«Пацаны» и «очкарики». На что рассчитывают Путин и Лукашенко в борьбе с ЕС

Clip2Net Menu_211117193812dddddd

Лагерь нелегальных мигрантов на белорусско-польской границе. Фото: Sputnik / РИА Новости

В Кремле будут до последнего мигранта защищать режим в Минске. Понимают ли это в Брюсселе и как на это реагировать Европе?

Главной проблемой Европейского союза сегодня являются дворы — точнее, их отсутствие в недавнем прошлом. Те самые обычные городские дворы, в которых звучало угрожающее «Пацан, есть двадцать копеек?!» Неправильный ответ: «Сейчас поищу, только не бейте!» Единственно правильный (даже если ты очкарик-книголюб и точно «огребешь по полной»): «Ну, возьми, рискни здоровьем!» Потому что дворы и воинские части коммунистического вчера пропитывали нравы ГУЛАГовской зоны, и эти нравы переливались в оккупированные Центральную Европу и Балтию. Только те, кто умеют безошибочно выбрать правильный ответ на вопрос про двадцать копеек/злотых/ евро, знают, что делать сейчас, когда Александр Лукашенко и стоящий за ним Владимир Путин развернули настоящую войну против Европейского союза и НАТО с помощью тысяч заманиваемых преимущественно из стран Ближнего Востока мигрантов.

Польские и литовские пограничники, их командиры и политическое руководство прекрасно понимают дворовые правила, по которым играют минский диктатор и его московские покровители. Они стоят перед толпой, которая скандирует «Германия!» — потому что именно туда большинство привезенных спецрейсами из Ирака хотят прорваться. Парадокс: поляки и литовцы фактически защищают границу Германии — страны, руководство которой (наряду с руководством Евросоюза), мягко говоря, не жалует нынешнее консервативное польское правительство. Варшава могла бы сказать в духе премьер-министра Венгрии Виктора Орбана: «Мы откроем коридор до немецкой границы, а вы уж там сами разберетесь, кто беженец, а кто — экономический мигрант». Но стоят непоколебимо. Вопрос: кто в этой ситуации проявляет ту самую вечно ускользающую «европейскую солидарность»?

Цель стартовавшей летом миграционной спецоперации Лукашенко и Путина — заставить Брюссель начать прямые переговоры с Минском о прекращении беззакония на границе с Польшей, Литвой и Латвией в обмен на снятие части санкций. Потому что Путин не может себе позволить бросить своего главного союзника в беде: это вопрос его личного престижа и политического будущего. Запасной вариант — сделать так, чтобы Урсула фон дер Ляйен и Шарль Мишель позвонили в Кремль и слезно попросили Путина утихомирить белорусского автократа. Разумеется, в обмен на что-то, что символизировало бы признание его правителем Белоруссии: возвращение в Минск послов стран Евросоюза, восстановление воздушного сообщения с Минском. А может быть, и не совсем символическое — скажем, снятие части экономических санкций с белорусского режима. И когда на рубежах Белоруссии и ЕС воцарится тишина, Владимир Владимирович мог бы сказать Урсуле Эрнестовне и Шарлю Людвиговичу: «Видите, кто на самом деле гарант мира и стабильности в Европе? А теперь позвоните, пожалуйста, в Киев Владимиру Александровичу Зеленскому (потому что как же обойтись без украинской темы?) и объясните это ему. А еще забудьте — хотя бы на время — фамилию Навальный».

Но звонок из Брюсселя все никак не прозвучит. Сергей Лавров вынужден уже прямым текстом объяснять ЕС, что нужно делать — «помочь» Лукашенко так же, как в 2015 году помогли президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. То есть попросту открыть с ним переговоры о размере отступных на «обустройство беженцев» — на которых Лукашенко, разумеется, наплевать. Министр тратит время впустую. Эрдоган, конечно, не святой. Но он не свозил беженцев со всего Ближнего Востока спецрейсами в Стамбул, чтобы потом гнать их дубинками через границу и требовать выкупа. Он воспользовался моментом, когда российские ВВС и силы Башара Асада начали наступление против противников сирийского режима, и напомнил о ключевой роли Турции как ворот Европы. Анкара заработала на этом, кто же спорит, но сравнивать Эрдогана с уже год находящейся под санкциями белорусской диктатурой не приходится. Столь откровенная попытка ударить в одну из самых болезненных и уязвимых точек внутренней и внешней политики Евросоюза заставляет Берлин, Варшаву и Вильнюс действовать вместе. Глава МВД ФРГ Хорст Зеехофер пообещал быстро прислать на польско-белорусскую границу подкрепление из числа немецких полицейских. А Литва ввела чрезвычайное положение в приграничных районах.

Так же, как и газовый шантаж , игры с мигрантами могут в перспективе выйти боком Москве и ее белорусской клиентуре. Но пока что Совет ЕС ограничился тем, что прекратил выдачу виз белорусским чиновникам по упрощенной схеме. Это явно неадекватный ответ на драматическую ситуацию в Польше, Литве и Латвии. Но на массированную эскалацию Евросоюз пока не идет. Решения в Брюсселе принимают консенсусом, поэтому они часто довольно беззубые. Это означает лишь одно — Путин и Лукашенко продолжат «миграционную войну» с Евросоюзом. Пока не прозвучит тот самый звонок фон дер Ляйен и Мишеля в Кремль. Или пока весь ЕС — от Порту до Нарвы и от Гетеборга до Мессины — не усвоит дворовую логику.

Константин ЭГГЕРТ, журналист

echo.msk.ru

16a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *