственный человек — Аарон Барак.
С одной стороны после операции «Энтеббе» к власти пришли правые, но с другой – как раз в ту же пору — Барак запустил свой антисионистский проект, вокруг которого вскоре сплотились все левые силы, утратившие парламентское большинство.
В том — 1976 году, когда ЦАХАЛ освободил в Уганде еврейских заложников, Аарон Барак оказался на посту юридического советника правительства Ицхака Рабина.
Услышав о намерении последнего назначить Ашера Ядлина на пост главы Центробанка, Аарон Барак предал гласности материалы, уличающие Ядлина в коррупции, и объявил, что судить сего привилегированного ашкеназа будут как социально незащищенного «марокканца» («Дин Ядлин, кмо дин Бузагло»). Кому-то показалось, что этим выражением Барак намекнул на равенство всех граждан перед законом. Но время открыло другой смысл его слов: отныне Суд будет считаться с политиками, не более чем сами политики считаются с «марокканцами».
Министр строительства Авраам Офер, выступивший с критикой Барака, также был обвинен последним во взяточничестве. 3 января 1977 года Офер покончил с собой, оказавшийся не в состоянии вынести травлю, организованную против него в СМИ. В правительстве никто не верил в виновность Офера, а Барак прокомментировал сообщение о самоубийстве словами: «Теперь его имя навсегда останется незапятнанным» (об этой трагедии не так давно вспомнили в связи с самоубийством Хаима Вальдера – непримиримого критика Барака)
Далее наш прыткий советник объявил об открытии уголовного дела против супруги премьер-министра, владевшей незаконным валютным счетом. После этого Барак сообщил Рабину, что расплаты можно избежать, если он – Ицхак Рабин – откажется от своего поста. Так судебное решение было превращено в средство политической сделки.
В 1978 Барак вошел в состав Верховного Суда, а в 1995 стал его председателем.
В этот период, путем судебных постановлений Барак наделил покинутый им пост юридического советника правительства полномочиями генерального прокурора, сделав тем самым его рекомендации обязательными для выполнения. Простой чиновник оказался наделен правом вета любого решения демократически выбранного правительства.
В этот период Барак раскрылся как недюжинный теоретик, внушающий общественности, что суд не обязан считаться с волею Законодателя, что в эру деконструктивизма следует пользоваться средствами «юридической герменевтики», предоставляющей широкий простор «судебному усмотрению» («шикуль даат шипутит»).
По «усмотрению» Аарона Барака БАГАЦем стали выноситься самые причудливые приговоры. Но главное, Барак «усмотрел» свое полное право вмешиваться в политику: «Любое действие на политической или государственной арене будет рассматриваться также и судом. Утверждение, что это дело сугубо политическое, а не юридическое, – неверно. То, что это дело политическое, не может сокрыть от нас того факта, что это дело является и юридическим одновременно».
Подход этот лег также в основание практики селективного рассмотрения подаваемых исков («зхут амида»): не всякая жалоба удостаивается возможности рассмотрения Верховным судом, но лишь та, которая направлена на ослабление сионистского нарратива.
Однако одного «герменевтического» раздувания своих полномочий Бараку показалось недостаточно.
17 марта 1992 года по его наущению Кнессет принял закон о «Достоинстве и свободе человека», после чего Барак дал понять, что мышеловка захлопнулась, и о достоинстве и свободе еврейского народа можно позабыть.
Постановления народных избранников правой ориентации превратились в рекомендации. Не руководство страны, а Верховный Суд решает, «незаконные строения» лиц чьей национальности будут сноситься, а чьей легализоваться (так в Иудее и Самарии появилось 75 т. «дополнительных» арабских строений); где пройдет забор безопасности; перед кем будут открыты границы государства; сколькими министерскими портфелями может располагать политик, останется ли на своем посту офицер, отстраненный главнокомандующим, и пр. и пр.
Но главное, БАГАЦем был взят курс на полное лишение Израиля его национальных черт и превращение в общегражданское государство. Стремясь торпедировать эту тенденцию, в 2018 году Кнессет принял закон, объявляющий Израиль «государством еврейского народа», но «пропустивший» этот закон БАГАЦ оговорился, что он ему не указ, что «гражданские права» мастью выше «еврейских национальных». Тысячелетняя мечта еврейского народа свободно жить в своей земле оказалась не просто под вопросом, она оказалась на скамье подсудимых.
Старая левая элита, слепо верящая, что национально-ориентированные и религиозные граждане Израиля, составляющие большинство населения, превращают «единственную демократию на Ближнем востоке» в «Иран», узрела в Бараке своего спасителя и полностью разделила его концепцию приоритета (просвещенной) «власти закона» над сиюминутной прихотью (невежественного) электората.
В 2000 году бывший председатель Верховного суда Моше Ландау (1912-2011) в интервью газете «Аарец» констатировал, что Барак «устанавливает в стране судебную диктатуру».
Но диктатура эта обеспечивалась не только судом. Чтобы полностью устранить чинимые Кнессетом помехи, уже на самых ранних этапах судейского переворота была создана система карательной юстиции.
Деятельность демократических институтов стала контролироваться прокуратурой с помощью сбора компромата на народных избранников, а в случае отсутствия таковой, с помощью фабрикации против них уголовных дел.
Таким методом еще в 90-х от политической деятельности были отстранены Рафаэль Эйтан и Авигдор Кахалани, с помощью этого приема удалось сорвать назначение на пост министра юстиции профессора Якова Неемана и Руби Ривлина.
Что же касается Ариэля Шарона, то он (по словам Цви Генделя, обязавшегося назвать свои источники в открытом суде), ради сокрытия своих коррупционных махинаций согласился уничтожить Гуш-Катиф.
В 2007 году с поста министра юстиции был смещен Хаим Рамон. Ради того, чтобы не допустить планируемые им реформы, из-за границы была срочно доставлена женщина, которую Рамон когда-то прилюдно поцеловал. Под давлением полиции «пострадавшая» засвидетельствовала, что не получила от того поцелуя ни малейшего удовольствия, и Рамон лишился своего поста.
В 2019 году Рамон опубликовал книгу «Против ветра», в которой среди прочего показал, что практика судебного преследования независимых политиков представляет собой отработанную систему.
Ранее аналогичное расследование было произведено бывшим министром юстиции Даниэлем Фридманом в книге «Кошелек и меч: правовая революция и ее слом» (2013).
В 2016 году Шахар Гиносар опубликовал журналистское расследование, в котором поведал, что полиция на протяжении долгих лет собирает на политических деятелей компромат, который извлекается из «папки» по требованию. Ответственным за сбор материалов является начальник следственного отдела Мени Ицхаки.
Попытка Кнессета создать комиссию по расследованию этой практики была купирована депутатами — ревнителями «власти закона» (в первую очередь Кахлоном).
Наконец, в феврале 2022 года журналист Томер Ганон раскрыл, что «папка Ицхаки» в значительной мере пополняется незаконными средствами. По сведениям Ганона, на протяжении по меньшей мере последних шести лет сбор информации о гражданах Израиля велся заведомо не санкционированными средствами: телефоны сотен если не тысяч израильтян взламывались с помощью шпионской программы Pegasus.
Поставив во главу угла «права человека», Верховный суд явился главным нарушителем этих прав. Под брендом «власти закона» в Израиле утвердилась преступная карательная система, коррупционная деятельность которой, впрочем, не ограничивается вмешательством в политику.
Так, например, прокуратура похоронила дело по отмыванию мафиозных денег Налоговым управлением. Не добившись от прокуратуры указания причины прекращения следствия, контролер — судья Ила Герстель в 2016 году ушла в отставку.
Позже, в ответ на свои настоятельные запросы омбудсмен Давид Розен получил извещение, что дело было закрыто, потому что все документы по ошибке, были уничтожены.
К сказанному остается добавить, что центральные СМИ были превращены прокуратурой в свою пресс-службу, лишь отвлекающую внимание публики от того, что действительно происходит в стране.
Это обстоятельство сыграло важную роль в продвижении одного из главных проектов Системы – в отстранении от власти Нетаниягу, в очередной раз победившего на выборах в 2015.
Чем этот умеренный и осторожный политик, всегда с почтением отзывавшийся о «власти закона» и выступавший в 2008 году против разделения должностей советника и прокурора (!) оказался неугоден Системе?
По-видимому, лишь тем, что он раз за разом избирался «быдлом» («асафсуф») и сохранял символическую независимость перед «властью закона». Но к тому моменту Судебную диктатуру перестала устраивать даже видимость политической независимости, и в 2016 году на Нетаниягу началась охота.
В течение трех лет против главы правительства было заведено четыре уголовных дела.
Единственное из «преступлений», которого сам Нетаниягу не отрицает, состоит в том, что он продолжал угощаться сигарами своего давнего друга после того, как стал премьер-министром. Сумма этой «взятки» остается невыясненной (дело «1000»).
Со временем премьера обвинили (дело «3000») во «вмешательстве» в закупку германских подводных лодок (при том, что подводный флот является оружием премьер-министра).
Два других «преступления» сводились к якобы предпринимавшимся Нетаниягу попыткам повлиять на владельца «Едиот ахронот» Мозеса (дело «2000»), и на новостной сайт «Валла» (дело «4000») с целью улучшения своего медийного имиджа.
Группа американских юристов сделала специальный доклад, в котором засвидетельствовала, что за всю историю демократии ни одному политику ни в одной стране мира не вменялось в вину «задабривание» прессы. Но распираемая чувством своего морального превосходства израильская юстиция смело зашагала впереди всей планеты.
В течение трех лет группа из 400 следователей (потратив полмиллиарда шекелей) с привлечением электронных средств разведки перевернула вокруг Нетаниягу все половицы.
Охота сопровождалась регулярными «сливами» в прессу всевозможных «версий», выбиваемых из (задержанных по фиктивным обвинениям) приближенных Нетаниягу.
Но осенью 2021 года истина стала робко выходить наружу благодаря такому случайно сохранившемуся рудименту демократии, как открытый судебный процесс.
Сам Суд – интегральный элемент коррумпированной Системы — разумеется, не может пойти против нее. Никто всерьез не рассчитывает на то, что Нетаниягу получит оправдательный приговор. Однако это не отменяет открытости и публичности самого разбирательства.
БАГАЦ отказал Нетаниягу в том, чтобы происходящее в зале суда транслировалось по телевидению, но заседания проходят при открытых дверях, и присутствующие в зале юристы-добровольцы (К.Бараши, Э.Ципори, Д.Форер) ретранслируют происходящее в социальных сетях.
Судебный процесс по «делу 4000» обнаружил не только кафкианскую вздорность обвинений, не только полное отсутствие какого-либо «задабривания» на фоне исключительно негативного освещения «Валлой» политики Нетаниягу, но и бесчисленные нарушения процедурных и следственных норм.
Преступления полиции и прокуратуры оказались засвидетельствованы в многочисленных показаниях как свидетелей, так и самих следователей (вызванных защитой в качестве свидетелей).
Наконец, сама прокуратура была вынуждена признать, что взламывала телефоны людей из окружения Нетаниягу.
Уже только по следам одного этого процесса должна быть создана специальная следственная группа, призванная расследовать все подробности государственного переворота.
А переворот произошел: клеветническая кампания сказалось на очередных выборах, и летом 2021 года было сформировано лоскутное правительство, отправившее в оппозицию национально-религиозное «быдло».
Создание коалиции из мусульманских братьев, классических левых и инспирированных прокуратурой марионеточных правых партий ознаменовало собой полную победу Системы судейской диктатуры.
Когда Ганон поведал о полицейском шпионаже за народом Израиля, это обвинение некому было расследовать. Правоохранительные органы всех уровней оказались впутаны в это преступление, а поставленное Системой правительство их покрыло.
Как такое могло случиться? Как страна, тысячелетия шедшая к своему возрождению, могла рухнуть, замороченная «юридической герменевтикой» и сказками о том, что ее вера в себя превращает ее в «Иран»?
Кто этот злой гений — Аарон Барак?
«В июне 1941 года, – рассказывает он о себе, — мне было пять лет, когда немцы захватили Каунас, в котором мы жили. И мы попали в ад. Литовцы устроили нам погром, а тех, кто выжил после этой резни, собрали на одной из площадей города. Многие умерли там в давке от удушья и от голода, от случайных выстрелов… В 1943 была «детская акция». Уничтожили всех детей. Чудом мне удалось выжить».
Ради чего Всевышний сотворил это чудо, сведшее на нет чудо возрождения Его государства?!
«Этот человек для меня загадка, – сказал о Бараке его старший коллега Моше Ландау. — Вопрос о том, что движет Аароном Бараком, — это вопрос, на который у меня нет ответа».
Тем не менее, разрешение этой загадки просматривается в эсхатологических прозрениях еврейской традиции.
Среди пророчеств, касающихся войны Гога и Магога, имеются такие слова: «И воззрят на меня, которого пронзили, и будут рыдать о нем, как рыдают о единородном сыне …» (Захар 12:10). Традиция относит эти слова к Машиаху бен Йосефу. Он будет убит. Но после того явится Машиах бен Давид и вернет его к жизни.
Согласно учению рава Кука, светское сионистское государство — это и есть Машиах Бен Йосеф, которому предстоит погибнуть («Орот Исраэль» 6.6). Давно известно также и имя убийцы – Армилус.
Впервые имя это упоминается в переводе Йонатана бен Узиэля: «Бить будет он страну бичом речей своих, и духом уст своих умертвит Армилуса нечестивого» (Ишайя 11:4).
В «Эмунот ве-деот» Саадия Гаон приводит основывающуюся на пророках агаду, согласно которой сначала из галута явится Машиах бен Йосеф, который завоюет Иерусалим. Но против него выступит царь Армилус, который его убъет и покорит священный город. Многие евреи убегут в пустыню, и только после тех бедствий явится Машиах бен Давид.
Итак, «антихристом», убийцей Машиаха Бен Йосефа является гойский царь Армилус, которого принято отождествлять с дежурным антисионистским лидером. Когда-то главным соискателем на эту роль считался Арафат, сегодня, по-видимому, им оказывается президент Ирана Ибрахим Раиси. Однако у Армилуса имеется также и еврейское измерение, имеется также и полноценный израильский компаньон.
В книге «Коль аТор» рава Гилеля Ривлина, со ссылкой на Виленского Гаона сказано, что Армилус – это «сар эрев рав», что по смыслу соответствует лидеру левой израильской элиты.
«Армилус, – читаем мы в «Коль аТор», — князь эрев рав — может разрушить Израиль и весь мир. Главное стремление эрев рав – это спарить Эсава с Ишмаэлем и разделить между Машиахами. В этом суть его призвания и его войны. Эрев рав – самый великий наш ненавистник, действующий посредством мошенничества».
Мошенническими приемами Барак отсек «единственную демократию на Ближнем востоке» от национальной воли еврейского народа и подчинил страну Бога Живого собственному диктату.
Правой рукой превращая еврейское государство в общегражданское, левой рукой Барак передавал свое детище в руки исламского меньшинства.
Но мусульманский стервятник, разумеется, не станет ждать полного воплощения всех тех благ, которые ему сулит общегражданский «Израиль» Аарона Барака. Он набросится на свою жертву при первых проявлениях слабости, которые уже налицо.
Недееспособностью отличалось уже предыдущее «паритетное» правительство. Проведенная им операция «Страж стен» (2021) сопровождалась волной еврейских погромов, которые не только не пресекались полицией, но и остались безнаказанными.
При нынешней коалиции, включающей в себя партию, поддерживающую террор, погромные настроения среди арабских граждан заметно усилились. Никто не сомневается, что отныне любой военный конфликт с внешним врагом будет сопровождаться арабским восстанием внутри страны.
Итак, не только пророческие тексты, но и трезвый взгляд на ближневосточную действительность подсказывают, что возрождение Израиля – воскресение Машиаха бен Йосефа -произойдет в результате столкновения с этой действительностью, т.е. в результате такого военного столкновения, которое заставит задуматься даже «интеллектуалов».
Неизбежен ли такой вариант?
Согласно каббалистической доктрине, Машиах бен Йосеф будет лишь выглядеть мертвым, как выглядел мертвым в глазах своего отца Йосеф. Он выглядел мертвым, однако оказался живым. Также и его помазанник – сын. Речь, таким образом, идет о перерыве, о временном замирании. Как сказал Магараль: «в восхождении Машиаха бен Йосефа будет момент, когда оно прекратится, и возобладают над ним народы, и будет перерыв в его восхождении» («Нецах Исраэль» 34).
Возможно, наблюдаемая нами сегодня смерть еврейского государства — лишь кажущаяся, и уже на следующих выборах постылая власть судебного спрута будет сброшена, и в стране начнется не только национальное, но и религиозное возрождение.
Однако для соответствующей победы народу требуется выйти из той политической апатии, в которую его ввергли годы безвластия.
Иначе не одолеть. Ведь на сей раз правые пойдут на выборы не только с требованием судебных реформ, но также и с угрозой возбуждения уголовных дел. А это значит, что загоняемая в угол «власть закона» может попытаться фальсифицировать глубоко презираемые ей «демократические выборы».
Помимо опасности вбросов и подтасовок, следует принять во внимание, что председатель Центральной избирательной комиссии, во-первых, назначается Верховным судом Израиля из числа входящих в него судей, а во-вторых, наделен чрезвычайными полномочиями.
При незначительном перевесе правых голосов соблазн отнестись к этому перевесу не буквально, а «герменевтически» может оказаться исключительно велик.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Барац

Автор Арье Барац

Арье Барац — израильский литератор и публицист, автор художественных и религиозно-философских книг: «Два имени Единого Бога», «Там и всегда», «Теология дополнительности», «День шестой» и пр. Родился в 1952 году в Москве, окончил Медико-биологический факультет РГМУ. Изучал философию в семинарах Л. Черняка, В. Сильвестрова, В. Библера. С 1993 по 1996 обучался в Иерусалимской йешиве «Бейт-мораша». С 1992 проживает в Израиле, где с момента приезда сотрудничал с газетой «Вести». С 1999 по 2018 год вел в этой газете еженедельную религиозно-философскую рубрику.
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *