Культовый фотограф Арт Кэйн (1925–1995)

The kids are alright, Art Kanefffffff

Фото: img-fotki.yandex.ru

В 1950–1970-х годах Арт Кэйн был наиболее публикуемым и щедро награждаемым американским фотографом.

Его фотографии были возбуждающими, новаторскими и шаловливыми, зачастую отвергаемыми журналами за эротическую обнажённость. Его новшества в создании сложных композиционных изображений предшествовали достижениям компьютерной графики. Использование им сверхширокоугольного объектива и шокирующего цвета изменили американскую рекламную фотографию. Подобно своим современникам Гаю Буэдину (1928–1991) и Гельмуту Ньютону (1924–2004) Арт Кэйн тяготел к резкому, насыщенному цвету, эротизму и сюрреалистическому юмору.

Арт Кэйн (Артур Кановский) родился в Бронксе в еврейской семье, бежавшей из Украины от еврейских погромов. Его отец, получив в 1932 году гражданство, англизировал свою фамилию Kanofsky в Kane, чтобы полностью раствориться в новой стране.

Первая фотографическая проба 12-летнего Арта принесла ему разочарование. Развевающийся американский флаг на высоком флагштоке, снятый отцовской камерой в бронкском зоопарке, не доставил творческой радости. Такой яркий, такой величественный наяву, он получился на фотографии в виде маленькой, еле заметной точки. «Это не моя фотография, — воскликнул Артур. Это не то, что я видел»! Но это было тем, что увидела камера.

Интерес к фотографии пропал. Кэйн мечтал стать иллюстратором подобно Норману Роквеллу и Низму Виэсу. Окончив школу, он поступает в Cooper Union School of Art в Нью-Йорке. Вторая мировая война прерывает занятия. После первого семестра Кэйн добровольцем вступает в камуфляжный батальон. Он разрисовывает борта грузовиков, конструирует маскировочные костюмы для снайперов. Его особенно секретной службой в Нормандии было создание ловушек для немцев. В огромных количествах изготавливались надувные резиновые танки, грузовики, тяжёлая артиллерия. Вся эта «техника», не очень маскируясь, располагалась в местах предполагаемых атак немцев, включалась звукозапись работающих двигателей, скрежета гусениц. Как и положено, при попадании немецких снарядов надувные машины взрывались.

Фото: art-sheep.com
Фото: art-sheep.com

Вернувшись после окончания войны в Cooper Union, Кэйн на занятиях в обязательном фотоклассе вновь пробует фотографировать и обнаруживает, что камера больше не разочаровывает. Ещё до окончания колледжа в 1950 году он начинает заниматься дизайном в журнале Esquire, все более увлекаясь фотографией. «Я осознал, что фотография не является просто актом регистрации увиденного, а равным образом это акт творчества, выбор того, что ты осознаёшь для себя важным, — вспоминал Кэйн о том времени. — Я был очень горд собой, я знал, что победил предубеждение. Этот инструмент, о котором я с презрением думал все эти годы, теперь оказался почти что другом, если не другом, то, по крайней мере, сообщником, который не будет главенствовать надо мной». Дизайн и фотография нашли в нём своего творца.

В 26 лет Арт Кэйн становится художественным директором Seventeen, самым молодым среди своих коллег, работавших в ведущих журналах того времени. Не оставляет он и фотографию, занимаясь в 1956 году у легендарного художественного директора и графического дизайнера Алексея Бродовича в The New School. Кэйну нравились работы Анри Картье-Брессона, Юджина Смита, Брюса Смита, Брюса Дэвидсона, однако, «реальность для меня не является определяющей, я гораздо менее заинтересован в фиксации объектов, чем в ощущении того, какие чувства они во мне вызывают», — говорил он. Фотографии Кэйна отражают его размышления об объекте. Он воссоздавал посредством камеры впечатление от увиденного, которое он, будучи мальчиком, не смог передать от поразившего его флага на высоком флагштоке.

Шесть лет Арт Кэйн посвятил журналу Seventeen, получив много наград, достигнув вершины успеха, он бросает его и в поиске нового приложения своих творческих сил становится на недолгое время художественным директором рекламного агентства моды Irving Serwer Agency. Иногда Кэйн продолжает фотографировать для Seventeen и других журналов. Так продолжалось до августа 1958 года, когда во время своего двухнедельного отпуска он делает для журнала Esquire свою наиболее известную фотографию «Великий день в Гарлеме». На East 126th Street Кэйн собрал для съёмки 57 легендарных джазовых музыкантов.

Как хорошо сказал Шарль Бодлер о музыке: «Порою музыка объемлет дух, как море…». Ведь это и о джазе, олицетворяемом такими всемирно известными американскими джазменами, как известный трубач и композитор Гиллеспи, первый в истории джаза выдающийся тенор-саксофонист и импровизатор Колеман Хавкин, джазовый пианист и композитор Телониус Монк и многие другие классики джаза, представленные на групповом портрете.

Фотография «Великий день в Гарлеме» и последующие снимки Арта Кэйна 1960-х годов сделали зримой легендарную эпоху рок-музыки. Замешанная на томительном чёрном блюзе, ковбойской музыке кантри и немного на джазе, она возникла в Америке в начале 1950-х годов и осталась вехой в массовой культуре ХХ столетия. В сущности, блестящая карьера Арта Кэйна как фотографа рок-н-ролла, рекламы и моды началась после громкого успеха фотографии джазменов и награждения его нью-йоркским клубом художественных директоров золотой медалью. Об истории съёмки этой фотографии в 1995 году был создан документальный фильм «Великий день в Гарлеме», номинированный на премию Оскар. Эта фотография была воспроизведена и в фильме Стивена Спилберга «Терминал» (2004).

Арт Кэйн одним из первых фотографировал рок-группу Rolling Stones (1966) и отдельно Джонса Брайана для эссе «Идолы подростков», опубликованного в журнале McCall’s. Он относил Stones к бунтовщикам, тогда как Beatles, он считал, создавали слишком благостный образ. Чтобы отразить своё суждение, Кэйн купил перед съёмкой Брайана несколько почтовых открыток королевы Елизаветы II. На фотографии показан Брайан, ковыряющий открыткой в зубах. Редакторы McCall’s сочли фотографию шокирующей и не опубликовали её. С тех пор она не появлялась в печати.

К этому фотоэссе относится и портрет Боба Дилана. Поначалу Боб всячески уклонялся от съёмки, отделываясь шутками и насмешками. В конце концов, рассерженному Кэйну всё же удалось уговорить Боба сфотографироваться. На фотографии Дилан сидит в углу комнаты, согнувшись, как бы говоря: «Ладно, ты выиграл». Фотоэссе «Идолы подростков» включало также портрет певцов Сонни и Шер, воплощавших в то время новую американскую молодёжную культуру.

В 1968 году журнал Life предложил Кэйну портретировать великих рок-музыкантов для фотоэссе «Новый рок». К наиболее известным фотографиям этого проекта относится снимок английской рок-группы The Who. Кэйн снял четвёрку музыкантов около кампуса Колумбийского университета, укрытых анлийским флагом. Композиция фотографии навеяна хореографией танца «Тент» в постановке Элвиса Николаса, в котором танцоры завёртываются в большую парящую простыню. Фотография Кэйна была представлена и на конверте альбома группы «Дети в порядке». Тогда же Арт Кэйн для фотоэссе «Новый рок» сфотографировал в Филадельфии гастролировавшую по США одну из лучших английских рок-групп Cream, представив трёх музыкантов сидящими на рельсах.

Кэйн, фотографируя музыкантов, всегда искал для каждого из них свой характерный изобразительный образ. У него нет броских эпатажных сцен, часто импровизируемых артистами намеренно. Эти фотографии обрели долгую жизнь. Они широко репродуцируются в книгах, журналах, газетах, на почтовых марках. Они служат источником для понимания как музыки рок-н-ролла, так и времени его расцвета.

С начала 1960-х годов Кэйн начинает всерьёз заниматься фотографией моды и рекламы. Его увлекли творческие возможности реламной фотографии. Буйное воображение Арта требовало новых изобразительных решений: фотомонтаж, печать с нескольких слайдов, селективный фокус и, наконец, широкоугольный 21 мм объектив, дающий безумный крупный план, расширяющий пространство до невероятных размеров. Всё это Кэйн эффектно использовал в рекламной фотографии. Его фотографические образы отражают личность автора, его интроспективность, о которой сам Кэйн говорил так: «бедный сукин сын, для которого реальный мир недостаточно хорошо выглядит». Его фотографии — это визуальные размышления о мире, в котором фотограф порой чувствовал себя неуютно.

Уже первые работы Кэйна обратили на него внимание редактора Vogue Дианы Вриленд и художественного директора Александра Либермана. Для этого элегантного журнала в начале 1960-х годов фотографии Кэйна были терпкими, раздражающими. Однако в 1962 году в нем была опубликована одна из наиболее известных работ Кэйна, ставшая классикой рекламной фотографии и определившая творческий стиль как самого автора, так и многих его последователей. На фотографии «Hound’s Tooth Coat» (1962) модель, рекламирующая пальто, искажённая широкоугольным объективом, развёрнута так, что создаётся впечатление парящей в пространстве фигуры навстречу протянутой руке Кэйна. Это была первая фотография моды с «широкоугольной инверсией». Поначалу консервативный мир моды отверг новое видение фотографа. Его обвинили в «антимоде». Но вскоре «парящая модель» стала как бы символом, удостоверяющим, что это «фотография Кэйна».

Иллюстрацией «фотографии Кэйна» может служить и ещё один оригинальный снимок, опубликованный в Vogue, «Cornwall Beach» (1965), рекламирующий купальный костюм. На фотографии — наверху песок и прибой, а внизу — небо. Модель снята в прыжке с берега в пространство неба.

Каждая фотография Кэйна — это результат его неустанных поисков новой формы, нового цветового и композиционного решений. Его фотографии элегантны, приковывают внимание зрителя своей чувственностью, намёками на зло, тревожностью. Кэйн несомненно сознавал существенное влияние сексуальности на моду. Она подсознательно воздействует на восприятие и оценку одежды людей: декольте, прозрачные ткани, привлекающие внимание со времён Наполеона и до наших дней.

Интерес к моде касался и лично Кэйна. Фотограф Двэн Мичалс так описал свою первую встречу с Артом Кэйном в начале 1960-х годов на одном из заседаний художественных директоров: «Я искал Арта Кэйна, стараясь представить, как он выглядит. Затем я увидел его, одетого в ярко голубую рубашку с кричащим оранжевым галстуком. Вот какой он! Подлинная звезда»!

Кэйну нравились женщины, он был пять раз женат. Многие его фотографии чувственные. «Dental Exam» (1977) — одна из таких. Фотография была сделана для косметического выпуска французского издания журнала Vogue в декабре 1977 года. Несколько искажённый крупный план лица, широко открытый рот, обрамлённый яркой красной помадой, инструменты дантиста — создают очень эффектную, осязаемую картину. Или ещё одна примечательная фотография — «Dracula» (1979), рекламирующая парфюмерию Caron. Изящная, декольтированная женщина, падающая в обморок в руки Дракулы, обнажённые клыки которого готовы вонзиться ей в шею. Драматизм зла, женская незащищённость, лёгкая ранимость, эротичность сцены невольно привлекают зрителя. Кэйн заставляет его откликнуться «на розыгрыш уязвимости женской красоты».

Кэйн был преуспевающим фотографом. Его превосходная студия располагалась над Карнеги-холлом, он фотографировал лучшие мировые фотомодели, он мог позволить себе поехать на съёмку в любую часть света. Крупнейшие журналы мод готовы были заплатить тысячи долларов, лишь бы он согласился выполнить для них работу. «Что бы он ни делал для меня, — рассказывал независимый художественный директор Герб Любавин фотокритику Джекобу Дешину, представлявшему Арта Кэйна в журнале «Популярная фотография», — я стараюсь не мешать ему. И в большинстве случаев он делал намного лучше, чем я его просил. Унего есть что-то, чего нет у других фотографов. Он превосходит их не только как фотограф со своим восприятием, но и со своей точкой зрения».

Своё восхищение творчеством Арта Кэйна отмечал его друг Энди Уорхол. Он писал: «Я думаю об Арте Кэйне как о ярком творце, подобно, скажем, сверкающему солнцу на голубом небе. Подобно солнцу, Арт освещает своим глазом объект, и то, что он видит, то и снимает — это обычно драматическая интерпретация личности».

В 1995 году через две недели после премьеры фильма, посвящённого его знаменитой фотографии великих джазменов, после двадцати лет безуспешной борьбы с депрессией Арт Кэйн покончил с собой. Неожиданный уход из жизни поверг всех, знавших его, в шок.

За более, чем 30-летнюю творческую карьеру, фотографии Кэйна многократно публиковались в журналах Life, Esquire, McCall’s, Vogue, Bazaar и в их зарубежных изданиях. Он одним из первых фотографировал знаменитые рок-группы Rolling Stones, Cream, Who. Занявшись фотографией моды, Кэйн работал с такими всемирно известными дизайнерами, как Кристиан Диор, Нина Ричи, Джанни Версачи, Карл Лагерфельд, Исиа Мияки. Его моделями были Джин Шримптон, Энди МакДауэлл, Джейн Сеймур. Коммерческие фирмы Диор, Ревлон и Кэчерел конкурировали между собой, чтобы заполучить Кэйна для рекламы косметики.

В 1964 году Американское общество медийных фотографов назвала Арта Кэйна «Фотографом года». Он обладал 14 медалями, присуждаемыми Нью-йоркским клубом художественных директоров и 8 сертификатами, удостоверяющими выдающееся мастерство от Американского института графического искусства. В 1984 году Американское общество медийных фотографов вручило Арту Кэйну диплом «За достижения на протяжении жизни».

Фотографии Арта Кэйна представлены в крупнейших художественных коллекциях мира, включая нью-йоркский музей Метрополитен и Музей современного искусства (МоМА). Арт Кэйн был одним из самых влиятельных и оригинальных американских фотографов второй половины ХХ столетия, снимавших джазовых музыкантов, моду и рекламу. Он создал свой фотографический стиль съёмки в мире моды, свой образ красоты в искусстве рекламной фотографии.

Лев ДОДИН

17a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *